Линки доступности

Что делать, чтобы остановить иранскую ядерную программу?

В начале ноября МАГАТЭ опубликовало доклад, согласно которому в Иране создана мощная и высокоорганизованная структура, работающая в ядерной сфере – причем функции военных и гражданских агентств теснейшим образом переплетены, а производимые ими действия крайне напоминают военную ядерную программу.

Потенциально, выводы МАГАТЭ могут побудить Совет Безопасности ООН предпринять какие-то дополнительные меры, чтобы заставить Тегеран открыть свои ядерные объекты для внешних инспекций и избежать возможности появления иранской атомной бомбы. Однако Россия и Китай – два постоянных члена Совбеза – пока не заинтересованы в принятии подобных мер.

Так, в заявлении МИДа России говорится: «В России весьма озабочены тем, что доклад уже вовсю используется для подрыва усилий международного сообщества по скорейшему политико-дипломатическому урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Дальнейшее развитие событий может повернуть в опасное конфронтационное русло».

Илан Берман (Ilan Berman), вице-президент Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council), комментирует: «Новый доклад МАГАТЭ однозначно демонстрирует две вещи. Во-первых, Иран развивает не просто ядерную, а военную ядерную программу. Во-вторых, маловероятно, что эти выводы позволят создать ситуацию, когда международному сообществу удастся усилить давление на Иран. Мы видим, что в ООН очень сложно достичь консенсуса по этому вопросу, потому что Москва и Пекин прохладно относятся к идее введения дополнительных санкций».

Почему Иран?

В 1970 году Иран присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия, обязавшись развивать свою ядерную программу под контролем МАГАТЭ и не пытаться создать или иным образом получить атомную бомбу (Израиль, Пакистан и Индия к этому договору не присоединились).

МАГАТЭ начало проявлять интерес к действиям Ирана в 2002 году, когда одна из иранских антиправительственных групп провела пресс-конференцию, на которой было сообщено, что Тегеран тайно создал ряд ядерных объектов. В феврале 2003 года Иран признал, что тайно построил завод в Натанзе, где производится обогащение урана. В 2006 году, после нескольких лет споров с Тегераном, МАГАТЭ передало данные по Ирану в Совет Безопасности ООН. После этого Совбез одобрил шесть резолюций по Ирану (последняя была принята в июне 2010 года), в рамках четырех из них вводились санкции в отношении Тегерана.

Иранский атом вызывает особую озабоченность Запада еще и потому, что Тегеран активно разрабатывает ракетное оружие и поддерживает ряд террористических организаций.

Авторы последнего доклада МАГАТЭ пришли к выводу, что, несмотря на внешнее давление, иранцы далеко продвинулись не только в направлении обогащения урана, но и в деле создания взрывателей, которые могут быть использованы для производства ядерного оружия.

Что делать?

В последнее время многие эксперты и СМИ высказывают предположение, что отсутствие действий со стороны международного сообщества может побудить Израиль нанести удар по объектам иранской ядерной инфраструктуры.

Илан Берман комментирует: «Очевидно, что израильтяне очень озабочены действиями Ирана. Но насколько серьезны разговоры о применении военной силы, знает только правительство Израиля».

Недавно президент Израиля Шимон Перес напомнил, что Иран – единственное государство мира, открыто призывающее уничтожить другую страну (Израиль), однако заявил, что предпочел бы использовать не военные, а экономические и политические рычаги давления на Тегеран.

Что можно сделать для того, чтобы заставить Тегеран изменить курс? Мохсен Сазегара (Mohsen Sazegara), президент Института исследований современного Ирана (Research Institute for Contemporary Iran) рассказывает: «Страны Запада могут использовать три способа, чтобы остановить Иран. Первый способ – военный удар, что, на мой взгляд, сейчас крайне маловероятно.
Второй способ – санкции. Это достаточно серьезный аргумент, особенно тогда, когда санкции затрагивают нефтяную отрасль Ирана. Главные препятствия к максимально эффективному использованию санкций – Китай, Россия и Турция».

По мнению Сазегара, государства, не заинтересованные в том, чтобы Иран вошел в «ядерный клуб», в последние годы активно идут по третьему пути – они используют спецслужбы, для того чтобы подорвать ракетный и ядерный потенциал Тегерана.

«В прошлом году в провинции Лурестан была разрушена база Корпуса стражей исламской революции (КСИР), где хранились баллистические ракеты «Шахаб», – перечисляет он – Несколько дней назад произошли взрывы на базе КСИР неподалеку от Тегерана. Там были уничтожены хранилища ракетного топлива, погибли десятки человек. В результате этих двух ЧП или диверсий, были уничтожена значительная часть ракетной программы КСИР. Стоит напомнить, что в последние годы были убиты восемь иранских ученых, работавших над ядерными проектами. В 2010 году компьютерный «червь» Stuxnet поразил ядерные объекты Ирана, в результате были выведены, как минимум, половина центрифуг, на которых производилось обогащение урана. Несколько дней назад руководители КСИР заявил, что они столкнулись с «трояном» DQ, который используется неизвестными для сбора информации о ядерных исследованиях».

По мнению многих специалистов в области компьютерной безопасности, Stuxnet был создан не хакерами, а некими госструктурами – по выражению одного из экспертов – «компьютерной сверхдержавой».

Можно ли остановить Иран?

Илан Берман считает, что международное сообщество в состоянии остановить Иран, не прибегая к силе. Однако, для этого «потребуются полномасштабные и достаточно болезненные – причем не только для Ирана – санкции. На сегодняшний момент, стратегия Ирана строится на том, что он способен терпеть причиняемые неудобства, чтобы добиться успехов в ядерной сфере. Задача международного сообщества – доказать Тегерану ошибочность этого подхода».

Мохсен Сазегара уверен, что иранский народ не заинтересован в обострении ситуации. «Если мы спросим иранцев: «Нужно ли вам ядерное оружие?», вероятно, значительная часть населения ответит положительно, потому что ядерное оружие есть у Израиля, Пакистана, США, – говорит Сазегара. – Но, в тоже время, иранцы не поддерживают авантюризм аятоллы Хоменеи, который использует ядерный рычаг так же, как Ким Чен Ир в Северной Корее – чтобы сохранить свой режим».

Глава VII Устава ООН, предусматривает, что Совет Безопасности может «принимать принудительные меры для поддержания или восстановления международного мира и безопасности». Такие меры могут быть самыми различными – от экономических санкций до военной операции. Санкции вводятся тогда, когда «возникает угроза миру» и дипломатические усилия не дают результата.

Кроме Ирана, в последние годы Совет Безопасности устанавливал крайне жесткие, санкции в отношении Северной Кореи. Тем не менее, эти санкции не помешали северокорейцам создать ядерное оружие.

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

XS
SM
MD
LG