Линки доступности

Настоящее и будущее Бушера


Бушерская АЭС. Иран. 26 октября 2010 года

Бушерская АЭС. Иран. 26 октября 2010 года

На юге Ирана российские специалисты загружают в атомный реактор обогащенный уран. Новая АЭС должна начать вырабатывать электроэнергию уже через несколько месяцев.

Хотя Бушерская АЭС является первой в Иране крупномасштабной атомной электростанцией, ее история насчитывает более трех десятилетий. Все началось еще задолго до того, как к власти пришло нынешнее исламистское правительство.

«В Иране ядерная программа была начата еще при шахе Моххамеде Реза Пехлеви, – рассказывает Иван Олрич из Федерации американских ученых. – Эта программа получила мощную поддержку со стороны Соединенных Штатов и других западных стран, хотя даже в период правления шаха возникали определенные вопросы относительно его намерений и некоторая обеспокоенность относительно желания Ирана создать ядерное оружие».

Строительство реактора в Бушере началось в 1975 году в соответствии с контрактом, заключенным с немецкой компанией Siemens. Однако четыре года спустя реализация проекта была приостановлена.

«К концу периода правления шаха возникли финансовые проблемы, – рассказывает Олрич. – А после того как произошла исламская революция и власть перешла к муллам, они полностью отказались от этой программы, считая, что это один из способов, при помощи которых Запад старается получить с Ирана денег».

В Бушере ничего не происходило до 1995 года, когда российская сторона начала строительные работы. Строительство АЭС планировалось завершить в 1999 году. Однако, по словам аналитиков, реализация проекта задержалась в силу финансовых проблем, технических неполадок, неурегулированных споров в связи с контрактом, а также из-за усиления напряженности в отношениях между Тегераном и Москвой.

В августе прошлого года Россия начала поставки ядерного топлива в Иран, и аналитики посчитали, что загрузка топлива в активную зону реактора – это просто дело времени. Однако процесс вновь задержался на несколько месяцев из-за утечки из резервуара реактора.

Кроме того, возникли проблемы с компьютерными системами, однако иранская сторона отрицает, что они были вызваны сложным компьютерным вирусом Stuxnet, целью которого, по словам западных экспертов, были объекты на территории Ирана.

«Если бы этот вирус был чем-то, что специально запущено извне, тогда целью был бы в первую очередь не Бушер, а объекты для обогащения урана и другие компоненты иранского ядерного комплекса», – говорит Грег Тилман из Ассоциации по контролю над вооружениями, частной аналитической фирмы.

Хотя в западных странах некоторые выражают сомнения относительно того, насколько богатому нефтью Ирану необходим ядерный реактор, эксперты отмечают, что российская сторона полностью контролирует все, что происходит на этом объекте, по крайней мере, в настоящее время.

«Первые два года реактором будут управлять российские специалисты, до тех пор, пока не будут подготовлены иранские специалисты для эксплуатации этого реактора, – говорит Олрич. – Иранцы, конечно, всему научатся, но в настоящее время всем заправляют русские».

Вся деятельность, предусмотренная соглашением между Москвой и Тегераном, будет продолжаться в течение десяти лет.

«Российская сторона будет полностью обеспечивать реактор топливом, – говорит Тилман, – а отработанное топливо, то есть то, что уже нельзя использовать для выработки электроэнергии, будет возвращаться России. Этот момент очень важен, поскольку из отработанного топлива можно добывать плутоний – материал, который может использоваться в ядерном оружии».

Кроме того, за всем процессом работы – от первой и до последней стадии – наблюдает Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

«По существу у них (МАГАТЭ) будет действовать система учета, – подчеркивает Грег Тилман, – и система наблюдения, при помощи которой будут регистрироваться количество топлива, загружаемого в реактор, количество отработанного топливо и другие аспекты эксплуатации реактора в Бушере. У нас, конечно же, достаточно способов свести к минимуму риск того, что реактор и топливо могут быть использованы для создания ядерного оружия».

С этим согласны другие специалисты.

«При любой попытке использовать материал не по назначению, – говорит Иван Олрич, – об этом станет известно не только российской стороне, но также МАГАТЭ. Это будет нелегко сделать. Как только реактор заработает, тепловыделяющие элементы станут чрезвычайно радиоактивными. Нельзя просто взять один из этих элементов, засунуть под рубашку и вынести с объекта. Эти вещи требуют очень осторожного обращения, и здесь ничто не может остаться незамеченным».

По сообщениям иранских властей, они рассчитывают на то, что Бушер будет полностью готов к работе, то есть к выработке электроэнергии, к середине февраля. По расчетам специалистов, со временем реактор сможет вырабатывать порядка 1 000 мегаватт электроэнергии. Иван Олрич говорит, что Бушер может вырабатывать 3 процента всей потребляемой в Иране электроэнергии. На западе реактор, подобный Бушерскому, обеспечил бы электроэнергией около одного миллиона семей.

Западные страны не считают, что Бушерская АЭС представляет какую-то угрозу. Такое же мнение недавно (26 октября) высказала госсекретарь США Хиллари Клинтон.

«Нас беспокоит не реактор в Бушере, – сообщила она репортерам, – Нас беспокоят их объекты в таких местах, как Натанз, и их секретный объект в Куме, а также другие места, где, по нашим сведениям, они могут работать над созданием оружия».

Натанз – это главный объект, на котором осуществляется обогащение урана.

«Иранцы говорят, что Кум должен стать еще одним объектом по обогащению урана”, – заявляет Грег Тилман, – Кроме того, там еще есть тяжеловодный реактор в Араке, который со временем может быть использован для производства оружейного плутония».

Иран неоднократно заявлял, что его ядерная программа преследует исключительно мирные цели. Однако западные державы уже давно подозревают Тегеран в намерении создать ядерное оружие. С 2006 года Совет Безопасности ООН четырежды принимал резолюции о применении санкций против Ирана и требовал от Тегерана предоставить информацию о ядерной программе. Пока эти попытки успехом не увенчались.

По словам Грега Тилмана, проблема заключается в отсутствии прозрачности в том, что касается иранской ядерной программы.

«Они должны суметь убедить мир в том, что они используют ядерную энергию исключительно в мирных целях, и не намереваются создавать ядерное оружие», – подчеркивает аналитик.

Другие новости о событиях в мире читайте здесь

XS
SM
MD
LG