Линки доступности

Актриса исполнила роль британской королевы в новом фильме «Аноним»

Ванесса Редгрейв стала первой британской актрисой, которой Американская академия киноискусства присудила почетную премию «Оскар» за 50-летний вклад в кино. Церемония чествования актрисы прошла в Лондоне в минувшее воскресенье.

В настоящее время Редгрейв задействована в спектакле «Шофер мисс Дейзи» на сцене лондонского театра Wyndhams, где она играет главную роль. А 17 ноября в российский прокат выходит драма Роланда Эммериха «Аноним», в которой актриса исполнила роль королевы Елизаветы I. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Ванессой Редгрейв на мексиканском курорте Канкун.

Галина Галкина: Это правда, что когда вы родились, то сам сэр Лоуренс Оливье объявил со сцены: «Леди и джентльмены, родилась великая актриса»?

Ванесса Редгрейв: Я думаю, правда. Об этом мне рассказывала моя мать, хотя в тот момент ее самой в театре не было. Однако это очень типично для Лоуренса Оливье – ему нравилось говорить и делать что-то экстравагантное.

Г.Г.: Большинство ваших родных – заслуженные актеры: дедушка – Рой Редгрейв, отец – Майкл Редгрейв, мать – Рэйчел Кемпсон, дочери Наташа и Джоэли Ричардсон, сын Карло Габриэль Неро – режиссер, сестра Линн Редгрейв и брат Корин Редгрейв тоже были актерами. Судьба стать актрисой была для вас неизбежной?

В.Р.: Вообще-то я хотела стать балериной. Линн тоже не собиралась стать актрисой. Наташа была хорошей наездницей. Так что мне самой странно, что мы все стали актрисами.

Г.Г.: Вы очень высокая – наверное, сложно стать профессиональной балериной при таком росте?

В.Р.: Да, в мое время это было практически невозможно, тем более что я хотела танцевать «Лебединое озеро». Мало того, мой педагог в актерской школе говорила мне, что я не смогу ничего толком сыграть из-за своего роста. Но я ее успокаивала, говорила, что пусть она за это не волнуется.

Г.Г.: Вы с вашей дочерью Джоэли Ричардсон в течение семи лет играли в сериале «Части тела», главной темой которого была пластическая хирургия. Что вы думаете о сегодняшнем буме пластической хирургии со стремлением к физическому совершенству и вечной молодости?

В.Р.: У косметической хирургии есть прекрасная сторона – если кто-то был изуродован в результате несчастного случая или болезни, то ему могут помочь вернуть внешность. Так что я за восстанавливающую пластическую хирургию. Сегодня многие чувствуют себя несчастными, если у них нос не такой, или грудь не того размера, или еще что-то. Я вот убрала мешки под глазами в 1985-м году.

Г.Г.: Значит, у вас тоже есть опыт косметической хирургии?

В.Р.: Да, конечно. А знаете, что меня волнует больше всего? Когда молодые люди тратят большие суммы на то, чтобы выглядеть, как модели, и они уверены, что это сделает их прекрасными. И это меня очень расстраивает.

Г.Г.: В одном из ваших первых успешных фильмов – «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони – вы сыграли молодую женщину, которую сфотографировали во время любовного свидания с пожилым человеком. Чем отличаются сексуальные сцены в фильмах 60-х от подобных сцен в современном кино?

В.Р.: В современном кино сексуальные сцены очень сильно эксплуатируются, причем самые деликатные моменты.

Г.Г.: Я читала в вашей автобиографии, что когда у вас был роман с Тимоти Далтоном, то один из ваших первых споров касался значения известного гамлетовского «Быть или не быть». Это правда?

В.Р.: Да, истинная правда.

Г.Г.: И кто из вас оказался прав?

В.Р.: Я уже не помню. Но это была хорошая дискуссия, которая показала, насколько актуален Шекспир сегодня.

Г.Г.: Кто вас пригласил сниматься в фильме «Аноним»?

В.Р.: Моя дочь Джоэли снималась у Роланда Эммериха в фильме «Патриот», который я очень люблю. До «Анонима» я не была знакома с Роландом и с нетерпением ждала нашей встречи, потому что Джоэли мне рассказала, как ей нравится работать с ним. Когда он сказал мне о своем фильме и предложил роль Елизаветы I, то я загорелась – я всегда мечтала об этой роли. Поэтому я с удовольствием провела свое собственное исследование, прочитала очень много книг. Сценария тогда еще не было, и я не знала, какую концепцию этой истории предпочтет Эммерих.

Г.Г.: Как вы нашли свою Елизавету?

В.Р.: Когда вы играете свою Елизавету, то для вас не существует других Елизавет, иначе они все будут похожи, и это не интересно.

Г.Г.: Вы играли свою роль с таким упоением! Вы до сих пор влюблены в актерство?

В.Р.: Да, абсолютно.

Г.Г.: Что вас больше всего привлекает в этом процессе?

В.Р.: Открытия, которые я делаю.

XS
SM
MD
LG