Линки доступности

Ламбер Вильсон: «Я сам немножко монах»


Ламбер Вильсон. «О богах и людях»

Ламбер Вильсон. «О богах и людях»

Фильм «О богах и людях» вышел на экраны США

«О богах и людях» (Of Gods & Men), один из самых титулованных европейских фильмов прошлого года, 25 февраля выходит на экраны США. Восемь французских монахов-христиан живут в маленькой обители в горах Северной Африки. Их отношения с местными жителями-мусульманами носят дружеский характер. Но гармонию внезапно разрушает рейд группы исламских фундаменталистов. Они уводят монахов в неизвестность.

Сюжет французского фильма, снятого режиссером Ксавье Бовуа, основан на реальной трагедии монахов ордена цистерцианцев в алжирском поселении Тибхирин, похищенных мусульманами-экстремистами в 1996 году. Фильм получил Гран-при Каннского кинофестиваля прошлого года, был выдвинут Францией на «Оскара» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», но не вошел в число номинантов. Национальный совет кинокритиков США назвал «О богах и людях» лучшим иностранным фильмом года. Главную роль лидера монахов брата Кристиана сыграл известный французский актер Ламбер Вильсон. С ним в Нью-Йорке встретился корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Работа над фильмом в чем-то изменила вас, ваши представления о жизни, о религии?

Ламбер Вильсон: Не хочу вас разочаровывать, но скорее всего, нет. Просто фильм заставил меня задуматься о разных вещах, в первую очередь, о вере. А также о человеческой смелости, о том, что подвигает личность на храбрые, самоотверженные поступки. Когда фильм вышел во Франции, журналисты меня спрашивали, не было ли у меня мистического озарения. Я их тоже разочаровывал своим отрицательным ответом. Но я верующий человек, и эти проблемы не могут меня не волновать.

О.С.: Во что вы верите?

Л.В.: Меня уже во взрослом возрасте крестили по католическому обряду, так что это был сознательный выбор. Но я не придерживаюсь канонических взглядов, я не сторонник догмы.

О.С.: Как вы готовились к роли Кристиана? Я знаю, что вы много репетировали, учились петь церковные псалмы.

Л.В.: Наибольшее влияние на меня оказала книга американского автора Джона Кайзера «Монахи Тибхирина». В ней представлен подробнейший исторический контекст жизни и трагедии группы монахов-цистерцианцев, поселившихся в Алжире в 90-е годы прошлого века. Меня особенно интересовал мой персонаж, брат Кристиан. И, конечно, пение приближало к пониманию монашеского бытия. Помимо того что монахи занимались земледелием и скотоводством, готовили еду, они еще пели по четыре часа. Каждый день!

О.С.: Но вам было, очевидно, легче, чем другим актерам. Вы же много пели со сцены и записали несколько музыкальных альбомов.

Л.В.: Да, верно. Слышали бы вы, как наш хор звучал на первых репетициях (смеется). Полный ужас! Но мне мой опыт мало помог. Ведь я пел в музыкальных комедиях, а это очень далеко от духовных песнопений. Тут нужно очистить голос от игривости и нажима, буквально петь душой. Но мне это очень понравилось. Ведь я сам немножко монах.

О.С.: В каком смысле?

Л.В.: Нет-нет, целибата я не придерживаюсь. Но я очень люблю тишину, одиночество, размышление, медитацию, люблю заниматься садоводством. В общем, я был готов к этой роли.

О.С.: Кристиан – лидер монашеской обители. В реальной жизни вы тоже предпочитаете лидерство?

Л.В.: Да, в большинстве случаев. Во Франции я руковожу сценическим коллективом актеров, мы сделали несколько театральных постановок.

О.С.: А в кино? Нет желания попробовать себя в режиссуре?

Л.В.: Пока нет. Но я ищу подходящую историю. Мечтаю поставить фильм.

О.С.: Вас снимали в своих фильмах выдающиеся режиссеры мира – Клод Шаброль, Питер Гринуэй, Анджей Вайда, Карлос Саура, Ален Рене. С кем было интересней всего работать?

Л.В.: Всегда запоминается первый опыт. Когда я узнал, что Фред Циннеман пригласил меня на главную роль в «Пять дней одного лета» в компании с Шоном Коннери, я сказал себе «Йес!». Спустя двадцать лет похожее состояние возбуждения и сосредоточенности возникло, когда на съемках «Матрицы» я читал монолог моего героя. И на площадке этого фильма, «О богах и людях», я испытал аналогичные чувства.

О.С.: Как во Франции приняли фильм?

Л.В.: Ко мне подходят взволнованные люди и со слезами на глазах благодарят. Не поздравляют, а именно благодарят, как будто я сделал что-то важное лично для них. Так странно! Я же не святой, и это просто кино.

О.С.: Вопрос может показаться наивным. Может ли фильм помочь налаживанию взаимопонимания между христианами и мусульманами?

Л.В.: Думаю, да. Фильмы сегодня легко пересекают границы. Я тоже могу показаться наивным, но я верю в благое воздействие кинематографа. Это как пуля, только мирная, которая рикошетит во многих людей.

О.С.: Вы переиграли десятки персонажей. Хороших, плохих, но никогда – уродливых. Кого легче играть – положительных или отрицательных героев?

Л.В.: Конечно, отрицательных! Они более сочные, узнаваемые. Я как актер люблю менять маски. Правда, «О богах и людях» – это кино, где у меня нет маски. Мы постарались избавиться от любых наслоений актерства. Надо было существовать на экране, а не лицедействовать. Это другая техника, более тонкая.

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG