Линки доступности

Американский профессор, работающий в Российской экономической школе, рассказал о том, почему в отношениях между РФ и США невозможен поворот назад

МОСКВА – Профессор Стивен Хойт сегодня – руководитель научно-образовательной группы РЭШ, он также ведет совместный бакалавриат Высшей Школы Экономики и Российской Экономической Школы. Он преподает в Москве уже два года и через год возвращается обратно в США. «Не знаю, замечаете ли вы, – шутит Хойт в ответ на вопрос «Почему?» – Но погода здесь довольно сложная для жизни».

После работы в Университете Восточного Вашингтона (Eastern Washington University), Стивен Хойт восемь лет жил и преподавал в Германии. После этого начал свое рабочее путешествие в Кыргызстан, Казахстан, Молдову и, наконец, Россию. Здесь, кроме преподавания, он разрабатывает языковые программы для студентов, при поддержке Министерства образования и науки РФ.

Сейчас к разговорному немецкому, французскому и испанскому прибавился русский язык. В биографии Хойта написано, что он «с удовольствием» и «регулярно» читает русскую классику.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» смогла поговорить с профессором на одной из экономических конференций, где Хойт был окружен своими студентами. Их можно понять: даже разговор о политике и экономике Хойт смог превратить в интересное литературное рассуждение.

Анастасия Лаукканен: К концу года все подводят итоги и делают прогнозы. За последний год в международных отношениях произошло много событий. Как у профессора США в России у вас есть прогнозы развития отношений между двумя странами?

Стивен Хойт: Если говорить об отношениях между Россией и Америкой, то здесь я вижу одну большую проблему. Русские уверены, что американцам не нравится Россия. Но это не правда, потому что, должен сказать, большинство американцев вообще не думают о России. Нет, правда, не думают.

А.Л.: Я не первый раз слышу такое утверждение…

С.Х.: Мне жаль это говорить, но это просто факт. Но, судя по всему, Путин хочет заставить людей верить в другое, потому что это возможность использовать фактор страха. Мне кажется, что это также влияет и на экономические отношения. Потому что экономика демократичных стран, судя по опыту, показывает лучшие результаты, чем экономика более тоталитарных государств. Точно также, экономические отношения между демократическими странами, опять-таки, показывают себя лучше. И если Россия движется от демократических принципов, то, как я считаю, США стараются и будут стараться быть осторожными с тем, как они ведут дела с Россией. Тем более, что США осознают, что лидеры, такие как Путин, уважают силу, уважают власть. И поэтому Америка не боится проецировать образ силы.

С экономической точки зрения, Россия, к сожалению, известна тем, что использует чужие технологии, а на продукцию США, например, налагает тарифы на таможне. А с попавшей в Россию технологией может произойти вообще что угодно. Скорее всего, после того, как Россия вступила в ВТО, так больше продолжаться не будет, и ситуацию возьмут под контроль. Или, хотя бы, создадут «образ» того, что ситуация под контролем. Здесь интересно, как будут работать с коррупцией, кстати. Потому что коррупция – огромная проблема, и многие мои студенты пишут об этом работы и исследования. И с этим тоже придется разбираться, если обе стороны хотят улучшения экономических отношений. Понимаете, лучшие экономические отношения, все-таки, проходят между равными партнерами, чем неравными. Даже отношения между мужчиной и женщиной лучше, если партнеры равны (смеется). Здесь тоже самое.

А.Л.: А что сейчас мешает тому, чтобы Россия и Америка выступали как равные партнеры?

С.Х.: Мне кажется, что Россия и Америка могут быть отличными равными партнерами. Но только если изменить эту новую внутреннюю политику Путина. То есть, перестать регистрировать организации как «иностранные агенты», например, для начала. Это создает внутреннее напряжение в стране. Мне вообще кажется, что это возвращение к советской ментальности. Если страна сейчас сможет избежать попытки снова разыграть из себя Советский Союз, это может действительно улучшить отношения между странами.

Экономика слагается их множества составляющих. Например, мне кажется, что у русских «затяжной» менталитет. Интересно наблюдать, как, например, совершенно не меняется отношение к работе. Возможно, оно так и осталось неизменным с царской России. Я читаю много русских писателей 19-го века, конечно, всех классиков. И я постоянно, действительно постоянно, нахожу упоминания о том, что крестьяне пытаются всеми способами избежать работы, о том, что все пьют… И хотя Россия с тех пор сильно изменилась не один раз, она все еще «держится» за некоторые «традиции». Самый простой пример: это ведь Гоголь написал о дураках и дорогах? Русские часто говорят мне, что это по-прежнему одна из самых больших проблем в стране.

А.Л.: Как вы считаете, будут ли сейчас приниматься «антиамериканские» законы, от запрета на ввоз продуктов до разрыва дипломатических отношений?

С.Х.: Абсолютно, да. Хотя я не знаю точно уровень давления. Я буду комментировать не дипломатические отношения, а экономические. Я знаю, что Путин стоит у власти, в том числе, благодаря… как это сказать…благодаря тому, что он превращает многие ситуации в финансово выгодные для многих кругов. На региональном уровне и на национальном уровне. Я не думаю, что Россия может «запретить» американские продукты, они слишком глубоко вошли в жизнь и экономику страны. Посмотрите, как любит американскую продукцию Медведев. Возможно, в каких-то секторах это возможно, но совершенно не на значительном уровне. И это будет связано с личными интересами, и с политическими интересами, конечно.

А.Л.: Если вернуться к прогнозам, аналитики говорят о трех вариантах развития отношений между Россией и США: позитивный вариант, негативный и стагнацию. Как считаете Вы?

С.Х.: Это зависит от того, с кем вы говорите: для кого позитивное, для кого негативное. Во многих областях поворот назад невозможен. Но увеличение давления – да, это вполне реально. Тем более, Путин не боится физической силы. И он, скорее, готов применить ее, чем нет.
Хотя… иногда мне кажется, что ситуация начинает меняться, но не могу понять, в какую сторону. Например, некоторое время назад я присутствовал на турнире по каратэ (у Стивена Хойта черный пояс по тэквондо – прим. авт.). И Владимира Путина победили. Свалили на землю. Я помню, что был просто в шоке. Я написал несколько статей для американских журналов, и везде говорил, что просто не мог в это поверить. Этого ведь просто невозможно себе представить пару лет назад. И совершенно невозможно себе представить в Советском Союзе. Хотя, подождите. Это случилось, когда Путин не был президентом. Он был премьер-министром. Теперь анализировать становится сложнее! (смеется).

В общем и целом, я думаю, что будущее российско-американских отношений, скорее, позитивно. Но для некоторых людей и для некоторых секторов оно таким не будет. Я представляю себе это так: два шага вперед, один шаг назад. И все равно, это танец. Такое, русское танго. Я говорю, что, скорее, положительно, потому что я просто не могу себе представить поворота назад. Хотя, это случалось раньше. Некоторые моменты в истории невозможно предсказать. Великие, решающие моменты предсказать заранее совершенно невозможно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG