Линки доступности

Год Патриарха


Чуть более года назад Патриархом Московским и всея Руси стал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Накануне выборов в СМИ велась оживленная полемика, кто же будет выбран Патриархом? Как будут развиваться при новом Патриархе отношения объединенных церквей – Русской Православной Церкви Заграницей и Русской православной церковью Московского Патриархата – это особенно волновало клириков и прихожан РПЦЗ. И вот 13 месяцев патриаршества Кирилла позади. О том, как складываются отношения церквей при новом Патриархе, какие возникают сложности, в интервью «Голосу Америки» рассказал протоиерей Серафим Ган, управляющий делами канцелярии Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей и секретарь Первоиерарха РПЦЗ митрополита Илариона.

Сергей Москалев: Отец Серафим, какие ожидания мирян, клириков Зарубежной Церкви в этот первый год патриаршества Кирилла не сбылись?

Серафим Ган: Я думаю, что не сбылись ожидания той части нашей Зарубежной Церкви, которая сомневается в пользе единства, и тех людей, которые отошли от РПЦЗ. Мне кажется, они ожидали полного поглощения Зарубежной Церкви Московским Патриархатом, но этого не происходит. Мы продолжаем развивать то великое дело, которое было совершено Патриархом Московским и всея Руси Алексием и приснопамятным митрополитом Лавром, а именно – дело восстановления единства. Через переговорный процесс, через подписание «Акта о каноническом общении», мы достигли полноты братского общения внутри единой Русской православной церкви. Теперь мы стараемся развить это дело единства путем совместного служения, путем совместного осуществления различных проектов, через доброе братское сотрудничество, которое, как я надеюсь, взаимно обогащает обе части Русской православной церкви.

С.М.: Основные противоречия, которые разделяли Церкви столько лет, заключались в отношении к прошлому. Казалось, все было улажено, но вот уже в период патриаршества Кирилла опять вскрылись противоречия в трактовке некоторых исторических событий, например, Архиерейский Синод РПЦЗ высказался касательно генерала Власова: «…генерал А.А.Власов был и остается своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения Исторической России». В Московской Патриархии эту точку зрения не разделяют, роль Власова оценивается по-другому. Как удалось избежать обострения конфликта по этому вопросу?

О.С.:
Я думаю, что существуют разные точки зрения на события в нашей общей истории и истории церкви. Но это нисколько не мешает нам быть вместе, служить вместе и окормлять свою паству. Этот вопрос нисколько не касается вероучения, он не касается догматических истин и канонических церковных правил, он нисколько нам не помешал. Наоборот, он вызвал дискуссию в обществе по этой теме. И, как резюме, можно со всей уверенностью сказать: русские люди в ХХ веке и с той, и с другой стороны, явились жертвами политики. Я думаю, что на этом надо остановиться. Но, повторяю, этот вопрос никак не повлиял на наши добрые и братские отношения.

С.М.: По каким вопросам еще возникало несогласие, какие противоречия еще не изжиты?

С.Г.:
Я думаю, что до сих пор существуют разные точки зрения о Декларации митрополита Сергия Страгородского, которая, как вы знаете, явилась как бы источником разделения Русской православной церкви в ХХ веке. До издания этого документа заграничная часть Русской православной церкви была в полном единстве с отечественной Церковью. А потом, когда появилась Декларация митрополита Сергия, были требования к церковной иерархии – речь шла о лояльности советской власти – вот почему возникло разделение. Однако мы понимаем, что митрополит Сергий жил и служил в очень тяжелых условиях. Мне приходилось как служащему Архиерейского Синода много работать в наших архивах, и я находил интересные факты. Например, на Архиерейском Соборе 1953 года впервые участвовали иерархи, ранее служившие в Белоруссии, на Украине и после Второй мировой войны оказавшиеся за границей. Один из них – архиепископ Пантилеймон (Рудык) поделился своими воспоминаниями о встрече с митрополитом Сергием, вскоре после того, как была подписана эта декларация. Тогда он спросил: «Почему вы, Владыко, подписали этот документ?». А тот ответил, что власти потребовали поставить подпись, в противном случае, они собирались расстрелять, как его собратьев архиереев, так и его родственников, которые находились в тюрьмах и лагерях. Я думаю, что сейчас многие понимают, в каких тяжелых условиях жил и служил митрополит Сергий. Но есть и такие, которые очень строго его судят, и считают, что ему надо было принять венец мученика.

С.М.: Что было главным тогда в ходе переговорного процесса?

С.Г.:
Для нас самым главным было осуждение сути того курса церковно-государственных отношений, который избрал митрополит Сергий, что и было осуществлено. Православные христиане не могут осуждать личность. Ведь Святые Отцы и учители Церкви всегда говорили, что можно осуждать грех и неправду, но не грешника. Об этом говорил и Сам Господь наш Иисус Христос в Своем Евангелии. Поэтому, мы не можем судить и митрополита Сергия, ставшего впоследствии Патриархом, он уже предстал перед Богом.

С.М.: Некоторые клирики и часть прихожан Зарубежной Церкви после объединения с РПЦ ушли в раскол. При новом патриархе наметились ли изменения в их позиции?

О.С.: Я не могу сказать, я не слежу за их деятельностью, но вижу прихожан, которые возвращаются в наши храмы. Я сужу и по своему приходу, и по приходам знакомых мне священнослужителей – прихожане, ушедшие в раскол, постепенно возвращаются. Они устали от той политики, которая провозглашается с раскольничьих амвонов, и хотят слышать проповеди на евангельские темы, хотят слышать о православии, о Христе, хотят больше знать, что на самом деле происходит в жизни Русской православной церкви. Для этого мы и служим, и стараемся свидетельствовать и добрым словом, и добрыми делами.

С.М.: С момента объединения Церквей известны ли вам какие-нибудь факты, нарушающие «Акт о каноническом общении», по которому РПЦЗ «пребывает неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской православной церкви»?

О.С.:
Мне не известны такие случаи. Зарубежная Церковь управляется своим Архиерейским Собором, в межсоборный период – Архиерейским Синодом, и вопросы нашей внутренней жизни решаются нашей иерархией. А что касается избрания архиереев, которые по «Акту о каноническом общении» подлежат утверждению со стороны Патриарха и Священного Синода, то это совершалось без всяких препятствий. И поэтому я не могу сказать, что были какие-то нарушения. Наоборот, было доброжелательное отношение со стороны Патриарха и Священного Синода, и мы надеемся, что это будет продолжаться: у нас задачи одни и те же, а именно – сохранение русского православия, наших святорусских идеалов, и, в конечном итоге, спасение душ людей.

С.М.: Патриарх Кирилл после объединения церквей еще не был в США, не посещал с пастырским визитом храмы РПЦЗ, ожидается ли такой визит, если да, каковы ожидания?

О.С.:
До нас дошли сведения о том, что возможно, Святейший Патриарх посетит Соединенные Штаты Америки в будущем году. Пока мы ничего не знаем о сроках, но я уверен, что когда решение будет принято, то нам это будет сообщено, и мы начнем готовиться. И с большой радостью готовиться, потому что мы ожидаем от этого визита укрепления не только нашей церковной жизни, жизни Русской Зарубежной Церкви и Патриарших приходов Северной Америки, но также всего православия на американском континенте.

XS
SM
MD
LG