Линки доступности

Интервью с исследователями процессов общественных акций в США и России

В российской столице в эти дни проходит воркшоп (тренинг) «Городские тактики и медиаэкология в общественных акциях в Москве». Рабочую исследовательскую группу собрал профессор из Нью-Йорка и его выпускник. Нитин Сони - доктор философии, доцент кафедры медиа исследований в New School for Public Engagement и Кристо де Клерк. Вместе с группой они работают в Институте архитектуры, медиа и дизайна «Стрелка» (на «Красном Октябре»), в районах Тропарево-Никулино, Щукинская и некоторых других. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» встретился с руководителями воркшопа и расспросил их о работе в Нью-Йорке и Москве.

Анастасия Лаукканен: Расскажите о своем методе?

Нитин Сони: Я профессор в New School в Нью-Йорке. И один из проектов, с которыми я работаю – это дизайн-студия общественных медиа и тактического дизайна. Мы исследуем роль медиа-активизма, культурных технологий и различных социально-политических пространств. Дискуссионых пространств, как мы их называем. Мы делали эту работу в Нью-Йорке, брали мировые примеры, я работал также на Ближнем Востоке. Что касается метода, я начал разрабатывать его еще в MIT, когда я преподавал там, а потом продолжил в New School.

Кристо работает со мной. Вместе мы провели много исследований по движению OccupyWallStreet в Нью-Йорке, включая хаккатон (Хаккатон, или городской хактивизм – способ изменения городской среды незаконными способами, изнутри. От слова «хаккер» – прим. автора). Поэтому какие-то стороны нашего воркшопа в Москве пришли из моей академической подготовки, а другие – из совместной работы с движением Occupy.

Но кроме этого мы обязательно смотрим на различные социально-политические движения по всему миру, включая художественные и тактические проекты, все, от «низовых» до состоявшихся движений.

В этот воркшоп я стараюсь привнести восприимчивость среди городских дизайнеров, архитекторов, художников, журналистов к тому, как понимать и работать с социальными акциями в городе. Как мы можем спроектировать различные платформы, инструменты, медиа, чтобы поддержать эти акции. Как мы можем работать вместе, принимать в этом участие. Как бороться за изменения в наших собственных сообществах.

Кристо де Клерк: Метод во многом вырос из самих движений, которые мы исследуем. Например, хаккатон– это сам по себе исследовательский метод. Сами люди привносят туда свои идеи и ресурсы, ищут возможности, учат друг друга, как использовать различные инструменты, чтобы серьезно работать с данными, а особенно, с культурными данными. И что из этого может на самом деле помочь развиваться этим социальным движениям. Поэтому наша методология, буквально, вышла оттуда.

Н.С.: Традиционный способ работы академика и исследователя – это прийти на место, представить и изучить его, иногда работать с сообществами, а потом уйти. Мы же стараемся предложить некую идею совместной работы и хаккинг. Активисты, художники и исследователи – это равные партнеры. Вы вместе оккупируете пространство – художественную галерею или какой-то парк, физически или виртуально. Это кратковременно и долговременное сотрудничество. Воркшоп – это исследование, но это и практические действия и акции и совместная работа с этими социальными движениями.

А.Л: Как Вы начали вашу работу?

Н.С.: В Америке есть множество хаккатон-движений. Когда мы начинали, мы повесили объявление в сети о том, что мы хотим провести хаккатон-исследование в университете, и к нам пришли прекрасные люди. У каждого из них были свои интересы и опыт. Мы встретились в художественной галерее и следующие три дня проводили хаккинг вокруг движения Occupy. Мы смотрели на то, как родилось и развивалось это движение, какие были результаты и как мы можем работать вместе.

А.Л.: Почему вам интересно движение Occupy?

Н.С.: Я думаю, это движение не может быть неинтересно, если ты живешь в Нью-Йорке. Когда я приехал в Нью-Йорк, Occupy только началось, и все мои студенты бегали туда, чтобы снимать фильмы, участвовать, проводить лекции, так что у меня не было выбора. Мои студенты были настолько заинтересованы в этом движении, что мне нужно было адаптировать курс. Я не мог притвориться, что не замечаю, что это движение существует.

А.Л.: А ваша цель – это просто исследование или какие-то практические изменения?

К.К.: Мне, например, было намного интереснее исследовать движение, понять его механизмы и принципы, сам процесс и инструменты, которые помогают ему. Таких как я очень много. Получается, одной ногой мы в Occupy, а другой – вне его.

Н.С.: Я, как академик, хочу понять социально-политические силы за этим. Это исследование захватывает меня. Но как художник, режиссер – у меня более практичный интерес к этому движению. Я хочу быть частью его, я не хочу просто отступить и наблюдать со стороны. Я хочу быть частью этого, но в какой-то новой креативной форме. И этому я тоже стараюсь научить своих студентов. Роль этого «вмешательства» художников, режиссеров, хаккеров, компьютерщиков – это придать всему этому смысл и действовать.

С одной стороны, хаккатон смотрит в прошлое: что происходило в течение этих событий, что писали в социальных медиа, что писала пресса, любые данные. Но с другой стороны, хаккатон смотрит, что можно изменить, какие инструменты мы можем дать людям, чтобы действовать эффективно, как связать людей, сделать действия и процессы видимыми и доступными… Это данные действий.

К.К.: Мы разрабатываем поддержку городских тактик. Включая разработку приложений, которые могут использовать сами люди для создания новых данных.

А.Л.: Вы знаете о движении ОккупайАбай в Москве?

К.К.: Да, мы знаем, мы встретились с ними пару дней назад. Мы работаем с ними в рамках воркшопа. А так же с движением «Партизанинг».

Н.С.: Это узкосфокусированное движение, но у них очень мощные идеи по публичному бесплатному образованию и публичному диалогу. Мне нравятся их идеи «гостиной» посреди парка или площади, где они приглашают людей прийти и вместе обсудить какие-то социальные вопросы. Они молоды, у них прекрасные намерения и они верят в свой город.

А.Л.: В Москве очень сложно работать с таким движением.

Н.С.: Если бы Вы спросили тех, кто начинал движение Occupy в Нью-Йорке, они бы все тоже ответили, что это сложно.

А.Л.: Я имею в виду новый закон…

Н.С.: Да, с новым законом действительно сложно. Но это заставляет пересматривать тактики больше в сторону образования, а не просто протеста. Находить новые пути действий и диалога.

А.Л.: Что Вы ожидали увидеть в Москве, когда приехали сюда?

Н.С.: Я не был уверен, насколько функциональным будет этот город. Но я увидел, что, на самом деле, этот город очень функциональный и он хорошо работает. Москве не так хаотична, как мы ожидали ее найти.

К.К.: А может мы адаптировались очень быстро, ведь мы из Нью-Йорка.

Н.С.: Но еще дело в том, что мы работаем в атмосфере поддержки. Это очень важно. Но я работал в намного более сумасшедших местах – Каир, Газа, Нью-Дели. И с этой точки зрения, Москва – несложный город. Это город, где ты выживаешь достаточно просто. Здесь есть свои трудности - неравный доступ к местам и информации, несвобода слова. Именно с этим здесь необходимо работать.

А.Л.: Что вы хотите видеть в результате воркшопа?

Н.С.: Исследования и предложения тактических инструментов.

А.Л.: А данные будет доступны?

Н.С.: Конечно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG