Линки доступности

Людмила Алексеева: «Это уже даже не жесткий авторитаризм, а на грани тоталитаризма»

  • Виктор Васильев

Людмила Алексеева

Людмила Алексеева

Председатель Московской Хельсинкской группы прокомментировала доклад Human Rights Watch

Российские власти ведут себя «беспрецедентно плохо» относительно прав своих граждан, считает председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. Об этом она заявила в интервью Русской службе «Голоса Америки», комментируя доклад правозащитной организации Human Rights Watch (HRW).

В публикуемом ежегодно документе о правах человека в мире обстановка в России в данной сфере получила крайне негативную оценку. В докладе, в частности, подчеркивается, что вскоре после возвращения Владимира Путина в Кремль «последовали стремительный демонтаж скромных либеральных преобразований периода президентства Дмитрия Медведева и беспрецедентное наступление на гражданское общество».

В МИДе РФ незамедлительно отреагировали на документ. Официальный представитель ведомства Александр Лукашевич заявил, что, хотя самого доклада HRW в полном объеме он не читал, но уверен, что в России «не самая плохая ситуация с правами человека».

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Людмила Алексеева рассказала о своем видении ситуации с правами человека в России.

Виктор Васильев: Людмила Михайловна, Human Rights Watch назвала положение в области прав человека в России беспрецедентно плохой. Как вы к этому относитесь?

Людмила Алексеева: Я согласна с оценкой Human Rights Watch в том смысле, что она беспрецедентно плохая по тому, как ведет себя власть. Но, в отличие от прежнего времени, власть получает повсеместный отказ подчиняться идиотским требованиям, и в какой-то мере ей приходится уступать.

Вот маленькая, казалось бы, но принципиальная деталь, касающаяся 31-й больницы в Петербурге, здание которой Управления делами президента под руководством [Владимира] Кожина решило отдать судьям Высшего арбитражного суда, переселяемым по решению правительства из Москвы. Граждане за два дня собрали 150 тысяч подписей протестующих, и [властям] пришлось сказать: хорошо, мы не будет трогать больницу с уникальным оборудованием для больных онкологией детей, мы найдем какой-нибудь другой вариант.

Такая же история с некоммерческими организациями. 20 ноября истек срок, когда правозащитные, экологические и образовательные организации должны были, если следовать букве закона, зарегистрироваться как иностранные агенты. Из многих сотен, а может, тысяч таких организаций подала заявку на регистрацию только одна – из Йошкар-Олы республики Марий Эл. Мы хотели просто посмотреть, что будет с этой организацией. Решили «принести ее в жертву». Министерство юстиции отказалось регистрировать эту организацию, объяснив ей, что они не знают, как определять, кто является иностранным агентом, и вообще, как и что делать, поскольку это недостаточно ясно прописано в законе. И вот сейчас уже февраль начался, а закон никак не действует. Хотя он, конечно, был направлен на уничтожение всех независимых общественных организаций в России. Я могу этот список продолжать.

В.В.: Представители HRW считают, что 2012 год был самым плохим для России с точки зрения воплощенных в жизнь законодательных инициатив. Что вы думаете по этому поводу?

Л.А.: Понимаете, те законы, которые сейчас в срочном порядке принимает Госдума, противоречат не только Конституции России и нашим международным обязательствам – это со многими нашими законами было и раньше, – но они противоречат основам права и здравого смысла и морали. Поэтому и возникло 100-тысячное шествие в Москве с портретами депутатов и надписями на них «Позор» в знак протеста против закона, запрещающего усыновление американскими гражданами российских сирот. Возмущены и многими другими этими законами. Поэтому власть себя ведет относительно наших прав, я бы сказала, беспрецедентно плохо. Но гражданское общество, в наличии которого в России, думаю, теперь уже никто не сомневается, противостоит этому беспрецедентному наступлению на свои права.

В.В.: В докладе также говорится о том, что авторитаризм в России достиг небывалого в новейшей истории страны уровня…

Л.А.: Опять же, если судить по принятым за последнее время законам, это, конечно, так. Это уже даже не жесткий авторитаризм, а на грани тоталитаризма. Но пока мы живем более-менее по-прежнему, за исключением одного очень опасного момента. Сейчас близится суд над участниками мирного митинга 6 мая – накануне инаугурации Путина на третий срок. Очень важно, как он пройдет. Потому что это будет большой процесс – 12 арестованных, 15 обвиняемых. Их всех судят за участие в массовых беспорядках, которых на самом деле не было. Была провокация власти, пытавшейся вызвать массовые беспорядки, чтобы жестко осудить участников мирного митинга.

По указу власти ОМОН преградил путь к месту митинга большому шествию, оставив только очень узкий проход. Конечно, это привело к тому, что многотысячная колонна уперлась в цепи ОМОНа, и блюстители порядка начали беспричинно избивать людей. Люди, естественно, сопротивлялись избиению, но это нельзя назвать массовыми беспорядками. Это неудачная попытка провокации массовых беспорядков. Потому что массовые беспорядки – это применение огнестрельного оружия против представителей власти, использование взрывных устройств, массовое насилие и так далее. Ничего этого не было. А если и было, то только, повторюсь, со стороны ОМОНа.

Нам очень важно, чтобы на этом процессе не прозвучали обвинения в массовых беспорядках в адрес мирных демонстрантов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG