Линки доступности

21 октября в российский прокат выходит криминальная драма «Город воров». Фильм снят по роману Чака Хогана «Принц Воров». Оскаровский номинант Джереми Реннер сыграл в фильме роль «брата» главного героя Дуга (Бен Аффлек), с которым они оказались в одной из воровских «семей» города Чарльстона. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Джереми Реннером на фестивале Comic Con в Сан-Диего.

Архитектура и психология в жизни Джереми Раннера

Галина Галкина: Вы были знакомы с Аффлеком до съемок этого фильма?

Джереми Реннер: Нет. И, как мне кажется, я был последним среди актеров, которых взяли в эту картину, по крайней мере, на роли основных персонажей. Я познакомился с Беном за столом, похожим вот на этот, я читал некоторые сцены, а потом мы поняли, что должны это делать вместе.

Г.Г.: Рассказывал ли вам Бен Аффлек какие-нибудь бостонские истории?

Дж.Р.: Может быть и рассказывал. Но я ничего из этого не запомнил. Он меня знакомил со многими людьми, которые мне рассказывали много всяких историй. Эти встречи помогли мне в работе над ролью.

Г.Г.: Говорят, что Аффлека считали «королем» Бостона?

Дж.Р.: (Смеется). Вы знаете, вполне возможно, что это правда. Бен довольно значимая фигура в Бостоне. Бостонцы очень гордятся своим городом и всем, что с ним связано, включая спортивную команду Red Sox.

Г.Г.: Я знаю, что до съемок фильма вы ездили в Чарльстон, чтобы освоиться там. Просил ли Бен вас посмотреть какой-нибудь фильм о Бостоне или вы просто наблюдали за людьми?

Дж.Р.: Нет, но даже если бы он и попросил, я не сделал бы этого. Я не хочу, чтобы на меня влияла чья-то игра, потому что я не хочу никого копировать.

Г.Г.: Когда в фильме персонаж Бена влюбился, то ваша с ним дружба затрещала по швам. Что, по-вашему, важнее – дружба или любовь?

Дж.Р.: Любовь или дружба? Ну, я думаю, что они идут рука об руку. Но вы, видимо, имеете ввиду, может ли дружба помешать любви к женщине? О-о! Вы знаете, я думаю, что настоящий друг никогда не помешает своему другу любить.

Г.Г.: А ваши друзья детства пытались повлиять на ваше решение быть в Голливуде, они не просили все бросить и вернуться в родные пенаты?

Дж.Р.: О, нет. Мне кажется, что те люди, с которыми я был близок, знают, что даже случайные встречи не бывают случайными. На все есть своя причина – например, кого-то чему-то научить или у кого-то чему-то научиться. Бывает, что люди приходят и уходят, но кто-то обязательно остается. А друзья – это особенная категория – ты можешь не видеть их по нескольку лет, а когда встречаешься, то не чувствуешь, что вы разлучались.

Г.Г.: Теперь вы в состоянии пригласить их в ресторан и оплатить счет – им, наверное, это нравится?

Дж.Р.: Поверьте, что многие из них в состоянии самостоятельно оплатить счет, у них хорошо идут дела. Я актер, и я не так много зарабатываю. О чем вы говорите?! (Смеется). Сейчас не 80-е и не 90-е.

Г.Г.: Есть ли у вас еще какое-то увлечение, кроме актерства? Вы как-то упомянули, что строили дома со своим братом?

Дж.Р.: Да, и я продолжаю этим заниматься. Это приносит мне дополнительный заработок. Вернее, наоборот – строительство дает мне основной заработок, а актерство – дополнительный.

Г.Г.: Так что, если через тридцать лет вы не сможете больше сниматься в кино, то стройки от вас никуда не убегут?

Дж.Р.: Да, совершенно точно. Я не называю это занятие запасным планом. Просто это то, чем мне интересно заниматься.

Г.Г.: Дополняет ли одна ваша страсть другую?

Дж.Р.: Да, конечно. Они обе требуют внимания к мелочам, что бы это ни было – дверная ручка или нюанс поведения человека. У меня есть много разных гипотез о связи психологии и архитектуры, и о том, почему, когда вы входите в одну комнату, она вам каждется уютной, а другая – нет.

Г.Г.: А свой дом тоже вы сами построили?

Дж.Р.: Я живу с моим братом в доме, который мы реставрировали. Но, понимаете, все такие дома сначала становились нашими, а потом мы их продавали, и покупали дом побольше...

Г.Г.: Значит, вы все время переезжаете?

Дж.Р.: О, да. Я переезжал четыре раза в этом году. Это ужасно (смеется).

Г.Г.: Вам бы хотелось наконец-то осесть в каком-то доме?

Дж.Р.: Я думаю, что я в нем сейчас. После оскаровской номинации я уже переезжал три раза. Расстался со своей подругой и отдал ей квартиру, а сам переехал в гостиницу, потому что незадолго до этого мы с братом решили сдать или продать наш дом. Но я уговорил брата оставить его себе. Теперь у меня есть место, в котором лежит моя зубная щетка. Это приятно осознавать.

Г.Г.: Довелось ли вам разговаривать с осужденными грабителями банков?

Дж.Р.: Да. И с теми, кто в тюрьме, и с теми, кто свое уже отсидел, и даже с теми, кто повторно вернулся в тюрьму. Эти встречи помогли мне создать мой персонаж. Эти ребята были очень щедры – они поделились со мной своим жизненым опытом.

Г.Г.: Что вам показалось самым интересным?

Дж.Р.: То, что ограбление банков стало их ремеслом. Они унаследовали его у своих отцов, а те – у своих, то есть оно передавалось из поколения в поколение. Они считают, что в банках лежат их деньги, и им осталось зайти туда и взять их. Так они мыслят, и мне показалось это очень любопытным.

Интервью со звездами Голливуда читайте здесь

XS
SM
MD
LG