Линки доступности

Замглавы Пентагона: «Мы рады помочь Украине, но в будущем она сможет о себе позаботиться»


Дерек Шоле

Дерек Шоле

Дерек Шоле о кризисе в Украине

Заместитель министра обороны США Дерек Шоле выступил в понедельник в фонде Маршалла «США-Германия» и рассказал о том, как американская администрация видит будущее евроатлантической безопасности. По его мнению, предстоящий саммит НАТО, который пройдет в сентябре в Уэльсе, будет «критически важным» ввиду новых угроз, которые стоят перед членами Североатлантического альянса. При этом он предупредил, что, несмотря на то, что НАТО обладает «грандиозными» возможностями и «может справиться с угрозами, исходящими от любой отдельно взятой страны или коалиции стран», нужно быть осторожными с повесткой дня альянса.

По его словам, у каждой страны-члена альянса есть свои приоритеты национальной безопасности, во многом связанные с ее географическим положением, и своя оборонная стратегия. Например, НАТО не занимается непосредственно кризисом в Ираке, Сирии или Газе, однако одной из реакций на ближневосточные события было усиление обороноспособности Турции, которая является участницей НАТО.

Шоле убежден, что члены НАТО многому научились за время войны в Афганистане, однако остается также много вопросов, и основной из них – как сохранить военный опыт в мирное время.

Не менее важными вызовами являются вопросы, поднятые кризисом в Украине. К примеру, как иметь дело с угрозами, которые не подпадают формально под определение военного нападения на одну из стран-союзниц.

«В Украине мы наблюдаем уникальное применение асимметричных боевых операций – способность инициаторов отрицать это усложняет возможность реагировать на это. Но страны адаптируются к новым угрозам», – сказал он.

В отношении России замглавы Пентагона отметил, что альянс потратил свыше 20 лет на то, чтобы убедить Москву в отсутствии его антироссийской направленности и в возможности для России быть партнером НАТО.

«Если они в этом не заинтересованы – это их выбор, – заявил Шоле. – В нынешней обстановке мы вынуждены жить с этим и двигаться дальше, так как многие действия российского руководства обусловлены его внутренней политикой. Не мы вынудили Путина принять решение по поводу действий в Украине… Мы работали над механизмами более глубокого сотрудничества с Россией, а сейчас они заморожены. Очевидно, что Россия не заинтересована в партнерстве с НАТО. Однако, несмотря на наши разногласия по поводу Украины, мы продолжаем сотрудничество по вопросам, касающимся Ирана, Сирии. Мы не считаем Россию противником, хотя многие в России считают как минимум НАТО своим противником».

Замминистра обороны США также ответил на несколько вопросов Русской службы «Голоса Америки».

«Мы крайне озабочены отсутствием стабильности в восточной Украине, – сказал он. – Украинским силовикам удалось освободить несколько городов, но мы все еще наблюдаем беспорядки, слишком много военных и боевой техники сосредоточено на украинской границе с российской стороны. Это то, на чем мы сосредоточены сейчас».

Наташа Мозговая: Обозначили ли россияне свою готовность закрыть границу для движения вооруженных людей и военной техники?

Дерек Шоле: Нет, они этого не сделали – по крайней мере, не в диалоге с США. Мы тесно обсуждаем с украинцами их усилия по укреплению границы, мы помогаем им усилить способность по защите своей страны.

Н.М.: Окончательный срок, определенный «Большой семеркой» для России, чтобы предпринять действия по деэскалации ситуации, прошел. Есть ли какие-то новые временные рамки для возможного введения санкций со стороны западных стран?

Д.Ш.: Прошло уже несколько «крайних сроков», после некоторых все же были введены санкции. Сейчас страны пытаются решить, что делать дальше. Встреча Европейского Совета в среду станет критическим моментом для того, чтобы обсудить это и решить, что делать дальше с санкциями.

Н.М.: Насколько совпадают позиции США и союзников? К примеру, продолжаются дебаты по поводу сделки по продаже французами России десантных кораблей типа «Мистраль».

Д.Ш.: Мы очень тесно сотрудничаем с нашими европейскими партнерами по всем параметрам украинского кризиса – от дипломатического до экономического и военного. Что касается «Мистралей», мы подняли этот вопрос на самых высших уровнях с нашими французскими коллегами и выразили озабоченность неудачным выбором времени для реализации этой сделки.

Н.М.: Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Парубий на прошлой неделе выразил благодарность США за помощь в виде бронежилетов и пайков, однако добавил, что Украина хотела бы получить также современные средства связи и высокоточное оружие. Обсуждается ли этот запрос?

Д.Ш.: Мы работаем с украинцами над тем, что касается их срочных нужд – они назвали бронежилеты и оборудование для обеспечения безопасности границы. Мы работаем с ними также над долгосрочным планом обороны, так что обсуждаются многие вещи – они составили длинный список.

Во время моего визита в Киев в начале июня у меня была возможность обсудить с советником национальной безопасности сотрудничество в сфере безопасности. Есть оборудование, которого они еще не получили. На протяжении многих лет Украина не рассматривала восточную границу в качестве угрозы. Что касается оружия, Украина имеет мощную оборонную индустрию, она является шестой в списке экспортеров военного оборудования – кстати, одним из ее основных клиентов является Россия. Мы рады помочь Украине, но в будущем она сможет о себе позаботиться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG