Линки доступности

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты считают, что при закрытии сайтов чиновники не всегда соблюдают правила

Правительство России опубликовало пояснения по поводу контента, при наличии которого на интернет-сайтах эти сайты могут быть заблокированы государственными органами.

Пояснения являются подзаконным актом к закону «О внесении изменений в Федеральный закон “О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет». Теперь, с опубликованием определения информации, подлежащей блокировке, органам, применяющим закон, по идее, должно быть более ясно, что именно нужно отслеживать в мировой паутине.

Приказом Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзора) устанавливается, что запрету подлежит «любое изображение какими бы то ни было средствами ребенка, совершающего реальные или смоделированные откровенно сексуальные действия, или любое изображение половых органов ребенка в сексуальных целях», вся информация о производстве, хранении и распространении таких изображений, привлечение детей в порнографию, а также возбуждение сексуальных чувств к несовершеннолетним или оправдание сексуальных отношений с ними. Впрочем, если тексты с описанием всего этого художественно оправданы, то их не запретят, а интернет-сайт с таким текстом не закроют.

Кроме того, запрещено распространение любой информации, поощряющей или оправдывающей наркоманию и суицид, с детальным описанием того, что является поощрением или оправданием. За соблюдением этих ограничений будут следить соответственно Федеральная служба по контролю за оборотом наркотических веществ (ФСКН) и Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор).

Сам закон, в котором содержатся базовые ограничения на контент интернет-сайтов, был подписан президентом РФ Владимиром Путиным в конце июля прошлого года, а в ноябре 2012 года был создан Единый реестр запрещенных интернет-сайтов. Интернет-сообщество и правозащитники отреагировали на его принятие критически.

Русская версия интернет-энциклопедии Wikipedia провела в июле 2012 однодневную забастовку протеста против принятия Госдумой этого документа. а Совет по развитию институтов гражданского общества при президенте России выступил с заявлением, в котором говорилось, что принятие закона «приведёт к появлению нового „электронного занавеса“, что губительно скажется на правах и возможностях граждан России, на развитии общества в целом и становлении всей экономики».

Владимир Прибыловский

В целом запрет на детскую порнографию, пропаганду суицида и наркомании не должен был вызвать столь серьезные протесты у граждански активной части общества.

Однако политолог и владелец интернет-ресурса «Антикомпромат.орг» Владимир Прибыловский говорит, что разъяснения правительства по поводу запрещенного содержимого интернет-сайтов – это скорее сигнал чиновникам, нежели документ, что-либо конкретизирующий: «Российское государство, когда оно издает подзаконные акты и разъяснения, действует, исходя из задачи “как не дать затухнуть кампании”, то есть устраивать всякие напоминания, чтобы чиновники помнили, что этот сюжет для государства важен.

Иначе, без напоминаний, чиновники быстро остывают и забывают, какая кампания ведется, поэтому разъяснения напоминают им: “Все это актуально, мы про это не забываем, и вы не забывайте”».

Говоря о намечаемых российским правительством границах запретного, Владимир Прибыловский заметил, что «эти границы никогда не соблюдались и не соблюдаются сейчас». «Что такое детская порнография, что такое описание самоубийства – всегда определяет чиновник, и под какой-нибудь запретный пункт всегда можно нужного человека подвести. Главное, чтобы было оружие, дубинка, а уж воспользоваться ею способ можно найти», – говорит владелец «Антикомпромат.орг».

Политолог также считает, что «на больших ресурсах, а в особенности в социальных сетях типа Facebook или ВKонтакте, вполне можно разместить в одном из миллионов аккаунтов что-нибудь запретное, чтобы запретить весь ресурс скопом».

«Сами провайдеры, опасаясь каких-либо мер со стороны властей, могут закрывать доступ к ресурсам в Интернете безо всякого решения суда – буквально вчера один из них таким образом ограничил доступ к моей публичной библиотеке», – рассказывает Прибыловский.

Эксперт говорит, что, кроме параметров запрещенного контента, описанных в разъяснениях правительства, российские чиновники скоро будут руководствоваться и другими «законными» поводами для закрытия интернет-ресурсов, в том числе и в случаях публикаций о собственности или коммерческих связях государственных деятелей – это, по мнению Владимира Прибыловского, может быть приравнено к «вторжению в частную жизнь».

Антон Носик

О проблеме ответственности всей интернет-платформы за публикацию какого-либо отдельного пользователя говорит и известный блогер Антон Носик: «В целом федеральный закон об информации в интернете, наносящей вред детям, не предполагал никакого разумного его использования, поэтому все попытки, даже вводящие его использование в некое цивилизованное русло, будут кривыми.

По большому счету, все ресурсы в Интернете делятся на две основные группы — те, которые преследуют некие преступные цели, и безвинно ответственные. Вторые – это площадки, на которых из-за публикации какого-либо юзера может возникнуть противоправный контент. Такого разделения в законе не прописано, и понятно, что и не могло быть прописано – он принимался как политический документ».

«Если мы посмотрим, как идет борьба с нелегальным контентом в цивилизованных странах, – продолжает Носик, – то там правоохранительные органы находятся в диалоге с интернет-площадками, вырабатывая вместе с ними общие критерии. А в России этот закон принимался при полном отказе от какого-либо диалога с интернет-сообществом. Поэтому и задача у органов состоит в том, чтобы вешать ответственность за противоправный контент на сами интернет-площадки».

«Регулирование может иметь смысл только тогда, когда регулятор имеет хоть каких-то союзников в лице здравомыслящих и законопослушных граждан. В России, к сожалению, во всех регулирующих актах пользователи интернета фактически заведомо объявляются врагами государства», – считает Антон Носик.

Известный блогер также приводит примеры формального отношения российских чиновников к регулированию Интернета: в частности, видеоролик из Австралии, сделанный там специально для того, чтобы пассажиры метро задумались об осторожном поведении на транспорте, в России был запрещен из-за того, что чиновники сочли его пропагандой самоубийства.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG