Линки доступности

Российский блоггер: писатель я неглубокий

Российский блоггер и писатель Алекс Экслер не «заморачивается» серьезными темами. Он читателей не «грузит», его блоги, статьи, рецензии, книги – неглубокие и несерьезные: о частных происшествиях, о болтовне с друзьями, о вине и путешествиях. И книжки его называются соответственно: «Записки невесты программиста», «Записки кота Шашлыка». Экслер хочет, чтобы политика его не трогала, а он, в свою очередь, не намерен трогать политику.

Такой подход к жизни и творчеству приносит Алексу очевидные социально-экономические дивиденды: по словам самого блоггера, у его индивидуального сайта – около 750 тысяч уникальных посетителей в месяц, причем без всякой целенаправленной рекламы. Сначала он печатал свои повести и рассказы в Интернете совершенно бесплатно, а теперь его книги выходят в издательстве АСТ, и он получает за это приличные деньги. По словам самого Эклера, то, что он пишет – не литература, а так, энтертейнмент.

Мораль Алекса Экслера такова: не всем же цитировать двуликих крикливых политиков и обсуждать неразрешимые социальные проблемы. Легкая проза Экслера – «про бабочек и цветочки» (его собственное определение) – нашла в России своих поклонников.

На днях Алекс оказался в Вашингтоне и с большим интересом (его собственное определение) посетил студию «Голоса Америки». В русской редакции «Голоса Америки» ему сильно обрадовались, потому что здесь тоже иногда хотят расслабиться и побеседовать на «преходящие» темы.

Виктория Купчинецкая: Алекс, сейчас, в период африканских и ближневосточных революций, очень много говорят о том, что социальные сети стали двигателем народных восстаний и борьбы за демократию. А вы все про бабочек… А как же социальная ответственность блоггера?

Алекс Экслер: Я человек достаточно аполитичный, интересуюсь цветочками и бабочками, кино, кошечками, собачками, путешествиями и так далее. У меня нет цели поднять людей. Но периодически я все-таки стараюсь донести свое мнение в достаточно резкой форме, я не имею привычки смягчать острые углы. Я это делаю в том числе и для того, чтобы каким-то людям вправить мозги. Потому что в России есть официальная пропаганда, есть государственное телевидение, его называют «зомбо-ящик». Людей реально зомбируют, особенно тех, кто не умеет думать своими мозгами, а таких у нас процентов 60-70. Их очень активно подталкивают к определенному мнению, к определенной точке зрения, и вот наша задача – людей, которые в Интернете, – этому противостоять. Я среди этих людей в последних рядах, но все-таки считаю, что нужно мозги людям прочищать, показывать, что все оно немного по-другому, и вот вы постарайтесь скептически относиться к тому, что вам говорят из «зомбо-ящика». Думайте своими мозгами, сопоставляйте.

В.К.: Вы – в прошлом программист, сами любите всякие новые технологии, гаджеты и инновации. А президент Медведев почему их любит? Просто чтобы показаться современным человеком, или он действительно серьезно относится к модернизации России?

А.Э.: Очень хорошо, что Медведев об этом говорит, хорошо, что активно присутствует в Интернете, пользуется Твиттером, ЖЖ, делает видео-обращения, старается развивать Интернет в России. Россия и должна развиваться, должны быть модификации, инновации. Но пока это все больше на уровне разговоров. Прекрасно известно, какой уровень коррупции у нас в России, и это не скрывается даже самим президентом. Как у нас сейчас говорят: честные люди из государственных денег воруют 70 процентов, а нечестные – 99 процентов. Что можно на этот остаток сделать? «Сколково» – это такая кормушка для государственных чиновников, а в то, что это будет такой наукоград или новая Кремниевая долина, никто не верит. Но будем надеяться, всегда хочется какой-то кусочек оптимизма оставить.

В.К.: Вы пороги больших издательств не обивали, с протянутым манускриптом годами не стояли. Начали сами печатать свои тексты в Интернете, и, глядишь, – теперь в уважаемых издательствах печатаетесь и хорошие деньги за это получаете. Это что же, пример для подражания молодым писателям?

А.Э.: В советские времена, чтобы стать журналистом или писателем, человек должен был пройти определенный путь. И при этом шансов стать писателем у него было один процент. Писательские союзы там всякие, туда попасть было безумно тяжело. А потом, к счастью, развалился СССР, появился Интернет. У меня сначала даже и цели никакой особой не было, стал писать какие-то рассказы и выкладывать в сети. Народ стал подбираться. А у меня ни цента не вложено в рекламу сайта, это все – сарафанное радио. И в какой-то момент, когда я уже поместил туда несколько сборников рассказов, я увидел, что одну из моих первых повестей в Интернете прочитали всего-навсего… миллион человек. Тогда ко мне стали приходить какие-то издательства. Но первые предложения от них были из серии – давай ты нам дашь права на 250 лет, денег ты, конечно, не получишь, потому что ты начинающий, но мы тебя напечатаем. И я им говорил: «Ребята, до свидания!» А потом я сделал свое издательство, это достаточно просто. И выпустил со своим знакомым мои книжки, которые продались тиражом в 50 тысяч экземпляров. Уже тогда я заключил контракт с уважаемым в России издательством АСТ. Здесь такой момент: сегодня у тебя может не быть денег на раскрутку, но социальные сети сами позволяют это все очень быстро раскручивать, потому что если кого-то это заинтересует в том же ЛайвДжорнал, ссылки идут, как цепная реакция, и человек в одночасье становится знаменитым.

В.К.: Автору принято задавать высокопарный вопрос: над чем вы сейчас работаете?

А.Э.: Я сейчас дописываю повесть, это продолжение моей повести «Ария князя Игоря, или Наши в Турции». Та повесть была чистым экспериментом, причем достаточно дурацкий. Я с друзьями съездил в Турцию, мы там ничего не делали 11 дней. Вернувшись, я сел писать повесть в расчете на то, что я просто отработаю диалоги. В повести действия практически не было вообще. Она сейчас у меня из повестей самая продаваемая. Людям, оказывается, нравится читать забавные диалоги. Продолжение называется «Американская ария князя Игоря». Те же герои приезжают в Америку, в Нью-Йорк, потом в Лас-Вегас, там любовная история. Я уже года 3 ничего не выпускал, потому что все выпустил скопом: «Записки невесты программиста», «Записки кота Шашлыка». Это все не литература, это энтертейнмент. Это развлекательное чтиво многим вроде как нравится. У меня стояла именно такая цель, я не хочу остаться в веках.

В.К.: Как не хотите? А я думала, что все писатели хотят…

А.Э.: Я не ставлю себе серьезных задач, мне нравятся легкие диалоги, веселые, это ненадолго останется, но я и писатель такой – неглубокий. Я все-таки все свое время отдаю Интернету, присутствую в Интернете почти 18 часов в день и ежедневно у меня как минимум одна большая статья на сайте, я их написал за это время больше трех тысяч. И ежедневно порядка 5-6 записей в блоги. Все это как вода сквозь песок. Сегодня это актуально, много народа это читает, но если я вдруг перестану вести свой сайт, некоторое время люди буду приходить, но за год аудитория уйдет в ноль, потому что это должно публиковаться сегодня. Правда, старые кинорецензии читают, а вот все остальное – фюить!

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG