Линки доступности

Почему Россия не будет покупать облигации МФВ

  • Наджия Бадыкова

Почему Россия не будет покупать облигации МФВ

Почему Россия не будет покупать облигации МФВ

На этой неделе Китай подписал соглашение с Международным валютным фондом (МВФ) о покупке облигаций фонда на сумму до 50 миллиардов долларов. Ранее Россия и Бразилия также выразили заинтересованность в диверсификации вложений своих международных резервов и готовность вложить в облигации МВФ по 10 миллиардов долларов.

Однако Россия изменила свое решение. 3-го сентября на заседании президиума правительства премьер Владимир Путин заявил, что Россия пока не будет пользоваться льготными ресурсами по программе Специальных прав заимствования (SDR) МВФ, поэтому воздержится от покупки облигаций фонда.

Идея увеличения средств МВФ была инициирована странами «Большой двадцатки» на апрельском саммите 2009 года. Вложения в облигации МВФ позволят расширить резервы фонда, предназначенные для стабилизации платежного баланса стран-участниц, серьезно пострадавших от мирового финансового кризиса.

Соглашение между МВФ и Китаем по покупке облигаций фонда является также первым сигналом того, что Китай намерен диверсифицировать свои сбережения, вкладывая их в более надежные ценные бумаги международных организаций, считает Эсвар Прасад, бывший директор отдела Китая в МВФ, ныне главный аналитик по китайскими проблемам в Институте Брукинса. «Это первый символический шаг, демонстрирующий, что теперь не только американские казначейские бумаги доступны для Пекина», - говорит Эсвар Прасад.

Несмотря на то, что сумма предстоящих китайских вложений в облигации фонда примерно в 15 раз ниже вложений Пекина в казначейские бумаги США, тем не менее, это серьезный сигнал, что Китай намерен начать вкладывать свои сбережения в более надежные активы, считает Эсвард Прасад. Китай продолжает оставаться крупнейшим финансовым источником США, так, на июль этого года вложения Китая в американские казначейские облигации достигли 776 миллиардов долларов.

Андерс Аслунд – эксперт Института международной экономики им. Петерсона считает, что поведение и Китая и России вполне логично. «У Китая много денег и он озабочен тем, как эффективно их разместить. Китай сильнее России и может помочь МВФ».

По мнению профессора Аслунда, у России очень сложные отношения с МВФ. «У Москвы был свой альтернативный кандидат на пост председателя МВФ, но ее не послушали, – говорит профессор Аслунд. – Москва всегда сетовала на то, что фонд отдает предпочтение западным странам. Более того, Россия рассматривает настоящее расширение фондов МВФ как усиление западного влияние. Да, Россия может вложить 10 миллиардов долларов, но она ничего не получит взамен. Дивиденды будут получать правительства других стран. Самое главное это то, что Россия не нуждается в деньгах МВФ. Российские резервы составляют примерно 400 миллиардов долларов. Не забывайте, что Россия все еще остается третьей страной мира по размерам валютных резервов».

Доктор экономических наук Михаил Делягин – директор Института проблем глобализации считает, что Китай сейчас борется за глобальное влияние в мире: «Сейчас пришло время бороться за китайское влияние в МВФ. Для России эта тема не является актуальной потому, что за годы президентства Путина Россия практически утратила свое влияние в мире. Поэтому участие в финансировании МВФ не имеет для нее геостратегического значения».

Делягин считает, что в отличие от Китая у России есть очень длительный и негативный опыт взаимодействия с МВФ: «Так до дефолта 1998 года макроэкономическая политика Российской Федерации практически осуществлялась даже не по рецептам, а по прямым указаниям МФВ. Это было внешнее управление, которое привело к чудовищному разгулу коррупции, массового воровства в бюджете и, в конечном счете, к финансовой и идеологической катастрофе 1998 года.

Я совершенно не снимаю вину с российских реформаторов, но нужно отметить, что они действовали по указаниям МВФ и опирались на его авторитет. Сегодня сотрудничество с МВФ – это черная метка для любого политика».

Делягин согласен с Аслундом в том, что у России другая экономическая ситуация по сравнению с Китаем. «У Китая есть проблемы, но нет угрозы катастрофы, как в России, - продолжает Делягин. – Российские международные резервы сократились, - если убрать повторный счет, – на четверть триллиона долларов. Частично мы восстановили их, но впереди у нас достаточно проблем, и отвлекать деньги на МВФ просто нерационально. Более того, мы хорошо понимаем, что мы никогда не получим от МВФ больше, чем мы вложим на приемлемых для нас условиях».

Министр финансов РФ Алексей Кудрин в ходе заседания президиума правительства внес уточнения в политику Москвы по отношению к МВФ, отметив, что «Россия пока не будет участвовать в качестве донора в финансировании в рамках программы SDR, поскольку мы осуществляем серьезный объем поддержки по другим линиям и в других формах», - сказал Кудрин. При этом он уточнил, что речь идет о взносе в 7,5 млрд. долларов в стабилизационный фонд Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). «Таким образом, мы пока будем преимущественно использовать эти формы поддержки стран, нуждающихся в дополнительных ресурсах в условиях кризиса», – сказал глава Минфина.

Делягин считает, что Россия приняла более практичный вариант того, как распорядиться своими финансами. Однако, по его словам, у Москвы неправильная политика как по отношению к странам-членам ЕврАзЭС, так и в целом к ближнему зарубежью: «Я вполне допускаю, что здесь присутствует не только официальная мотивация. Однако это положительный момент, что даже наше руководство начинает понимать, что если не противодействовать хаосу в этих странах, прежде всего в Центральной Азии, то это перекинется на Россию. Если там наступит финансовая катастрофа, то социально-этническая и криминальная катастрофа очень быстро наступит в России. Так что это не элемент глобальной политики – это элемент скорее самозащиты, правда, не очень эффективной, но все же – мера».

Для справки: в июле этого года Совет Федерации ратифицировал договор об учреждении антикризисного фонда Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) и соглашение об управлении средствами антикризисного фонда ЕврАзЭС. Сам договор был подписан месяцем раньше председателями правительств РФ, республик Беларусь, Казахстан, Таджикистан, Армения, Киргизской Республики. Антикризисный фонд будет предоставлять займы государствам-участникам для преодоления кризиса, а также финансировать межгосударственных инвестиционных проектов. Каждый представитель в совете фонда при голосовании будет наделен количеством голосов, пропорционально размеру его денежного взноса. По сообщениям министра финансов уставный фонд составляет $10 миллиардов долларов, из них доля России – $7,5 млрд., Казахстана – $1 млрд., Беларуси – $10 млн., остальные страны по $1 млн. каждая.

XS
SM
MD
LG