Линки доступности

Независимая комиссия попыталась определить, как умер Сергей Магнитский


Сергей Магнитский

Сергей Магнитский

Общественная наблюдательная комиссия по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания города Москвы распространила отчет «О проверке содержания С.Л. Магнитского в СИЗО г. Москвы». Авторы отчета пришли к выводу, что «Сергей Магнитский был преднамеренно подвергнут физическому и психологическому давлению и отказу в медицинской помощи с целью принудить его к даче ложных показаний». В отчете говорится, что «ответственность за его смерть должна быть возложена как на руководство и медицинский персонал СИЗО, так и на следователей СК при МВД РФ».

По мнению некоторых российских юристов и правозащитников, с которыми беседовал «Голос Америки» за последние несколько недель, смерть юриста Сергея Магнитского в СИЗО «Матросская тишина» 16 ноября 2009 года стала катализатором некоторых кадровых перестановок в Федеральной системе исполнения наказаний (ФСИН) в последнее время, а также ускорения внесения изменений в законодательство страны.

Напомним, что во вторник президент России Дмитрий Медведев подписал федеральный закон «О внесении изменений в часть первую налогового кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ» и тем самым смягчил ответственность и изменил правила применения меры пресечения для тех лиц, которые обвиняются в совершении налоговых преступлений.

В соответствии с новым законом, который был принят Госдумой РФ и Советом Федерации, лица, обвиняемые в нарушении законодательства о налогах, могут привлекаться к уголовной ответственности только после того, как соответствующий налоговый орган признал их виновными в совершении этого преступления. К тому же, если виновное лицо полностью выплатило все причитающиеся с него недоимки и штрафы, оно не подлежит уголовной ответственности. Закон вступит в силу 1 января 2010 года. Об этом сообщила пресс-служба Кремля.

Напомним, что Сергей Магнитский провел почти год в СИЗО по подозрению в оказании содействия фирме Heritage Fund и ее владельцу Уильяму Браудеру в неуплате налогов.

Также во вторник Дмитрий Медведев уволил заместителя директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) генерал-лейтенанта Александра Пискунова. Об этом также сообщает пресс-служба Кремля. Напомним, что 11 декабря указом президента РФ были освобождены от должности два десятка чиновников ФСИН, в том числе начальник управления ФСИН по Москве Владимир Давыдов.

Общественная наблюдательная комиссия г. Москвы была создана на базе Закона об общественном контроле. Ее члены имеют право без специального разрешения с уведомлением посещать следственные изоляторы и колонии в России. Председатель Комиссии Валерий Борщев рассказал «Голосу Америки» о результатах расследования.

«Мы осмотрели все камеры, в которых сидел Магнитский, мы поговорили с врачами и с администрацией СИЗО, картина более или менее прояснилась, – сообщил Борщев. – Конечно, до конца открыть нам все не удалось, это уже дело следствия, но нам удалось поставить очень важные вопросы, на которые следствие должно дать ответ.

Как он умер? Одни говорили одно, другие другое. Не совпадали свидетельства врачей и сотрудников тюрьмы. Мы разговаривали со многими, в том числе и с сокамерниками Магнитского. Кто-то с нами разговаривал охотно, но были и препятствия. Например, помощник начальника московского УФСИН Анастасия Джу, когда мы говорили с врачом Магнитского Ларисой Литвиновой, почувствовала, что та может что-то сказать важное, и увела ее от нас.

Еще пример – начальник СИЗО нам сказал, что Магнитский не обращался к нему с жалобами. Но у нас есть копии заявлений, которые он передавал адвокатам. Мы показали ему ответ начальника УФСИН, который в ответ на эти жалобы написал письмо. Начальник СИЗО принес журнал регистраций жалоб, мы посмотрели журнал, и у нас создалось впечатление, что он просто весь переписан одной рукой. Все это вызывает серьезные подозрения».

По заключениям Комиссии, в СИЗО на Магнитского оказывалось давление для того, чтобы он дал нужные следователю показания.

«В России следователь сильно влияет на положение человека в следственном изоляторе, – считает Борщев. – Это противоречит тому принципу реформы пенитенциарной системы, которая у нас была. Как известно, учреждения пенитенциарной системы у нас переведены из Министерства внутренних дел в Министерство юстиции именно с той целью, чтобы следствие не оказывало давление на подследственных. Но положение подследственных зависит не столько от закона, по которому определяется ему мера пресечения, сколько от отношения следователя. А какое у него отношение? У него одна задача – сломать человека и добиться тех показаний, которых он хочет добиться».

«Мы хотим, чтобы уголовно-исполнительная система была действительно независима от следствия, – продолжает Валерий Борщев. – Мы считаем, что медицину тоже надо выводить из подчинения ФСИН, она должна быть независимой. Этот случай с очевидностью показал, как врачи не выполняли свой долг, потому что ими кто-то руководил. Здесь также есть большая вина суда – наши суды не учитывают состояния здоровья. Для заключенных есть определенный список болезней, при наличии которых их могут освободить из колонии, а для подследственных такого списка нет. Этот случай нам кажется очень важным, он представляет многие болезни нашей пенитенциарной системы. Здесь нарушено право человека на жизнь».

По словам Валерия Борщева, члены Комиссии намерены отправить свой отчет генеральному прокурору РФ, министру юстиции, председателю Совета по правам человека при президенте и директору ФСИН в надежде, что представленные факты дадут серьезные основания для изменений в пенитенциарной системе.

Профессор российского права в американском университете штата Пенсильвания Уильям Батлер в интервью «Голосу Америки» сказал, что если результаты исследований Комиссии действительно являются справедливыми, то в случае с Сергеем Магнитским наблюдались «шокирующие злоупотребления служебным положениям, и виновные должны быть привечены к ответственности».

Что касается роли следователя в судьбе подозреваемых в российской судебно-исполнительной системе, по словам профессора Батлера, англо-американская система правосудия весьма отличается от европейской и российской. «У нас структурно другие органы дознания, – рассказывает американский профессор. – Мы предоставляем полиции очень ограниченную власть над делами тех, кто находится под следствием. Мы пытаемся предоставлять подозреваемым незамедлительный доступ к судам и адвокатам. Я не могу сказать, что нам это всегда удается, конечно, бывают промахи. Но еще раз хочу подчеркнуть – у нас не такая система, как в России. Российская система создана по модели западноевропейской».

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG