Линки доступности

Инаугурация президента США: репортаж с Национального молла


Национальный молл. Вашингтон, округ Колумбия. 21 января 2013 года

Национальный молл. Вашингтон, округ Колумбия. 21 января 2013 года

Американцы говорят о своих надеждах и опасениях

Театр, как известно, начинается с вешалки – а вот для сотен тысяч американцев, собравшихся, невзирая на холод, стать свидетелями второй инаугурации президента Барака Обамы, действо началось с вашингтонского метро. На станциях метро, ввиду повышенных мер безопасности, движение толпы регулировали полицейские и солдаты, а любителям сувениров предлагалось приобрести специальный сувенирный проездной с портретом президента и лозунгом «Делаем историю во второй раз!»

Несмотря на размеры толпы, все проходило на удивление четко – заминка случилась только у металлодетекторов: охранники попытались объяснить женщинам с объемистыми баулами, что инструкции были ясными – с большими сумками на церемонию не пускают. Женщины начинают спорить. Стоящего за них мужчину пытаются не пропустить по той же причине – но он произносит пламенную речь о равенстве полов. В проходе металлодетектора образовывается пробка – почесав в затылке, охрана, скрупулезно проверяет сумки и, конфисковав пару бутылок с напитками, все же пропускает зрителей внутрь.

Зрители пришли, экипировавшись по всем правилам: некоторые, опасаясь долгих часов ожидания, надели лыжные штаны и запаслись одеялами. Судя по количеству аксессуаров, украшенных портретом президента – от шапок и шарфов до женских сережек и кокетливых ридикюлей – после четырех лет у власти Барак Обама еще не вышел из моды. По крайней мере, у демократов.

Зрители начинают собираться на Национальном молле – огромном газоне, простирающемся от Капитолийского холма до памятника Аврааму Линкольну – ни свет ни заря. Почетные гости – главы дипломатических миссий, конгрессмены, сопредседатели инаугурационного кабинета Барака Обамы, подтягиваются попозже – некоторые останавливаются на лестнице, ведущей на трибуны, окружающие платформу, на которой президент будет приносить присягу и начинают фотографировать толпу, или, заметив внизу знакомых, приветственно им машут. Ведущий церемонии объявляет прибывших – бывший президент Джимми Картер с супругой Розалин, бывший президент Билл Клинтон с супругой – Госсекретарем Хилари Клинтон, актриса Ева Лонгория, сенаторы, семья вице-президента Джо Байдена, дочери Барака Обамы Малия и Саша в сопровождении бабушки Мэриан Робинсон.

Детский хор исполняет с трибуны несколько песен, а потом музыкальную эстафету подхватывает оркестр военно-морского десанта. Некоторые зрители приплясывают в такт. Вступительную молитву произносит Мирли Эверс-Уильямс, чей муж Медгар Эверс, один из ведущих активистов движения за гражданские права в США, был убит в 37 лет в 1963-м году в Джексоне в штате Мисиссипи. Говоря об инаугурации Обамы и о том, что усилия «невидимых свидетелей не пропали даром», она по ошибке называет Обаму 45-м президентом (посколько Обама был избран на второй срок подряд, он по-прежнему остается 44-м президентом США).

Объявление церемонимейстера о том, что присягу вице-президента Джо Байдена примет судья Верховного суда Соня Сотомайор (первая женщина латино-американского происхождения, назначенная на эту должность) вызывает бурные аплодисменты. Обе церемонии присяги проходят на специальном подиуме, огороженном толстым слоем пуленепробиваемого стекла – Обама повторяет слова присяги в 11:50 утра.

В своей программной речи, которая длилась 19 минут, президент перечислил приоритеты своего второго срока, дав понять в очередной раз, что он не собирается потратить последующие четыре года на политические игры. Он намерен искать серьезные решения проблем насилия, связанного с огнестрельным оружием, положения нелегальных иммигрантов, угроз, связанных с глобальным потеплением, а также прав сексуальных меньшинств, поскольку принцип равноправия был заложен еще в декларации независимости.

«Это задача нашего поколения, продолжить то, что начали эти пионеры, – сказал Обама. – Наше путешествие не закончено, до тех пор пока наши жены, матери и дочери не будут получать зарплату, соразмерную их усилиям. Наше путешествие не завершено до тех пор, пока к нашим сестрам и братьям-геям не будут относится так же, как к любому другому в рамках закона – потому что если мы действительно созданы равными – любовь, которую мы даем другим, тоже должна считаться равной. Наше путешествие не закончено до тех пор, пока граждане не перестанут ждать часами в очереди, чтобы проголосовать. Наше путешествие не завершено, пока мы не найдем лучшего способа принимать энергичных, полных надежд иммигрантов, которые по прежнему воспринимают Америку как страну возможностей, и до тех пор, пока студенты и инженеры не будут призваны в ряды нашей рабочей силы – а не изгнаны из страны. Наше путешествие не закончено, пока все наши дети, от Детройта до тихих улочек Ньютауна, не будут знать о том, что они всегда в безопасности.»

Обама призвал американцев действовать – «осознавая, что наша работа не будет совершенной, что победы будут неполными, и что ее продолжат через четыре года те, кто стоят здесь – и те, кто будут здесь через 40, и через 400 лет» . Президент напомнил американцам, что он принес присягу не партии, а стране и Богу.

«Эта присяга не сильно отличается от той, что приносят солдаты, или иммигранты, реализовывающие свою мечту – или той, что мы приносим флагу, который развевается над нами и наполняет наши сердца гордостью.... У вас и у меня, как у граждан, есть возможность определять курс этой страны – и мы обязаны формировать дискуссии нашего времени, не только тем, как мы голосуем на выборах – но и тем, что мы высказываемся в защиту наших ценностей и идеалов.»

Как и четыре года назад собравшиеся после речи президента скандировали «О-ба-ма!» и размахивали флагами.

Атмосферу инаугурации при этом трудно было сравнить с эйфорией 2009-го. Афро-американка Рене, из Нью-Йорка, которая работает над жилищными проектами для бедных, говорит, что для нее эта инаугурация, скорее, – прощание с Обамой.

«То есть как это прощание – ведь президента только что переизбрали?»

«В 2009-м году были исторические выборы – я жалею, что испугалась давки и не поехала тогда. А на этот раз для меня это прощание, потому что я не верю, что за остаток моей жизни будет избран еще один чернокожий президент. Страна слишком разобщена. Вы слышали про то, что в Техасе собирали подписи, чтобы выйти из состава США? Иногда просто не верится, что на дворе 2013-й год. А кто будет обеспечивать их безопасность, кто им поможет, если штат пострадает от урагана?», – спрашивает Рене.

Она говорит, что понимает, что некоторые разочарованы политикой президента – в том числе и либералы, которым не нравится, что он не успел решить проблемы нелегалов, не закрыл тюрьму для подозреваемых в террористической деятельности в Гуантанамо на Кубе.

«Но неужели они не понимают, сколько проблем было у Обамы «на тарелке»? Невозможно же решить все сразу», – задает она еще один риторический вопрос.

Рене с братом так и не удалось увидеть президента вживую, но она не жалуется: «Мы стояли прямо напротив большого экрана, все было видно, так что нам очень повезло.»

Аманда и Эрик Питерсон, белая пара, которые приехали на инаугурацию из Фрезно в Калифорнии, говорят, что для них это первая инаугурация – «приключение, которое бывает раз в жизни».

«Это событие, о котором можно будет рассказать внукам – не только потому, что мы чувствуем себя тут частью истории, – говорит Эрик, – но и потому, что это момент, в который забываются все дрязги и разногласия, и мы все чувствуем себя американцами. Это – что-то вроде чуда, которое наша страна продолжает реализовывать раз за разом, каждые четыре года.»

Билеты на церемонию Питерсоны попросили в канцелярии их конгрессмена.

«Нам повезло – поскольку он республиканец, наверное, избиратели не стали заваливать его просьбами – и мы оказались совсем близко от трибуны,» – говорит Эрик.

Аманда, которая работает учителем, рассказывает, что гордится тем, что Обама ее президент, и что она вполне удовлетворена результатами его первого срока.

«Лично мне было очень стыдно, что десятки миллионов людей в этой стране не имели медицинской страховки до проведенной им реформы. Чего мне лично не хватает – так это иммиграционной реформы, которая позволила бы детям нелегальных иммигрантов, которые идут служить в армию, – стать полноценными гражданами. У меня есть знакомые, которые считают, что он сделал недостаточно – но один человек не может сделать все. Это зависит и от нас. «

Правда, Аманду настораживает тот факт, что в следующей администрации Обамы будут меньше женщин и представителей меньшинств, чем в администрациях его предшественников, но она готова дать ему еще один шанс.

«Он кажется мне вдумчивым человеком – мне нравится, что он предпочитает изъясняться целыми параграфами вместо коротких хлестких фраз, предназначенных для цитат в прессе. Мне кажется, восприятие Америки в мире явно улучшилось с его приходом. Что касается экономики – увеличение налога для богатых кажется мне справедливой идеей. Я надеюсь, что принятые им меры помогут избежать экономического кризиса «с двойным дном». Чего жаль – так это того, что Барак Обама пока не смог устранить дефекты в самой системе», – считает она.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG