Линки доступности

Наум Коржавин: «Это потеря для всех»

Госдепартамент США: «Выдающийся голос в защиту прав человека»

Государственный департамент США заявил, что глубоко опечален известием о кончине Елены Боннэр.

«Мы с глубокой печалью узнали о смерти Елены Боннэр – она была выдающимся голосом в защиту прав человека в бывшем Советском Союзе и России. Личная история Боннэр – от арестов по политическим мотивам ее родителей в 1930 году, до ее изгнания вместе мужем, Андреем Сахаровым – стала важнейшей частью современного человеческого сообщества и борьбы за права человека в России и во всем мире», – говорится в специальном заявлении, опубликованном на сайте Госдепартамента США.

В некрологе на сайте газеты Washington Post Кевин Клоз, знавший супругов Сахаровых во время работы корреспондентом в Москве, отмечает: «От Елены Георгиевны исходило ощущение сильной, несгибаемой воли, и это впечатление было полностью оправданным. Она ездила за тысячи километров от Москвы, навещая политзеков в ГУЛАГе. Она делала все, чтобы прорвать молчание вокруг Сахарова во время его ссылки в Горьком. Она бросала вызов Горбачеву, Ельцину и Путину. Казалось, ее не могло сломить ничто».

Откликаясь на смерть Елены Георгиевны, поэт Наум Коржавин в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал: «Она была человеком устремленным и вечно занятым. То, что теперь ее нет, - печально, потому что ее очень беспокоила судьба нашей страны и происходящее в мире. Она этим жила... Это потеря для всех, и для меня тоже».

Весть о кончине Елены Георгиевны Боннэр всколыхнула ветеранов правозащитного движения и представителей демократической общественности России. Корреспондент «Голоса Америки» обратилась к людям, лично знавшим Елену Боннэр, и попросила их поделиться своими воспоминаниями.

«Весь ее жизненный путь вызывает уважение»

Глава Московской Хельсинской группы, член Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации Людмила Алексеева прежде всего отмечает: «Она прожила долгую, счастливую и очень осмысленную жизнь, которой можно позавидовать». В последний раз Людмила Алексеева встречалась с Еленой Боннэр в Москве на мероприятиях, приуроченных ко дню рождения А.Д. Сахарова. «Она знакомила меня со своими внуками, показывала Сашу – очень красивую девушку, которую я до этого видела, когда ей было полтора годика. Я ее нянчила, когда ее родители ездили в Японию во время голодовки Андрея Дмитриевича и Елены Георгиевны в Горьком».

«Елена Георгиевна была личностью, она была женой, другом и единомышленником Андрея Дмитриевича Сахарова, и в этом плане незаменима. И именно такой останется в нашей памяти. Она давно жила в Америке, и мы лишь получали от нее какие-то весточки, но каждодневного участия в правозащитной деятельности в России она, конечно, не принимала», – подчеркивает председатель Московской Хельсинской группы.

Людмила Алексеева заметила, что если бы академик Сахаров прожил дольше, судьба России, возможно, была бы более счастливой. Вместе с тем, правозащитную деятельность Сахарова продолжают его единомышленники разных поколений, в том числе и самые молодые люди: «И они очень активны, ведь мы – уже сходящее со сцены поколение, – отметила Людмила Алексеева, – конечно, молодежь продолжает наше дело».

Борис Пустынцев – бывший политзаключенный, председатель общественной правозащитной организации «Гражданский контроль», кавалер Офицерского креста Венгерской Республики вспоминает: «С Еленой Георгиевной я впервые встречался примерно за год до того, как она вышла замуж за Сахарова. Кто-то их моих знакомых попросил передать через нее письмо. Я сидел дома с моим приятелем Лешей Шестовым, мы пили чай, когда она позвонила, что придет. И действительно, минут пятнадцать она побыла в нашей компании, и с первых же слов разговора мы поняли, что Елена Боннэр – наш человек. И после ее ухода мы с Лешей Шестовым обменялись мнениями, что она, конечно, незаурядная женщина».

После этого Борис Пустынцев еще неоднократно встречался с Еленой Боннэр вплоть до ее отъезда к детям в США.

Член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Леонид Романков был лично знаком с академиком Сахаровым с 70-х годов. О первой встрече с Еленой Боннэр он вспоминает так: «Это было в доме Лидии Корнеевны Чуковской, с которой я был в давней и тесной дружбе. И вот, еще до горьковской ссылки во время ужина с Лидией Корнеевной и Андреем Дмитриевичем я увидел и Елену Георгиевну. Меня очень поразил контраст между мягким, интеллигентным Андреем Дмитриевичем Сахаровым и жесткой, уверенной в себе, волевой и непреклонной Еленой Георгиевной».

«Я думаю, – продолжает Леонид Романков, – что она, конечно, в хорошем смысле влияла на Андрея Дмитриевича, то есть показывала ему, что происходит с угнетаемыми людьми, и привлекала его к проблемам правозащитников. Хотя, конечно, он и так понимал, что такое советская власть в ту эпоху. Могу сказать, что Елена Георгиевна была для Сахарова своеобразной путеводной звездой. Он ее очень любил, уважал, считался с ее мнением. И весь ее жизненный путь вызывает только уважение – начиная с участия в Великой Отечественной войне и заканчивая деятельностью в обществе «Мемориал» в качестве международно признанной правозащитницы».

«Ангел-хранитель и продолжатель дела Сахарова»

Михаил Федотов – советник Президента РФ и председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека рассказывает: «Судьба не раз сводила нас с Еленой Георгиевной. Не скажу, что мы были с ней очень тесно знакомы, но мы с ней действительно встречались и переписывались по электронной почте. Но самое главное – что мы всегда занимали одну и ту же позицию и всегда друг друга понимали».

На вопрос, что в личности Елены Боннэр ему запомнилось больше всего, Михаил Федотов ответил: «Безусловно, я вспоминаю Елену Георгиевну, как человека с высочайшим уровнем несгибаемости. Для нее так называемая современная “пластичность”, которая характерна для многих наших политиков, была абсолютно чужда. Она была человеком принципов, и если она считала что-то недопустимым, то это было окончательным решением. Она не прощала никаких уверток, отговорок, она была абсолютно бескомпромиссна. Я сверялся с ее позицией для того, чтобы выработать собственную».

Михаил Федотов продолжает, что с такой позицией жить очень трудно, но такая философия, по его словам «на самом деле, является самой правильной. Потому что мы живем в представлениях «real politic», где есть некие условные «за» и «против», есть «обстоятельства, которые сильнее нас», и все это нужно учитывать… А она ничего этого не учитывала. Она просто говорила: «Это – безобразие!», «Это надо прекратить!», или, наоборот: «Это надо поддержать!». Подобная бескомпромиссность очень тяжела для жизни, но очень хороша для души», – полагает председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Относительно востребованности идей так называемой «старой гвардии правозащитников» Михаил Федотов сказал, что недавно он перечитывал статьи академика Сахарова конца 80-х годов. «Я был просто потрясен – насколько все современно! Такое впечатление, что если процитировать какие-то оторванные от исторического контекста фразы, вы почувствуете, что это было сказано буквально сегодня».

В качестве примера собеседник «Голоса Америки» привел фрагмент: «В стране в условиях надвигающейся экономической катастрофы и трагического обострения национальных отношений происходят мощные и опасные процессы, одним из проявлений которых является всеобщий кризис доверия к руководству страны».

«Когда это было написано – два дня назад? – спрашивает Михаил Федотов, и продолжает. – Если мы будем плыть по течению, убаюкивая себя надеждой постепенных перемен к лучшему в далеком будущем, нарастающее напряжение может взорвать наше общество с самыми трагическими последствиями! – Это писал Андрей Дмитриевич Сахаров, а ощущение такое, что было сказано сегодня утром. Это говорит и о гениальности Андрея Дмитриевича, и о том, что Елена Георгиевна была и его ангелом-хранителем, и продолжателем его дел, и человеком, который охранял его наследие. По сравнению с этими людьми, мы – просто малышня, мы не можем быть такими несгибаемыми, как Андрей Дмитриевич и Елена Георгиевна».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG