Линки доступности

Елена Боднар: «Жаль, что мое изобретение не было создано до 11 сентября»

  • Жамиля Гафур

Шумиха вокруг лауреатов Нобелевской премии не стихает. Сторонники советского геронтолога Алексея Оловникова продолжают утверждать, что именно он – а не награжденные американцы – первым раскрыл секрет старения организма. В это время еще одна – теперь уже американская – семья тоже празднует свою победу. Когда-то советский ученый, а ныне директор Института Управления Риском Травматизма при Чикагском университете, Елена Боднар стала лауреатом премии IgNobel Prize в области здравоохранения. Вручаемая ежегодно вот уже девятнадцать лет подряд награда чествует ученых, чьи изобретения «сначала заставляют смеяться, а потом задуматься». Во время церемонии награждения практичность изобретения госпожи Боднар – защитной маски-бюстгальтера на себе демонстрировали сами лауреаты Нобелевской премии прошлых лет. Сама же Елена призналась, что на идею о победоносном проекте ее натолкнуло событие весьма невеселое – трагедия, случившаяся 23 года назад на ее родине – Украине.

Жамиля Гафур: Елена, в первую очередь поздравляем вас с наградой. Каково это – получить такую премию?

Елена Боднар: Спасибо за поздравление. В этом году у IgNobel Prize было 70 тысяч соискателей, а наградили лишь авторов десяти работ. Поэтому получение такой награды лестно, а сама идея этой премии мне очень импонирует.

Присутствовавшие на церемонии лауреаты Нобелевской премии и премий IgNobel Prize оказались не только экспертами в своей научной области, но и обладателями тонкого чувства юмора. А юмор, используемый в правильном направлении, является сильнейшим орудием информации. И если после этой церемонии, кто-то, воспользуясь моей идеей, спасет хотя бы одну жизнь, то значит все мои усилия были не напрасны. Мне предоставилась возможность донести до широкой аудитории идею необходимости подготовленности населения к возможным чрезвычайным ситуациям, привлечь внимание к идее риск-менджемента на индивидуальном уровне.

Ж.Г.: Планируете ли вы массовый выпуск вашего бюстьгальтера-противогаза?

Е.Б.: Многие мои близкие, друзья и коллеги, так же как и я, всегда носят маску-бюстьгальтер. А теперь благодаря общественному вниманию, можно предположить, что потенциальный спрос на этот продукт будет высок. Поэтому сейчас я нахожусь в стадии выбора опытных партнеров, заинтересованных в коммерциализации изобретения.

Это изобретение так же удобно для повседневной носки, как и стандартный бюстгальтер. Предложенная дополнительная функция трансформации на две защитные маски не влияет на его основную роль, не отражается на эстетике бюстгальтера как элемента белья. Я уверена, что при незначительной разнице в цене покупатели предпочтут бюстгальтеры, соответствующие их требованиям для повседневной носки, при этом имеющие защитную функцию на случай чрезвычайной ситуации.

Ж.Г.: Как родилась идея создания такого необычного противогаза?

Е.Б.: Идея создания легко доступной защитной маски появилась еще давно, в Украине, когда произошла авария на Чернобыльской атомной станции. Тогда для всех стало очевидным, что официальные власти не были готовы к минимизации последствий аварии ни физически, ни морально. Ведь основная дозовая нагрузка на население, особенно на детей, в первые часы и дни после аварии пришлась на радиоактивный иод-131 в аэрозольной форме. Если бы население было информировано об этом и имело элементарные защитные средства, можно было бы, по крайней мере, уменьшить влияние аэрозолей. Для меня как врача, прошедшего подготовку по гражданской обороне, было просто невозможно не задуматься о необходимости создания доступных индивидуальных средств защиты. Тогда и родилась идея о бюстгальтере, трансформирующемся в две маски. Идея эта осуществилась в 2004 году при помощи моей команды в Чикагском университете. К сожалению, это не случилось до терактов в Нью-Йорке, когда люди задыхались от дыма, а маски были только у аварийных служб.

Ж.Г.: Об аварии в Чернобыле вы знаете не понаслышке, ведь вы сами из Украины. Как очутились в США?

Е.Б.: Я родилась и выросла в Запорожье, в семье медиков, окончила один из лучших в Украине медицинских институтов, ныне Запорожский Государственный Медицинский Университет. Там же я начала свою карьеру в области кардиологии, а после окончания аспирантуры московского физтеха в Запорожье приехал мой будущий муж — Игорь. Наш сын Ярослав родился в Украине, а сейчас он оканчивает аспирантуру в области биофизики в университете Иллинойса, где учится и наша дочь София.

Как мы очутились в США? Все просто – была возможность работы в Америке, и мы уехали. Вскоре после нашего отъезда распался Советский Союз, а в это время у нас в Чикаго родилась дочь, и была интересная работа.

Все эти годы мы с мужем проводили много времени в командировках, иногда вместе, но чаще каждый по своей работе. Земля стала нам казаться такой маленькой, ведь перелет из Чикаго в Киев занимает меньше времени, чем поездка из Запорожья до Москвы, да и виза в Украину не нужна. Продолжая научную работу в области исследований влияния Чернобыльской аварии на здоровье людей, я и теперь часто бываю в Украине, в Беларуси, иногда в России.

Ж.Г.: Над какими еще проектами вы работаете?

Е.Б.: Последние пять лет я вела научно-исследовательскую и образовательную программу по электрическому травматизму в Чикагском университете, одной из передовых медицинских школ в Америке. Большую часть моей научной работы занимает изучение механизмов, а также разработка и клиническое испытание новых диагностических и терапевтических технологий для лечения последствий травм. Опыт работы в этой интересной области на стыке биофизики, медицины и психологии подтверждает, что предотвращение травматизма является эффективным и экономически оправданным направлением в науке. Поэтому профилактика травматизации для меня является приоритеной областью работы в качестве директора Института Управления Риском Травматизма (Trauma Risk Management Research Institute).

Это научно-исследовательский, а также образовательный институт, который объединяет усилия специалистов из разных стран и областей науки: медиков, специалистов по анализу надежности персонала в промышленности, экономистов и других профессионалов. Несмотря на различия в способе мышления, нас объединяет идея поисков наиболее эффективных – как с медицинской, так и с организационной точки зрения – способов минимизации риска травматизма.

Ж.Г.: Похоже, в профессиональном плане вы состоялись...

Е.Б.: Мне посчастливилось заниматься любимым делом. Я считаю, что это является залогом успешной профессиональной деятельности. Но моим главным достижением все-таки является моя семья. В прошлом году мы с мужем отпраздновали серебряную свадьбу. Мы оба гордимся тем, что смогли воспитать замечательных детей и дать им прекрасное образование. Плоды этих трудов еще впереди...

XS
SM
MD
LG