Линки доступности

Дело об убийстве Политковской: бег по кругу

  • Инна Дубинская

Московский окружной военный суд в пятницу отказался вернуть в прокуратуру для доследования дело об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Вместе с тем, суд не стал избирать меру пресечения подсудимым, которым коллегия присяжных вынесла оправдательный вердикт 19 февраля этого года. Cуд назначил отбор коллегии присяжных по данному делу на 7 сентября, вызвав в качестве кандидатов 60 человек. Таким образом, дело будет рассмотрено в том виде, в каком оно поступило в суд.

Как известно, проходящие по делу в качестве обвиняемых Ибрагим и Джабраил Махмудовы, бывший сотрудник МВД РФ Сергей Хаджикурбанов и сотрудник ФСБ Павел Рягузов были освобождены из-под стражи после вынесения оправдательного вердикта на первом процессе. Предполагаемый исполнитель убийства Политковской, совершенного 7 октября 2006 года, Рустам Махмудов объявлен в международный розыск.

Адвокат семьи Политковской Карина Москаленко по телефону из Москвы сказала «Голосу Америки»: «Дело не расследовано. Преступление не раскрыто. В том виде, в каком оно поступило в суд, его рассматривать нельзя. Мы будем его обжаловать».

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов в интервью по телефону выразил возмущение решением суда:

«Это безобразное решение. Посмотрите, что получается. Мы – газета, родственники Анны Степановны – дети Илья и Вера, адвокаты Карина Москаленко и Анна Ставицкая, и с другой стороны – Генпрокуратура, то есть представитель обвинения, просили у суда перенести дело и отправить его на доследование, чтобы не выходить на процесс с теми же доказательствами, которые в этом же суде уже рассматривались.
С этим согласились обвиняемые и все их адвокаты. И вдруг судья (Николай) Ткачук принимает очень странное решение, от которого очень многое будет зависеть. Если нам не удастся обжаловать это глупое решение, то на втором процессе обвиняемых во второй раз оправдают. Тогда дело развалится. Или, если, например, их даже признают виновными, то у нас на скамье подсудимых все равно нет ни заказчика, ни исполнителя преступления. Куда ни кинь – всюду клин.
С другой стороны, есть обнадеживающий момент. Мне кажется, люди, заинтересованные в развале процесса, очень тесно общались с судьей Ткачуком, что-то он про это дело теперь знает».

Инна Дубинская: Какие у вас основания так утверждать?

Дмитрий Муратов: Хотел бы напомнить биографию господина Ткачука. Именно он осудил на длительный срок тюремного заключения тяжело больного человека по фамилии Трепашкин, чьим делом занималась Политковская. А адвокату (Михаилу) Трепашкину подбросили в автомобиль пистолет через несколько лет после того, как он вместе с ныне покойным Александром Литвиненко на пресс-конференции (18 ноября 1998 года) обличил свое ведомство ФСБ в попытках устранения неугодных олигархов. Так вот, Ткачук – тот же самый судья, который вел это чекистски мотивированное дело. В тех же кругах, которые мотивировали судью в деле Трепашкина, я бы поискал тех, кто попросил его, несмотря на полное единение сторон – и обвинения, и защиты – начать процесс до того, как следствие получит дополнительные доказательства, свидетельства и факты, над чем, как нам известно, оно работает.

И.Д.: Какие это круги?

Д.М.: Я полагаю, те, которые прикрывают истинного заказчика преступления. Если кто-то может рекомендовать судье принять нынешнее диковинное решение, то эти люди могут позвонить в Московский окружной суд. Это люди, тесно связанные со спецслужбами. В деле (об убийстве Политковской) есть много указаний на это. Я еще раз повторяю, Ткачук уже участвовал в чекистски мотивированном деле. Вообще, странно, что это дело поручили судье, осудившему Трепашкина, которого защищала Политковская. По закону здесь, наверное, все чисто, но этически – пованивает.

И.Д.: Означает ли отказ судьи от дополнительного расследования дела об убийстве Анны Политковской, что это дело пополнит список нераскрытых преступлений против журналистов и правозащитников в России?

Д.М.: Я бы это сформулировал иначе. Мне кажется, что провести имитационный процесс, который не выявит заказчика и не привлечет к ответственности исполнителя этого убийства, но сказать, что правосудие торжествует – это, скорее, пропагандистская акция, которая далека от реального судебного расследования.

И.Д.: Дело будет рассмотрено в том виде, в каком оно поступило в суд. Чего вы ожидаете?

Д.М.: Мы будет обжаловать это решение, и сделаем это в ближайшие дни.

Международная правозащитная организация «Репортеры без границ» присоединяет свой голос к протестам по поводу решения Московского окружного военного суда. Глава отдела этой организации по делам Европы и постсоветских стран Эльза Видаль сказала «Голосу Америки» по телефону из Парижа:

«Мы чрезвычайно разочарованы решением суда. Судья сегодня проигнорировал все аргументы прокуратуры о необходимости доследования, несмотря на то, что с прокуратурой были согласны все стороны, участвующие в этом процессе: и защита обвиняемых, и адвокаты семьи Анны Политковской.

Во-первых, мы полностью поддерживаем намерение Ильи и Веры Политковских опротестовать решение суда. И, во-вторых, у нас теперь нет никаких сомнений, что от этого судебного процесса нечего ждать, поскольку в России царит безнаказанность. Рассмотрение дела об убийстве Политковской в суде – пустая формальность. Вероятно, неслучайно выбор пал на судью, который отказался вернуть дело в прокуратуру. Однако такое решение российских властей более, чем странно. Они ничего от этого не выиграли».

Инна Дубинская: Президента Медведева, судя по его заявлениям, волнует проблема безнаказанности убийств журналистов и правозащитников в России. Например, он осудил убийство правозащитницы Натальи Эстемировой и потребовал найти и наказать виновных.

Эльза Видаль: У нас возникают сомнения, обладает ли он властью, чтобы добиться решения этой проблемы. Действительно ли он является лидером России? Его заявления, безусловно, ласкают слух на Западе, но этого недостаточно. Слова должны сопровождаться делами. Он должен продемонстрировать, что контролирует властные структуры, и что обладает как волей, так и полномочиями для установления законности в России. Через несколько недель после убийства Натальи Эстемировой и через три года после убийства Анны Политковской Московский окружной военный суд своим решением нанес поражение президенту Медведеву. Он должен на это отреагировать.

И.Д.: Как?

Э.В.: Он должен поставить вопрос о необходимости продолжения расследования с целью найти и привлечь к ответственности заказчиков и исполнителей убийства Политковской. Он также должен заменить прокурора, который будет отвечать за следствие, и предоставить для этого все необходимые технические и материальные средства.
Президент должен лично ознакомиться с делом об убийстве Политковской и встретиться с ее семьей. Он может сделать и многое другое, чтобы разубедить своих сограждан в том, что у правосудия в России завязаны не только глаза, но и рот, и что существует право на безнаказанное убийство тех, кто не угоден властям.

XS
SM
MD
LG