Линки доступности

Валентин Гефтер: «Главное – неотвратимость наказания»

  • Инна Дубинская

Директор Института прав человека Валентин Гефтер (архивное фото)

Директор Института прав человека Валентин Гефтер (архивное фото)

Валентин Гефтер, директор Института прав человека, член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, принимал участие в разработке поправок в Уголовный кодекс РФ, которые во вторник передал президенту Дмитрию Медведеву глава Совета Михаил Федотов. В частности, статью 144 УК РФ, устанавливающую ответственность за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста, предлагается дополнить новой частью, касающейся применения насилия. Кроме того, предлагается расшифровать формулировку о «выполнении общественного долга» (ст.ст. 63, 105, 111, 112, 277 и др.), указав конкретно на правозащитную и журналистскую деятельность.

В пояснительной записке Федотова президенту Медведеву отмечается: «Реализация Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» не потребует дополнительных расходов из средств федерального бюджета».

Валентин Гефтер поделился с «Голосом Америки» своим мнением о судьбе предлагаемых поправок.

Инна Дубинская: Какова предыстория этих поправок?

Валентин Гефтер: Они в целом были подготовлены Михаилом Федотовым летом прошлого года, сразу после гибели Натальи Эстемировой, но Совет наш тогда не счел их неотложными и безупречными.

И.Д.: Считаете ли вы возможным их принятие после получившего широкий международный резонанс избиения журналиста газеты «Коммерсантъ» Олега Кашина?

В. Г.: Да, вероятность не мала, но и «замылить» могут в Правовом управлении
администрации Президента или потом в Думе. Хотя по сути они настолько нестрашны для оппонентов, что «угробить» их могут только с одной целью – опорочить журналистов и наш Совет: мол, хотят выбить себе «на крови» привилегии, в глазах мало что понимающей публики...

И.Д.: Как вы оцениваете роль президента Медведева в достижении правосудия в данном случае?

В.Г.: Пока никак. Была только первая реакция и то обычного толка – найдут и накажут. Правосудие же состоит в том, что государство защищает всех от криминала, но особенно тех, кто потенциально или реально попадает под жернова машины чиновников и силовиков, которая частенько нанимает себе исполнителей-люмпенов для наказания активных граждан.

И.Д.: Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов считает, что ужесточение наказания не защитит журналистов от преследований. Для этого, по его словам, необходимо, чтобы правоохранительные органы просто честно следовали духу и букве закона. Согласны ли вы с этим мнением?

В.Г.: Главное здесь, по-моему, не ужесточение наказания, а его неотвратимость (такие дела – почти все «висяки») благодаря приравниванию общественников к должностным лицам в том смысле, что преступления против них являются отягчающим обстоятельством при осуждении и избрании наказания. И принятие такой нормы – даже если она всерьез мало что изменит юридически – должно дать сигнал правоохранительным органам снизу доверху: спустя рукава расследовать не удастся; обязаны рассматривать все версии, вплоть до ведущих наверх, к нерядовым заказчикам; судить должны без уловок и снисхождений.

Ведь все эти люди – защитники общественных интересов, а потому их надо защищать и беречь для того, чтобы вся система работала и тем самым защищала так называемого «простого» человека. Они для всех работают, а потому своими телами часто загораживают многих – как хорошие полицейские или независимые и неподкупные судьи. Так что тут не привилегии обретаются, а общественники хотят смертью смерть попрать. Тогда это и будет означать, что органы следуют духу и букве закона.

Другие материалы о событиях в России читайте здесь

XS
SM
MD
LG