Линки доступности

По данным Интерпола, Россия по уровню убийств (на каждые 100 тысяч жителей) находится на втором месте в мире после Южной Африки, количество подобных преступлений в 3 раза превышает аналогичную статистику в США и в 19-20 раз страны Евросоюза.

Но какой бы ни была статистика, она не дает полной картины человеческой трагедии, в том числе связанной со случаями, когда жертвами убийцы становятся члены его семьи. Только что в живописном городе Вирджиния-Бич на Атлантическом побережье, в штате Вирджиния суд приговорил к 35 годам тюремного заключения Джейкоба Джонсона, который около двух лет назад выстрелил в голову своей спящей жене и пытался покончить с собой. Мотивом его преступления было желание не допустить развода. Незадолго до этого в России в середине марта Юрий Меркинд явился с повинной в милицию в Москве, заявив, что убил жену и ее двух дочерей.

Дмитрий Арбух, ассистент профессора психиатрии в университете штата Индиана в Индианаполисе считает, что одним из триггеров суицида или убийства другого человека может быть депрессия. И хотя и в США, и в России широко применяются антидепрессанты, результат такого лечения не бывает однозначным, потому что депрессия – это болезнь, и как всякая болезнь, она может быть ухудшена разными ситуациями и стрессами, в том числе финансовыми.

Точку зрения американского психиатра, казалось бы, подтверждают факты. Как отметил на заседании коллегии Генпрокуратуры РФ в феврале этого года президент Дмитрий Медведев, экономический кризис привел к усилению «криминогенного фона в стране». Но, в то же время, в США аналогичные процессы в экономике совпали по времени со спадом преступности. По данным ФБР, в крупных городах количество убийств сократилось до невиданного за 40 лет уровня.

Можно ли предугадать, что человек – на грани убийства или самоубийства?

«Предугадать невозможно, но меры предосторожности принимать можно, – говорит доктор Арбух. – В США существует интересная статистика. Как известно, у детей и подростков при приеме антидепрессантов появляются мысли о самоубийстве. Поскольку это тоже очень опасно, то существует официальное предостережение на все препараты-антидепрессанты о возможности появления суицидных мыслей в начале курса лечения. Это помогает и врачам, и пациентам. Предупреждение об угрозе было обнародовано в 2003 году и с тех пор количество выписываемых лекарств детям и подросткам в Америке снизилось примерно на 20%. Но, в то же время, за этот же период число самоубийств увеличилось на 18%. Налицо стопроцентная связь между меньшим числом рецептов на лекарственные препараты и большим числом жертв самоубийства».

Доктор Арбух считает, что в данном случае необходим разумный подход: «Неизвестно, что хуже – депрессия или лечение от депрессии. В таком случае лечащий врач и пациент должны установить «баланс». Нередко говорят, что выписывается «слишком много лекарств», но получается странная картина – слишком много людей лечится, но им это не нужно, и не лечатся те, кому лекарства необходимы».

Но даже если человек не страдает депрессией – что само по себе служит сигналом тревоги – существует много других признаков, которые позволяют прогнозировать потенциальную угрозу личности для общества, отмечает Дмитрий Арбух: «Следует обращать особое внимание на какие-то факты, лежащие на поверхности: человек избавляется от своего имущества, все раздает, прекращает ходить на работу, перестает интересоваться новым, перестает общаться с друзьями, уединяется, удаляется от общества и семьи – это все неблагонадежные сигналы, и на это надо обращать внимание. В обществе должна быть обеспечена возможность встречаться с врачами, с психиатрами, с психотерапевтами, очень важно иметь доступ к лекарствам. В США практически все компании, особенно более крупные, в ряду предоставляемых льгот сотрудникам, обеспечивают и бесплатное лечение у психотерапевта. Как правило, речь идет о 5-10 встречах с психотерапевтом. Люди пользуется этой помощью. Это не визит к врачу. Это помогает многим без лекарств, если стояние человека не тяжелое. В этом отношении, если большие предприятия могут вложить средства и гарантировать сотрудникам такой бесплатный доступ к лечению, то, на самом деле, такой вид помощи полезен и для людей и для общества в целом».

У доктора Арбуха – многолетний опыт работы не только в США, но и в России. Он считает, что, учитывая социальные и культурные особенности российского общества, роль «душевного лекаря» там может принадлежать другу. «Это замечательный выход из положения, и ничего плохого в этом нет. Кроме того, аутогенная тренировка, медитация – замечательная система самоуправления. Еще людям очень помогает религия. Среди верующих меньше всякого рода заболеваний и меньше самоубийств, ведь есть кто-то, у кого можно попросить помощи: пусть это не врач и не психотерапевт, но для многих людей вера в Бога – это большая психотерапия», – резюмирует Дмитрий Арбух.

Читайте также:

Тучные американцы – проблема для бюджета США

Фаст-фуд сродни наркозависимости

Туберкулез в России – проблема социально-экономическая, считают эксперты

XS
SM
MD
LG