Линки доступности

Борис Березовский: Запад в недоумении

  • Инна Дубинская

Борис Березовский

Борис Березовский

25 ноября в Лондоне апелляционный суд рассмотрел заявление российской компании ВГТРК, оспаривающей решение в пользу Бориса Березовского против телеканала РТР (который входит в состав ВГТРК) и Владимира Терлюка, вынесенное британским судом 10 марта этого года. Березовский обвинил РТР и лично Терлюка в клевете за то, что в 2007 году в программе этого телеканала «Вести недели» был показан сюжет, где Терлюк, назвавшийся Петром, заявил, что олигарх причастен к убийству бывшего сотрудника КГБ Александра Литвиненко.

Сразу после слушаний по апелляции ВГТРК в Лондоне Борис Березовский дал интервью «Голосу Америки» по телефону.

Инна Дубинская: Почему вы изначально подали иск в британский суд против российского телеканала, вещающего в России?

Борис Березовский: Они обвиняли меня в убийстве моего друга Александра Литвиненко, зная прекрасно, кто его убил – российские спецслужбы. Они меня обвиняли в том, что я незаконно получил политические убежище в Великобритании. Это было показано по британскому телевидению, поскольку РТР вещает на территории Великобритании. Здесь его смотрит большая русскоязычная аудитория. И для меня вопрос репутации имеет большое значение. На свою репутацию в России я махнул рукой, потому что там все манипулируется. А здесь – другая история. Здесь у меня живут семья, дети, знакомые.

И.Д.: Как вы думаете, зачем РТР это было нужно?

Б.Б.: Я думаю, что главный побудительный мотив был оскорбление моих отношений с Сашей (Литвиненко –И.Д.) и того, что я, в общем-то, в какой-то мере чувствовал свою ответственность за то, что с ним произошло, потому что он был по ту же сторону баррикад, что и я, и шел с открытым забралом. Ведь за день до отравления Саши (Андрей –И.Д.) Луговой был в моем офисе, а отравил все-таки Сашу, а не меня. Много чего было, что создавало у меня внутренний дискомфорт. Потому я и решил обратиться в суд.

И.Д.: Компания ВГТРК, в которую входит телеканал РТР, заявила, что решение лондонского суда «полностью не признает, поскольку оно было принято незаконным составом суда, а также без участия ВГТРК». Что вы можете ответить на такие аргументы?

Б.Б.: На самом деле, есть четкая юридическая сторона этого дела. Судья Дэвид Иди, который вел этот процесс ведь не просто так сказал: «Подите вон!» Он же мотивировал свое решение. Насколько я понимаю, ВГТРК опоздало с идеей защиты, сделало это поздно. Британский суд имеет регламент и процедуры, потому ВГТРК и было отказано в праве участвовать в судебном заседании. Как мне объяснили мои адвокаты, практика британского суда абсолютно безупречна. Уверяю вас, если была бы малейшая возможность апеллировать принятое решение, тот ресурс, который был брошен – сюда приезжала целая бригада из Генпрокуратуры РФ – этого бы добился. Человек восемь прокуроров сидели на процессе и пытались им рулить, подсказывая адвокату (Зое Матвиевской – И.Д.), что Терлюк имеет право делать, а что – нет. Уверяю вас, это производило шокирующее впечатление на судью. Так что его решение было абсолютно мотивированным, обоснованным и полностью в рамках британского законодательства.

И.Д.: Владимир Терлюк утверждает, что суд проходил с нарушениями, в отсутствие присяжных…

Б.Б.: Он сам был категорически против суда присяжных, хотя мне было все равно. Именно поэтому Терлюку по данному пункту апелляции сразу было отказано. А второй пункт был связан с тем, что ему, якобы, нечем было платить за услуги адвокатов, и потому он остался без защиты. По этому пункту ему разрешили подать апелляцию, но решение было принято не в его пользу. Не знаю, что он собирается предпринимать дальше. Самый интересный для меня момент, что у него появился спонсор – Александр Брод.

И.Д.: Брод возглавляет Московское бюро по правам человека. Почему вас это удивляет?

Б.Б.: Меня удивляет, что Московское бюро по правам человека тратит сотни тысяч фунтов на защиту не гражданина России. Кроме того, специализация господина Брода – это антисемитизм и ксенофобия, а он влез в эту историю…

У меня создается впечатление, что чекистская бригада пытается защитить то, чего у них, безусловно, нет – чести – после того, как они выдвинули против меня надуманные обвинения. Я вынужден был им отвечать. Все, что они сейчас делают – это история для внутреннего российского потребления, потому что на Западе ничего, кроме недоумения это не вызывает.

И.Д.: ВГТРК заявляет, что будет добиваться справедливости в Европейском суде по правам человека…

Б.Б.: Я буду очень рад их последовательной глупости. Им мало Лондона, так они покажут себя на всю Европу. К счастью, в Европейском суде я уже не буду фигурантом. Фигурант будет Великобритания. Так что это уже история не моя.

Другие материалы о событиях в России читайте здесь

XS
SM
MD
LG