Линки доступности

Права человека в мире: государства против правозащитников


Заключенные Гуантанамо

Заключенные Гуантанамо

Организация Human Rights Watch опубликовала ежегодный доклад о ситуации с правами человека в мире (World Report 2010). В нем анализируется ситуация в 90 странах мира. Доклад посвящен памяти двух правозащитников, ушедших из жизни в прошлом году – погибшей в авиакатастрофе Элисон Дез Форжес, долгое время работавшей в Руанде, и Натальи Эстемировой, убитой в Чечне.

Авторы доклада указывают, что «каждое правительство периодически испытывает искушение нарушить права человека. …Правозащитные движения пытаются повысить цену подобных нарушений», чтобы власти знали, что за попирание прав и свобод граждан им придется заплатить высокую цену.

Выступая на презентации доклада, исполнительный директор Human Rights Watch Кеннет Рот, отметил, что в последние годы мировое правозащитное движение заметно усилилось, но одновременно государства все более активно используют новые способы давления на активистов и структуры, делающие достоянием гласности нарушения прав человека.

Среди подобных методов – убийства правозащитников, активистов, адвокатов, причем для этой цели государства все чаще предпочитают использовать «неизвестных преступников», розыск которых обычно не приводит к успеху. Как указано в докладе, «в 2009 году Россия была в авангарде убийств защитников прав человека. Несколько жертв имели между собой нечто общее – они сообщали о незаконных арестах, пытках и казнях, совершенных в Чечне силами, де-факто находящимися под контролем чеченского президента Рамзана Кадырова. Российские власти способствовали созданию культуры безнаказанности при нарушении законов, что не может не ободрять авторов этих убийств».

Кроме убийств, власти многих стран в борьбе с гражданским обществом активно используют угрозы, унижения, избиения и тюремное заключение; правозащитные организации и активисты под надуманными предлогами становятся жертвами уголовных преследований.
Ряд государств (особенно часто это наблюдается в Китае и Иране), стремятся ограничить – например, лишить соответствующих лицензий – работу профессиональных юристов, которые занимаются защитой прав человека.

Авторитарные режимы традиционно не допускают существования правозащитных организаций, однако в 2009 году многие открытые общества также ввели ограничения такого рода. В качестве одного из примеров приводится Россия: как указано в докладе, в частности, принятый в 2006 году закон сделал регистрацию НКО на 40% дороже, чем регистрация коммерческих структур, а деятельность НКО можно легко остановить.

Кеннет Рот выразил особую озабоченность тем, что отдельные государства начинают активно и зачастую успешно блокировать работу международных органов, которые призваны защищать права человека и преследовать преступников, совершивших преступления против человечества. В качестве примера он обратил внимание на ситуацию с Международным уголовным судом в Гааге, который вынес вердикт об аресте президента Судана Омара аль-Башира за его действия в Дарфуре. Однако государства-члены Африканского Союза, во многих из которых существуют автократические режимы, выступили в защиту аль-Башира.

Кеннет Рот также подверг критике администрацию Барака Обамы, отметив, что наблюдается значительное «улучшение риторики, которое, тем не менее, не воплощается в конкретные действия». Он привел много примеров подобного расхождения между словами и делами – одним из них была российская политика США. Исполнительный директор Human Rights Watch напомнил, что в ходе своего визита в Москву президент Обама провел встречу с российскими правозащитниками, заверив их, что США продолжат выступать в защиту прав человека. Однако Вашингтон не оказывает никакого давления на российские власти, чтобы те, например, более активно искали организаторов громких убийств активистов правозащитного движения.

Кеннет Рот также обратил внимание на ситуацию с тюрьмой Гуантанамо, приказ о закрытии которой Барак Обама принял в первые дни своего президентства. Однако, по словам Рота, «Гуантанамо – это не просто тюрьма». Ее опасность заключается в том, что с момент ее создания там совмещены два незаконных принципа: во-первых, заключенные долгое время содержатся под стражей без предъявления обвинений, во-вторых, их дела рассматривает военный трибунал, а не открытый суд. Обама несколько модифицировал эти практики, однако сами эти принципы продолжают действовать.

В разделе доклада, посвященном России, указывается, что «2009 год был отмечен ростом насилия и угроз по отношению к правозащитникам, активистам гражданского общества и независимым журналистам. Эти атаки – наряду с ограничительными законами, преследованием независимых групп и враждебным отношением представителей власти – ухудшили и без того негативную ситуацию, в рамках которой действует гражданское общество». Подчеркивается, что «это резко контрастирует с позитивной риторикой президента Дмитрия Медведева, признающего значение гражданского общества».

XS
SM
MD
LG