Линки доступности

Правозащитники о ситуации в детских интернатах России

Не менее 30% детей-инвалидов, проживающих в российских интернатах, сталкивается c насилием. Об этом сообщается в недавнем докладе международной правозащитной организации Human Rights Watch.

Активисты организации собираются «добиться улучшения прав детей-инвалидов на всей территории России и прекратить нарушения их прав». По словам некоторых детей, с которыми общались авторы 93-страничного доклада, персонал сиротских приютов неоднократно бил их, подвергал унижениям, накачивал седативными препаратами и неделями держал их в психиатрических лечебницах.

Однако это, считают в HRW, не единственная проблема детских домов в России. По словам экспертов, родители неоднократно отказываются от детей с инвалидностью из-за давления персонала интернатов, который убеждает их в нежизнеспособности младенцев.

«Когда у меня родился ребенок с синдромом Дауна, доктора сказали мне, что она, скорее всего, всю жизнь будет «как овощ» и будет нуждаться в постоянной опеке, – вспоминает одна из участниц опроса HRW Анастасия Даунис. – Еще они сравнили мою Дашу со сломанной игрушкой, которую можно вернуть в магазин».

Как рассказала в комментарии «Голосу Америки» исследователь HRW Андреа Маззарино, для некоторых европейских стран такая ситуация была бы неприемлема, как и отказ от больного ребенка, если у него есть хотя бы какие-то родственники.

«Во многих европейских странах детских домов не существует, потому что детей, даже если у них нет родителей, забирают их бабушки, дяди, тети или братья, – пояснила она. – А уж ситуация отказа от больного ребенка там была бы просто невообразима».

Исследователь HRW Андреа Маззарино занимается проблемами детей-инвалидов в России уже не первый год. Она согласилась дать интервью «Голосу Америки» о положении таких детей и о том, какие меры поддержки следует принять государству.

Евгения Кузнецова: Во всех ли интернатах, которые вы посетили, дело обстоит так плохо, как в вашем докладе?

Андреа Маззарино: Я посетила десять или двенадцать интернатов, и, в основном, дети там подвергаются насилию и о них никто не заботится. То есть проблемы везде одинаковые, но где-то их больше, а где-то меньше.

Я уже два года наблюдаю за этой ситуацией и должна признать: кое-что меняется к лучшему, и это разработка доступной среды. Государство занимается ей очень активно. Власти принимают меры для того, чтобы станции автобусов и метро стали удобнее для всех людей с инвалидностью.

Но есть то, что не меняется: дети все еще попадают в интернаты, потому что их родители подвергаются давлению со стороны персонала. Кроме того, интернатские дети продолжают страдать от огромного количества угроз и факторов. Ситуация с детьми не меняется к лучшему, хотя государству и есть, чем гордиться в плане разработки доступной среды.

Е. К.: Какие именно меры для улучшения положения детей-инвалидов в РФ следует принять?

А. М.: Детям в интернатах необходимо создать другие условия. Для персонала необходимо проводить специальные тренировки, чтобы они узнали о правах детей, получили информацию о том, как их обучать, и так далее. Они должны знать, что эти дети заслуживают заботу и образование.

Это первая задача. Вторая – сделать так, чтобы персонал не оказывал давление на родителей, чтобы их не уговаривали оставлять детей в интернатах.

В-третьих, необходимо создать госпрограмму, которая позволяла бы находить для детей семьи, а не оставлять их в интернатах. В интернате ребенок может находиться некоторое время, если он потерял маму, но потом он должен вернуться в семью или быть помещен в новую.

Е. К.: А как обстоят дела с положением детей с отставанием в развитии?

А. М.: Я думаю, что дети с задержкой развития особенно сильно страдают, потому что их еще называют необучаемыми, так считают многие чиновники. Эти дети и в интернатах, и в обществе часто не получают образования. В российских школах не всегда есть места для таких детей, и они, как правило, недостаточно оборудованы для того, чтобы дети могли получить доступное образование. В интернатах они часто живут вообще без всякого внимания и опеки взрослых. Бывает, что 18-летний выглядит на 10 или даже на 5 лет и не может самостоятельно ни есть, ни ходить.

Е. К.: Вы считаете, что российский запрет на усыновление иностранцами как-то повлиял на положение детей-инвалидов?

А. М.: У нас нет в этом вопросе никакой позиции. Мы считаем, что в вопросе с интернатами мы должны рассматривать любые альтернативы. Поэтому развитие российского усыновления, которое провозгласило правительство, – это хорошо. Не так важно, будут ли дети усыновлены русскими или американцами. Главное, чтобы они получили крышу над головой и свою долю родительской заботы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG