Линки доступности

Жертвами репрессий и унижений становятся даже лояльные режиму жители Чечни

МОСКВА — Международная правозащитная организация Human Rights Watch в среду опубликовала доклад «Как по минному полю: чеченские власти против несогласных».

В 56-страничном документе приводятся свидетельства того, что в Чечне «наказывают и публично унижают людей, которые негативно высказываются о тех или иных аспектах властной политики и общей ситуации, либо не проявляют готовности восхвалять республиканское руководство». В докладе также рассматривается происходящая в последнее время эскалация угроз, нападений и задержаний, которым подвергаются журналисты и правозащитники.

Действующий руководитель республики Рамзан Кадыров, становившийся два раза главой Чечни по назначению из Москвы, 18 сентября этого года впервые будет участвовать в прямых выборах высшего должностного лица этой республики. Правозащитники убеждены, что репрессии в Чечне, о которых говорится в докладе, «преследуют цель напомнить жителям Чечни о том, «кто в доме хозяин», а также блокировать поступление из республики любой негативной информации, которая могла бы повлиять на отношение Кремля к Рамзану Кадырову».

Доклад основан на материалах более чем 40 интервью с пострадавшими, а также с правозащитниками, журналистами, юристами и другими экспертами.

В частности, в одном из задокументированных Human Rights Watch случаев «местные силовики в декабре 2015 года подвергли насильственному исчезновению человека, который, судя по всему, позволил себе иронизировать в адрес Рамзана Кадырова в соцсетях. Через две недели в примерно 40 километрах от Грозного было найдено его тело с множественными переломами».

Татьяна Локшина: в Чечне страдания от унижений превысили страдания от войны

Автор доклада – директор российских программ Human Rights Watch Татьяна Локшина –в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что масштаб притеснений, чинимых чеченской властью в отношении жителей республики, поражает: «Важно подчеркнуть, что за последние полтора года уровень репрессий против даже самых мягких критиков ситуации в Чечне отчаянно зашкалил. Мы все понимаем, что Кадыров очень зависит от Кремля –политически и финансово. И судя по всему, нервничая, понимая, что есть определенная степень недовольства со стороны кремлевского начальства, Кадыров попытался зачистить информационное пространство окончательно, видимо, предполагая, что если из Чечни не будет выплескиваться никакой негативной информации, то проблема будет решена. Нет информации – нет повода для недовольства».

При этом определенное недовольство Рамзаном Кадыровым со стороны федерального центра, по мнению Татьяны Локшиной, в последние полтора года выражалось вполне ясно: «Рамзан Кадыров стал получать не самые приятные сигналы из Кремля. Путин говорил о том, что необходимо, чтобы чеченское руководство соблюдало закон, указывал Рамзану Кадырову на то, что ему необходимо налаживать отношения с федеральными институтами, сотрудничать. Этого нельзя недооценивать, потому что это происходило в первый раз за всю политическую карьеру Кадырова. Как нельзя недооценивать и того, что, когда у Кадырова весной истекли полномочия, Кремль заставил его подождать и поерзать – полномочия были подтверждены не сразу. И благословение идти на выборы от Путина он получил не сразу. Почему? Видимо, таким образом федеральный центр, собственно, президент, демонстрировал господину Кадырову, кто является хозяином».

Директор российских программ Human Rights Watch, много раз лично побывавшая в Чечне, рассказывает, что преследования за малейшую критику создали в республике невыносимую для многих атмосферу: «Меня очень сильно подтолкнуло к началу работы над этим докладом то, что я за последний год все чаще от людей из Чечни слышала изложенную разными словами одну и ту же мысль: «На войне было чудовищно – бомбежки, обстрелы, похищения и исчезновения людей, жуткие федеральные операции, но мы с этим кошмаром как-то жили, не теряя своего достоинства. Мы могли выходить на улицу, перекрывать дороги, куда-то жаловаться, могли говорить с журналистами. Пусть это было опасно, но мы могли. А сейчас страх настолько удушающий, что мы ничего не можем, у нас отняли наше достоинство. И вот то, что у нас отняли достоинство – это даже страшнее, чем война».

Александр Черкасов: Людей в Чечне притесняют за обычные бытовые жалобы

Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов в интервью «Голосу Америки» подчеркивает, что в Чечне преследуют людей отнюдь не обязательно за инакомыслие: «Мы, «Мемориал», тоже выпускали в июне этого года доклад с анализом ситуации на Северном Кавказе за последние 2-3 года. И там есть, например, жалобы на сугубо социальные сюжеты, в том числе и жалобы, адресованные Рамзану Кадырову, распространившиеся через разного рода электронные средства связи и социальные сети».

«Были и сюжеты с поборами, и сюжеты с социальными выплатами, и сюжеты с требованием откатов за восстановление жилья — и это те самые сюжеты, после которых жалобщики оказывались не в самых, мягко говоря, комфортных условиях. Потом их видели кающимися по телевидению, с покаянием, мягко сказать, не очень добровольным — они отказывались от своих слов, клялись в любви к главе Чеченской республики и каялись, каялись, каялись» - рассказывает Александр Черкасов.

Правозащитник приводит пример жестоких преследований человека, осмелившегося просто пожаловаться на разруху в своем селе: «Дело Рамазана Джалалдинова, который жаловался на то, что их село – не чеченское, а аварское село в горном Шаройском районе – находится в полном небрежении. Что было после того, как перед «прямой линией с Путиным» Джалалдинов распространил эту жалобу? Была чуть ли не охота на него: сгорел его дом, его семью вывезли и выкинули где-то на границе с Дагестаном. В итоге Рамзан Кадыров вдруг неожиданно объявил 2016 год годом Шаройского района, село начали отстраивать и восстанавливать, и даже самому Джалалдинову восстановили сгоревший дом. Но кто знает, если бы за ним не стоял 400-тысячный аварский народ, проживающий в Дагестане, что было бы с этим жалобщиком?»

По мнению Александра Черкасова, политические права, в нарушении которых Human Rights Watch обвиняет Рамзана Кадырова, прямо связаны с правами социально-экономическими: «В России часто разные люди говорят, что гражданские права – это не так важно, важнее экономические, социальные права, а без гражданских прав как-нибудь обойдемся. Но практика – и российская в целом, и чеченская, в частности - говорит об ином. А именно: если у вас плохо с гражданскими правами, с возможностью высказаться о чем-то, то тогда у вас плохо и с экономическими, и социальными правами. Нередко народ ведется на то, что им говорят: «Зачем вам свобода слова? Давайте-ка, пусть будет сытно, но молча». Так вот – молча сытно надолго не будет».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG