Линки доступности

HRW и «Международная амнистия»: «Ситуация в России беспрецедентно плоха»


Владимир Путин

Владимир Путин

Международные правозащитные организации обсудили результаты первого года третьего президентства Владимира Путина

«Глядя на тот размах, с которым российские власти набросились на правозащитные организации, задаешься вопросом: а удастся ли нам собраться еще в пресс-центре “Интерфакс”»?» – так начал совместную конференцию двух крупнейших правозащитных организаций глава российского отделения организации «Международная амнистия» Сергей Никитин.

Под этим лозунгом и прошла совместная презентация докладов «Международной амнистии» и Human Rights Watch, посвященных подведению итогов первого года нового президентского срока Владимира Путина.

Исследования с «говорящими» названиями «Свобода в опасности» и «Разрушительное законотворчество», как рассказали участники пресс-конференции, были призваны проанализировать как новые российские законы, так и изменения в действующем законодательстве, а также правоприменительную практику.

В ходе совместной презентации представители Human Right Watch Татьяна Локшина и Рейчел Денбер, а также Сергей Никитин и Джон Дальхизен из «Международной амнистии» подвергли критике как законотворческие инициативы российской власти, так и активное наступление властей на НКО.


«Законовредительство»

Заместитель директора по вопросам Европы и Центральной Азии HRW Рейчел Денбер в ходе пресс-конференции заявила, что наибольшее недовольство у правозащитных организаций, работающих в России, вызвали принятие законов 121-ФЗ («об иностранных агентах»), «закона Димы Яковлева», а также внесение в Уголовный кодекс поправок, противоречащих, по ее словам, здравому смыслу. Тем не менее, в своем выступлении особое внимание эксперт уделила «закону об иностранных агентах», который, помимо прочего, угрожает и деятельности HRW на территории России.

«Мы не понимаем, какие конкретные юридические цели этот закон преследует, потому что еще до его появления неправительственные организации в России обязаны были отчитываться об источниках своего финансирования», – сказала Денбер и добавила, что принятый в России закон никак нельзя сравнивать с аналогичным инициативами других государств.

«Мы часто слышим, что “закон об иностранных агентах” не отличается от законодательств других стран, причем особенно часто его сравнивают с американскими законами, – пояснила она. – Но я в очередной раз хочу отметить, что между этими двумя законами очень большая разница: в Америке, если ты получаешь от кого-то финансирование, это вовсе не значит, что тебя контролируют, а в России “иностранный агент” – это клеймо врага или, что еще хуже, предателя».

По мнению правозащитника, «закон об иностранных агентах» – это «циничная попытка поставить знак равенства между выражением беспокойства о состоянии прав человека и законностью в России и покушением на российский суверенитет». Помимо прочего, считает Рейчел Денбер, он плох еще и тем, что «таким образом власти дают "зеленый свет" федеральным и местным властям разбираться с гражданским обществом, как им угодно».

Правозащитники – о проверках

Свою коллегу из HRW поддержала и заместитель главы московского филиала организации Татьяна Локшина.

«С точки зрения HRW, то, что происходит в России, – это наступление на гражданское общество, причем абсолютно беспрецедентное для новейшей российской истории. – заявила она. – Мы находимся на достаточно адекватной позиции для того, чтобы делать такие заявление, потому что HRW работает в России более 20 лет».

Подобные обвинения российские власти, по словам эксперта, заслужили в первую очередь своими законодательными инициативами.

«Эти законы начали проталкивать через законодательное собрание сразу же после инаугурации Путина. – рассказала Локшина. – У нас была надежда, что они не будут применяться, но сейчас мы своими глазами видим, как они применяются».

По данным HRW, сообщила эксперт, четыре организации уже получили предупреждения, две сейчас разбираются со своими административными делами – это ассоциация «Голос» и костромская организация «Центр поддержки общественных инициатив».

Ситуация с костромскими правозащитниками, считает Локшина, является беспрецедентной, поскольку они получили предупреждение от властей из-за того, что принимали участие в круглом столе, где присутствовал специалист из США.

«Этого местным властям оказалось достаточно, чтобы обвинить Центр в том, что он является “иностранным агентом”», – резюмировала она.

Ситуация в России с соблюдением прав человека, считает правозащитник, является совершенно «ненормальной и абсурдной».

«Гражданское общество задыхается из-за агрессивнейшей государственной политики», – резюмировала она.

«Международная амнистия»: репрессии налицо

Правозащитники из «Международной амнистии» столь же пессимистично оценивают ситуацию в России.

«Для нас очень важно выступить именно сегодня, когда уже второй месяц по всей стране идут массовые проверки общественных организаций, – заявил Сергей Никитин. – Что бы ни говорилось о важности этих проверок, на наш взгляд, налицо атака на гражданское общество в России».

Прогноз о дальнейшем развитии событий в России эксперт делать не стал, заявив, что пока не ждет ничего хорошего.

Его поддержал директор программы организации по Европе и Центральной Азии Джон Дальхизен.

«Введенные за последнее время в России законы – это специально созданный инструмент репрессий, – считает он. – Очевидно, что, обеспокоенные протестами, которые сопровождали парламентские и президентские выборы, российские власти приняли и применяют значительный спектр законов, которые добавили новые ограничения на право на свободу выражения и собраний».

При этом эксперт пояснил, что речь не идет о тех законах, которые были «плохо написаны или плохо применяются», но которые «при этом обслуживают какие-то легитимные цели».

«Напротив, благодаря той риторике, которая сопутствовала их введению, стало ясно, что они направлены не на легитимные цели», – заявил он.

Те немногие протесты, которые прошли после выборов, не закрывают собой тот факт, считает Дальхизен, что другие протестные мероприятия были незаконным образом запрещены или разогнаны.

«Под запрет попало все, от массовых игр в снежки до акций в поддержку сексуальных меньшинств», – рассказал он.

Однако еще большее беспокойство в правозащитном сообществе, по словам эксперта, вызывает тот факт, что нарушение международных обязательств России в сфере прав человека, похоже, не очень волнует руководство страны.

«Российское руководство также часто пытается подорвать целостность международной системы поддержки прав человека в стране и вне страны», – добавил он.

Прогнозы экспертов

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», эксперты сошлись во мнении, что пока никаких далеко идущих предсказаний о ситуации в Росси дать нельзя.

«Пока непонятно, какой будет результат у этой массовой волны проверок, – заявила Рейчел Денбер. – Может быть, будет очень много штрафов, может быть, еще какие-то ограничения, но все это может опустить "сапог на горле" чуть ниже».

Другим вариантом развития событий, по ее словам, может быть закрытие гражданских организаций по «закону об иностранных агентах» или за какие-либо другие правонарушения.

«Будем надеяться, что этого не произойдет, потому что сегодня нашими докладами мы, возможно, поднимем тревогу, – добавила эксперт. – Ситуация и вправду тревожная: что будет дальше с проверками – непонятно».

Ее коллега Татьяна Локшина обрисовала еще один вариант возможного будущего для российских НКО, правда, тоже безрадостный.

«Если рассматривать мягкий сценарий, то проверки, возможно, кончатся не приостановкой деятельности, а штрафами, – сказала она. – Но даже в этом случае мы говорим об очень больших суммах денег – от 300 до 500 тысяч рублей с организации».

По словам правозащитника, эти суммы являются непосильными для большинства НКО.

«Вполне может быть, что какие-то организации просто не выдержат финансовой нагрузки, и тогда их не надо будет приостанавливать или закрывать – они самоликвидируются», – резюмировала Локшина.

Тем не менее, эксперт, по ее собственным словам, надеется на лучшее.

«В своем докладе мы, в частности, обращаемся к международным организациям с просьбой, когда это возможно, обращаться к российским властям и напоминать им об их обязательствах, о том, что это наступление на гражданское общество необходимо прекратить, – пояснила она. – Может быть, это и поможет».

Продолжая дискуссию о «цене вопроса», представители правозащитных организаций заявили, что никто из них не получил «ни рубля» из того миллиарда, который, как недавно заявил в своем выступлении президент Владимир Путин, был выделен из бюджета на НКО.

«Если бы кто-то из нас получил эти деньги, мы бы здесь не сидели», – шутливо заметил Джон Дальхизен.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG