Линки доступности

Списки Спиглера

  • Нэнси Гринлис

Во время Второй мировой войны фашисты захватили немало предметов искусства из бесценных коллекций богатых европейских семей. Некоторые освободительные армии, положившие конец войне, также занимались мародерством. В результате сегодня множество похищенных предметов искусства рассеяно по музеям или собраниям частных коллекционеров по неведению или же сознательно присвоивших их, в то время как законные владельцы не оставляют попыток добиться возвращения своей собственности. Многие из них обрели могучего союзника в лице американского адвоката Ховарда Спиглера, благодаря усилиям которого сотни украденных шедевров были возвращены хозяевам.

Ховард Спиглер борется за справедливость в искусстве. Он окончил юридический факультет Колумбийского университета в 1974 году, намереваясь посвятить свою жизнь борьбе за общее благо.

«Если бы во время моей учебы кто-то сказал бы, увидев мое будущее в хрустальном шаре, что я стану адвокатом по вопросам искусства, скорее всего, я вообще не понял, о чем идет речь», - говорит Спиглер.

Ведь тогда такой профессии не существовало. Спиглер и его партнер Лоренс Кэй вместе со своим наставником Гарри Рэндом стали первыми ее представителями.

Все началось в 1982 году с дела о двух портретах, принадлежавших одному из музеев в Восточной Германии, правительство которой и представляли юристы. Во время войны власти спрятали картины в замке, откуда позднее их вывезли американские военные, продавшие произведения искусства в США. Выиграв дело, контора Спиглера впервые помогла другому государству через суд отвоевать культурные ценности у Соединенных Штатов.

Около 12 лет назад Спиглер начал заниматься делами о предметах искусства, похищенных фашистами.

«Ховард – благородный человек. Я глубоко уважаю его за его высокие моральные принципы. Он брался за самые трудные дела в области восстановления прав собственности на предметы искусства», - говорит историк Марк Масуровский, один из основателей фонда Holocaust Art Restitution Project.

М.Масуровский нередко обращается к Х.Спиглеру за помощью в разрешении этических и юридических вопросов, возникающих при работе с предметами искусства, на которые нет необходимых документов, удостоверяющих их подлинность и законного владельца. По словам Масуровского, Спиглер заставил людей обращать более пристальное внимание на происхождение коллекций: «Думаю, его основная заслуга заключается в том, что он установил более строгие нормы отношения к предметам искусства, заставив и мировой художественный рынок, и музеи осознать, что у них есть обязательства, поскольку предметы, не имеющие надлежащей документации, очевидно, являются украденными».

В этом месяце Спиглер и его коллеги из конторы «Herrick, Feinstein» урегулировали одно из самых запутанных дел в истории культурного права. В 1938 году, когда Австрия была аннексирована гитлеровским Третьим рейхом, один из членов Национал-социалистической рабочей партии Германии присвоил картину, принадлежавшую еврейскому торговцу из Вены – «Портрет Уолли» Эгона Шиле. Картина в конце концов оказалась в Венском музее, но была конфискована властями США в тот момент, когда находилась на выставке в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Благодаря Спиглеру наследники законного владельца картины получили 19 миллионов долларов. Шедевр Шиле вернется в Венский музей, однако рядом с ним будет размещена пометка о том, что он был украден фашистами.

В 1993 году правительство Турции вынесло благодарность Спиглеру за то, что он помог возвратить на родину ювелирные изделия из золота и серебра 6-го века, похищенные из захоронений и проданные затем в Метрополитен-музей в Нью-Йорке. Спиглер хорошо помнит тот день, когда он в сопровождении представителя властей Турции посетил музей, где теперь выставлены сокровища: «Он объяснял посетителям, что мы помогли вернуть эти сокровища. Реакция людей помогла мне понять, для чего я делаю все это: они были так благодарны, хлопали нас по спине, улыбались, пропускали вперед, чтобы мы могли получше все рассмотреть».

Кристофер Марианелло - главный консультант организации Art Loss Register, частной клиринговой компании, занимающейся пропавшими предметами искусства. По его словам, Спиглер, ставший примером для многих адвокатов, будто рожден для этой непростой работы: «Молодые юристы, только начинающие заниматься культурным правом, стараются перенять мягкость Ховарда. Ведь эта отрасль права сильно отличается от других. Здесь вы сталкиваетесь с самыми разными людьми, часто приходится работать с семьями, пережившими Холокост. Здесь не место напористым нью-йоркским адвокатам, которых показывают по телевизору».

11 июля Спиглер получил награду Ассоциации расследования преступлений против искусства (ARCA). Обстановка соответствовала событию – пышно украшенный итальянский дворец в городе Амелия (провинция Умбрия), покрытый фресками потолок… Принимая награду, Спиглер обратился к тем, кто критикует его деятельность, называя его и его клиентов охотниками за наживой. Сотрудники некоторых галереей считают, что предметы искусства должны оставаться в музейных залах и быть достоянием всего человечества. Однако Спиглер настаивает, что эта точка зрения не учитывает права владельцев:
«Не стоит забывать, что эти произведения возвращаются наследникам их законных хозяев. Они были отняты у них фашистами, зачастую в рамках программы «окончательного решения еврейского вопроса». И никто, кроме семей владельцев, не вправе решать, что следует делать с их имуществом».

По мнению Спиглера, церемония вручения награды служит напоминанием о необходимости возвратить шедевры, украденные гитлеровскими спецслужбами под руководством Генриха Гиммлера.

«Гиммлер однажды заявил, что фашисты должны убить всех евреев, потому что иначе – цитирую – их внуки потребуют вернуть их имущество. Я, как и многие мои коллеги, очень горд тем, что помог доказать, что Гиммлер не ошибался».

Спиглер признает, что в этой сфере предстоит сделать еще очень многое. Однако его яростные сражения с музеями за древности из Турции и Гватемалы принесли свои плоды:

«Италия, Египет и некоторые другие страны смогли заключить соглашения с музеями всего мира и избежать судебных разбирательств. Этот мирный способ решения вопроса, кажется, становится все популярнее. Когда мы начинали, такого просто не существовало».

На вопрос о том, не волнуется ли он в таком случае за судьбу своей профессии, Спиглер ответил, что был бы очень счастливым человеком, если бы ему всегда приходилось быть посредником при заключении соглашений между дружественно настроенными сторонами.

Много лет возвращая произведения искусства владельцам, этот человек, когда-то не знавший понятия «культурное право», теперь и сам увлекся коллекционированием. Спиглер с женой из каждого путешествия привозят веера и маски - по его словам, абсолютно точно не краденые.

XS
SM
MD
LG