Линки доступности

«Франкенвини» – фильм, снятый «в отместку» девочкам, не ходившим с будущим режиссером на свидание


Тим Бертон

Тим Бертон

Тим Бертон о своем новом фильме, о Ленине, и о работе с Тимуром Бекмамбетовым

В четверг 11 октября в российский прокат в формате 3D выходит фантастический мультфильм «Франкенвини» Тима Бертона, автора известных работ: «Труп невесты», «Алиса в стране чудес», «Мрачные тени». Новый мультипликационный фильм основан на одноименной короткометражке Бертона, снятой им в 26 лет.

Это история о дружбе маленького мальчика Виктора Франкенштейна, увлеченного естественными науками и старыми фильмами ужасов, и его собаки Спарки. Действие фильма разворачивается в вымышленном городе Нью-Холланд, который напоминает калифорнийский Бербанк, где вырос Бертон. Все персонажи фильма созданы по авторским эскизам.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Тимом Бертоном в отеле Casa del Mar в Санта-Монике.

Галина Галкина: «Франкенвини» основан на вашей одноименной короткометражке. Почему в 1984 году вы сняли историю о возрожденной к жизни собаке?

Тим Бертон: У меня была собака, которую я очень любил, но, как известно, собаки долго не живут, и ее смерть стала первой, которая случилась на моем веку. Она оказалась для меня настоящей трагедией.

Г.Г.: А сколько вам было лет?

Т.Б.: Лет восемь – девять, как и Виктору Франкенштейну.

Г.Г.: Виктор Франкенштейн, как известно, главный герой романа Мэри Шелли. Почему ваш персонаж стал его тезкой?

Т.Б.: Моя история о мальчике и его собаке очень простая, но оригинальный Виктор Франкенштейн добавляет в нее важный для меня элемент.

Г.Г.: Действие фильма происходит в Бербанке, где вы провели свое детство?

Т.Б.: Да, и я воспроизвел в фильме Бербанк 1970-х, хотя в нем ничего и не изменилось. (Смеется). Ну, может быть, появилась парочка телевизоров с плоским экраном. (Смеется). Я попытался воссоздать свою школу и класс, хотя эти воспоминания вызвали у меня тревожное чувство. Но это хорошо – тревожные чувства могут оказать положительное воздействие.

Г.Г.: Что для вас творчество, и насколько оно важно в вашей жизни?

Т.Б.: Я думаю, что творчество свойственно каждому человеку, и желание творить возникает на ранних стадиях жизни. Каждый из нас любит что-то делать, и когда он делает это по-своему – это и есть творчество. У меня есть друзья, которые не имеют никакого отношения к искусству, но у каждого из них есть любимое дело или хобби. Я уверен, что каждому из нас важно делать то, что ему нравится.

Г.Г.: Сценарист Дон Огаст сказал, что принес вам сценарий «Франкенвини» лет семь назад. Почему вы отложили работу над ним?

Т.Б.: Я очень своевременно снял короткометражку. Но на все про все нужно время. «Кошмар перед Рождеством» занял у меня десять лет. От рождения идеи до съемки фильма проходит много времени, и я уже к этому привык.

Г.Г.: Почему вы использовали технологию захвата движения (motion capture) в «Франкенвини»?

Т.Б.: Потому что мне не надо заниматься ей – это делают аниматоры. (Смеется). Если вы придете на студию, где делают подобный фильм, то увидите разницу с тем, как снимают рисованные мультики. Вы увидите освещенную светом съемочную площадку с персонажами фильма. Это волшебство!

Г.Г.: А есть ли в вашем фильме вампиры и другие пугающие персонажи, и кого вы сами боитесь?

Т.Б.: Меня пугают в основном реальные люди, как, наверное, и всех остальных. Вам надо идти в школу, или на работу, а там есть какой-то идиот, с которым вам приходится иметь дело. Этого трудно избежать.

Г.Г.: Какие чувства вызвала у вас ваша короткометражка? Вы, видимо, пересмотрели ее перед съемками нового фильма?

Т.Б.: В то время не очень-то жаловали короткометражки, и то, что у меня появилась возможность снять ее на студии, можно считать чудом. В то время не было рынка для подобных фильмов – они не приносили доход. Так что, сам факт того, что у меня появился шанс сделать это, и я его не упустил, незабываемо для меня. Несмотря на то, что студия «Дисней» наложила клеймо на мою короткометражку как непригодную для показа детской аудитории, и меня уволили со студии, я с теплотой вспоминаю тот удивительный период времени, когда я сделал много творческих наработок.

Г.Г.: Можно ли считать, что ваш новый «Франкенвини» – это в какой-то степени месть вашим недоброжелателям?

Т.Б.: Месть – это одна из главных движущих сил в жизни. (Смеется). Так было всегда. Все основывается на мести. (Смеется). Ни одна девочка в школе не хотела идти со мной на свидание. В отместку им я и снял этот фильм. (Смеется).

Г.Г.: Изменило ли отцовство направление вашего творчества, или его акценты? И хотите ли вы снимать детские фильмы?

Т.Б.: Я думаю, что отцовство освежило мои чувства. Я не знаю, станет ли детский фильм для меня поводом к новому проекту, но, возможно, что подобное пересечение интересов возникнет.

Г.Г.: Что более важно – режиссер или фильм?

Т.Б.: Фильм – это продукт труда, в том числе режиссера, так что это как два в одном. Я думаю, что главное – это то, за что вы боретесь всю жизнь в Голливуде, стараясь привнести что-то свое. Несмотря на то, что кино – это бизнес, режиссер старается привнести в фильм как можно больше своего. Так что, я думаю, что режиссер и фильм – это неразделимо: вы смотрите фильм, и видите режиссера, и наоборот. (Смеется).

Г.Г.: Получается, вы верите в теорию о том, что то, что вы делаете, определяет, кто вы такой?

Т.Б.: Да, в какой-то степени. Я имею ввиду – абсолютно. Я думаю, что именно поэтому режиссер чувствует себя разоблаченным, когда выходит его фильм. (Смеется).

Г.Г.: Считаете ли вы, что будущее за 3D?

Т.Б.: Я не понимаю, почему нужно противопоставлять 2D и 3D? Мне нравится, когда у зрителей есть выбор, и я не понимаю, зачем искусственно создавать королевскую битву. (Смеется). Одни фильмы вам хочется посмотреть в 3D, а другие нет. И уж точно не надо смотреть все фильмы в 3D.

Г.Г.: Вы с детства питали любовь к фильмам ужасов. А вы когда-нибудь пытались воспроизвести в реальной жизни что-то опасное из увиденного на экране?

Т.Б.: Вы имеете ввиду, поджигал ли я что-то, или вредительствовал как-то еще? (Смеется). Нет, я всегда очень хорошо относился к животным и вообще ко всему, что меня окружает.

Г.Г.: Какой талант у вас проявился первым: художника или рассказчика?

Т.Б.: Для меня это почти одно и то же потому, что я не люблю много разговаривать – я рисую. Но во время работы над «Франкенвини» я сначала поговорил с актерами, а уже потом начал рисовать. И это было для меня очень важно в то время, когда я общался с миром в основном через свои рисунки.

Г.Г.: Как вы думаете, почему вы стали таким популярным, и у вас появилась армия фанатов?

Т.Б.: Многие люди ненавидят меня. Не верите, спросите у моих домашних. (Смеется).

Г.Г.: Вы недавно представляли в Москве ваш совместный фильм с Тимуром Бекмамбетовым – «Президент Линкольн: Охотник на вампиров». Многое ли успели там посмотреть?

Т.Б.: Я был в Мавзолее, и мне кажется, что вашего Ленина надо захоронить. И мы обсуждали эту проблему с Тимуром.

Г.Г.: Намечается ли у вас какой-то совместный проект с Тимуром Бекмамбетовым?

Т.Б.: Мы об этом тоже говорили, но пока ничего конкретного.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG