Линки доступности

Энн Хэтэуэй: «Любовь – это слезы: вы плачете – вы любите»


Энн Хэтэуэй

Энн Хэтэуэй

Звезда Голливуда о новом киномюзикле «Отверженные», который уже в новом году выйдет в российский прокат

НЬЮ-ЙОРК – Киномюзикл «Отверженные» (Les Misérables) Тома Хупера – экранизация одноименного театрального мюзикла продолжает собирать награды. Американский институт кино (AFI) присудил ему награду «Лучший фильм года», а Национальный совет кинокритиков США – «Лучший актерский ансамбль». «Отверженные» номинированы на «Золотой глобус» в категории «Лучшая комедия или мюзикл». У нового кино большие шансы получить оскаровскую номинацию.

У актрисы Энн Хэтэуэй, которая сыграла Фантину, богатый урожай наград за «лучшее исполнение роли второго плана» в этом фильме от различных ассоциаций кинокритиков, и также номинация на «Золотой глобус». И ей предсказывают еще одну оскаровскую номинацию. В российский прокат «Отверженные» выйдут 7 февраля. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с актрисой в нью-йоркском отеле Mandarin Oriental.

Галина Галкина: Ваша Фантина потрясающая! Как вы ее создавали?

Энн Хэтэуэй: Спасибо! Когда я впервые увидела «Отверженных», мне было семь лет, и моя мама играла в этом мюзикле – она была одной из фабричных девочек. Но мне больше запомнились «Отверженные», когда мама играла Фантину – она была дублером актрисы, которая в это время общалась с прессой. Когда я готовилась к роли Фантины, то осознала, что мои детские впечатления от маминой игры сильно повлияли на мое восприятие этого персонажа.

Фантина, которая ради своей дочери пожертвовала своей красотой, а потом и своим телом, а также другие персонажи этой истории, казалось, пришла из реальной жизни – я никогда не относилась к ним, как героям мюзикла. В то время я была слишком мала, чтобы думать о своей душе, но теперь мне кажется, что моя душа сливалась с музыкой. Я была в неведении тогда, что пройдет время, и я сама окажусь в роли Фантины. Но когда это случилось, то мне захотелось рассказать о ней правду потому, что я сильно сочувствовала ей.

Г.Г.: Как сильно вы хотели получить эту роль?

Э.Х.: (Смеется). Очень сильно! Как я уже сказала, я хотела сыграть Фантину потому, что ее играла моя мама. В моем воображении это была ее роль, то есть неприкосновенная. Я хорошо знала песни других персонажей «Отверженных», но я никогда не собиралась петь «I Dreamed A Dream». Но когда я осознала, что это единственная роль, которая мне подходит, то сказала себе: «Все, ты будешь играть Фантину!» (Смеется).

Г.Г.: А как проходило прослушивание – может, вы надели костюм Фантины, чтобы произвести большее впечатление?

Э.Х.: Нет, я не надевала костюм Фантины. Я просто спела «I Dreamed a Dream» (Я видела сон) – о рухнувшем мире Фантины, и ее разбитых мечтах. И когда я посмотрела на Тома Хупера, то он плакал. Сначала я подумала, что это хороший знак, но потом засомневалась – а вдруг он просто сентиментальный человек. Но когда я закончила петь, то Том сказал: «Браво», и признался, что раньше никогда не плакал, слушая эту песню. И тогда я подумала: «Это на самом деле хороший знак». (Смеется).

Г.Г.: На просмотре фильма я и все, кто были рядом тоже плакали, когда вы пели «I Dreamed a Dream». Кто из великих греков сказал: «Любовь – это слезы: вы плачете – вы любите». А вы верите в любовь? И верите ли вы в любовь с первого взгляда, как это случилось у Казетты и Мариуса?

Э.Х.: Я верю в родственные души, и я верю в то, что они узнают друг друга – иногда с первого приближения, а иногда и позже на более глубоком уровне. Некоторые люди испытали любовь с первого взгляда. Но я не могу этим похвастаться. (Смеется).

Г.Г.: Фантина очень уязвимая, и, в то же время, очень сильная. Когда вы поняли, что сможете так глубоко проникнуть в суть этого персонажа?

Э.Х.: Когда я начала готовиться к этой роли, то поняла, что у меня очень большие возможности потому, что, как я уже говорила, я нашла много материала о женском сексуальном рабстве. Возможно, что мужское сексуальное рабство тоже существовало, но меня интересовало женское, о котором я прочитала очень много книг.

Г.Г.: Фантина лишилась своей красоты ради своей дочери. Вы постригли свои волосы и голодали, чтобы походить на смертельно больную женщину ради искусства – правильно? На какие еще жертвы вы способны ради искусства?

Э.Х.: Я никогда не думала, что то, что я сделала для этой роли, является жертвой потому, что есть люди, которые приносят реальные жертвы. Несмотря на то, что я действительно сильно похудела, и я действительно обрезала свои волосы для того, чтобы больше походить на мой персонаж, я никогда не думала, что делаю что-то особенное, что-то из ряда вон выходящее. Но это не значит, что я себя не жалею хотя бы за то, что говорю сегодня весь день напролет, давая интервью. (Смеется). Другое дело, что я никогда не воспринимала свои волосы так эмоционально, как тогда, когда играла Фантину. Но я не потеряла свои зубы (смеется, показывая свои белоснежные зубы).

Мне предлагают разные роли, и некоторые из них требуют внешней коррекции. Если я хочу играть Фантину, то значит мне надо постричь волосы и сильно похудеть, чтобы походить на смертельно больную женщину. Иначе я буду выглядеть как полная идиотка, даже если буду петь очень проникновенно. Но это кино, и я должна внешне походить на мой персонаж, иначе мне никто не поверит. (Смеется). Если вы действительно одержимы ролью, то будете спрашивать себя, что еще я могу сделать, чтобы сыграть ее как можно лучше. Я могу назвать это самоотдачей, но не самопожертвованием.

Г.Г.: Трудно ли было переходить от женщины-кошки к Фантине, ведь они такие разные?

Э.Х.: Я обнаружила, что у Селины и Фантины гораздо больше общего, чем это кажется на первый взгляд. Они обе воительницы, они невероятно сильны, и моя физическая подготовка для роли Селины Кайл в «Темном рыцаре» помогла мне трансформироваться ментально в образ Фантины. Я действительно почувствовала себя не только сильнее, но, главное, более дисциплинированной, и, как следствие, более продуктивной. И все это мне здорово пригодилось для того, чтобы сыграть Фантину. Разница между ними состоит в том, что у Селины гораздо лучше получается выходить из различных ситуаций, в которые она попадает, чего не скажешь о Фантине.

Г.Г.: У вас с Хью Джекманом был музыкальный номер на оскаровской церемонии три года назад. Можно ли считать его семенем, которое проросло, или это совпадение?

Э.Х.: Ни я, ни Хью не имели понятия тогда, что вскоре станем «отверженными». (Смеется). Но если посмотреть на это философски, то да, наша совместная работа на оскаровской церемонии заложила семена, которые проросли, ведь с тех пор я постоянно думала о проекте, который бы мог снова объединить нас. Дело в том, что у Хью Джекмана есть такая особенность – стоит только поработать с ним немного вместе, как хочется еще и еще. (Смеется).

Г.Г.: Создается впечатление, что он обладает неистощимой энергией и оптимизмом?

Э.Х.: Он просто одна из самых сильных личностей, которых я знаю. И ему удается все, за что он берется. Мне кажется, что это происходит еще и потому, что он отдается тому, что он делает, на десять тысяч процентов. Но несмотря на такую сумасшедшую самоотдачу, он не только не отталкивает от себя окружающих, а наоборот, притягивает. С ним очень приятно общаться.

Г.Г.: Вы действительно сделали отличную карьеру, пройдя путь от «Дьявол носит Prada» до «Отверженных», и ваши роли становились все более серьезными. А за «Рэйчел выходит замуж» вы получили оскаровскую номинацию. Что самое важное вы почерпнули из своего карьерного опыта?

Э.Х.: Да уж, (смеется), я даже не знаю, с чего начать. Мое единственное сожаление после фильма «Дьявол носит Prada» заключалось в том, что я чувствовала себя ужасно неуверенно в той компании актеров, в которой я оказалась, и что я не смогла позволить себе расслабиться и получить удовольствие. И я поняла, что в подобном случае надо бороться с чувством неуверенности в себе. И даже если вы не уверены, что заслужили что-то хорошее, и думаете, что оно случайно свалилось вам на голову, то все равно постарайтесь расслабиться и получить как можно больше удовольствия.

Теперь я доверяю себе гораздо больше, чем тогда, и, как следствие, наслаждаюсь процессом своей работы. А также у меня появилась возможность не хвататься за первую попавшуюся работу, и спокойно дожидаться той роли, которая мне действительно интересна, и после этого встретиться с режиссером, чтобы обсудить мои шансы на нее. И вы знаете, в кинобизнесе есть люди, которым можно доверять. (Смеется).

Г.Г.: Вашему фильму предсказывают оскаровскую судьбу, а вам, как минимум, еще одну номинацию на высшую кинонаграду. Как вы относитесь к подобным слухам?

Э.Х.: Я отношусь к ним положительно, потому что я считаю их лакмусовой бумажкой интереса зрителей к нашему фильму. Но сейчас еще больше месяца до оскаровских номинаций, так что, еще рановато загадывать. Как говорят в народе, цыплят по осени считают, ну а «Оскары», стало быть, по зиме. (Смеется).
XS
SM
MD
LG