Линки доступности

66 лет назад покончил с собой диктатор третьего рейха

«В старой восточной сказке рассказывается, что могущественные злые духи сидят взаперти на дне морском... Но раз в тысячелетие рыбак-неудачник вдруг приносит им освобождение. И тогда рвутся цепи. И не всегда рыбак сразу же бросает страшную находку обратно в море. Такая участь была суждена моему отцу. Это некогда было в его власти – вернуть демона в его узилище. Но мой отец взломал печати. Не почуяв дыхания зла, он выпустил демона в мир».

Эти строки принадлежат Альбрехту Хаусхоферу – немецкому музыковеду, казненному в сорок четвертом за участие в антифашистском заговоре. Его отец – геополитик Карл Хаусхофер – и в самом деле сыграл немалую роль в создании той духовной атмосферы, в которой был взращен национал-социализм. Правда, говорить о своих идейных предшественниках и учителях Адольф Гитлер не любил. Что стало одним из многих обстоятельств, в силу которых многое и в нацизме, и в личности его вождя, кажется загадочным и сегодня.

Правда, по мнению московского историка Бориса Хавкина, которого мы накануне очередной годовщины самоубийства «преступника номер один» попросили прокомментировать непрекращающиеся споры о Гитлере и гитлеризме, загадочность эта сильно преувеличена. Разговор начался с почти что детективного вопроса: что известно достоверно о самоубийстве нацистского диктатора?

Следствие по делу

Алексей Пименов: Борис Львович, так как же было дело? И как бы вы охарактеризовали это событие в целом?

Борис Хавкин: Как самоубийство преступника – загнанного и попавшего в ловушку. Другого выхода у него не было: он мог, конечно, попасть в советский плен, но тогда его ожидала бы еще более суровая казнь. Он наверняка стал бы главным обвиняемым на Нюрнбергском процессе, на котором, кстати, так и не было еще до конца ясно, что случилось с Гитлером: ушел он из жизни или скрылся – следствие по этому делу было еще не закрыто. Хотя Сталин в начале мая сорок пятого года уже знал, что Гитлер совершил самоубийство. Другое дело, что были разные версии: не то принял яд, не то застрелился, не то принял яд и застрелился, не то принял яд, и его кто-то застрелил по его просьбе... Но сначала миру был предъявлен двойник Гитлера – труп,который был на него похож.

А.П.: Когда его предъявили?

Б.Х.: В начале мая. Причем без всякой экспертизы, зная, что это никакой не Гитлер, – хотя бы потому, что никто из приближенных Гитлера этого не подтверждал. Вдобавок, на этом трупе были рваные носки, что вряд ли было возможно у фюрера великой Германии даже в момент самоубийства. Сталин держал весь мир в напряжении, прежде всего – советские органы безопасности: чтобы не расслаблялись, не теряли бдительность. Донесения к нему шли по разным каналам: и по линии контрразведки СМЕРШ, и по линии НКВД... Было возбуждено несколько дел о смерти Гитлера: первое – уже в мае 45 года; потом оно было перепроверено вторым делом, причем между этими двумя делами были противоречия. Да и вели их разные органы: шла внутренняя подковерная борьба, связанная, в частности, с тем, что стопроцентных доказательств того, что Гитлер погиб при тех или иных обстоятельствах, тогда еще не было.

А.П.: А сегодня?

Б.Х.: Сегодня есть. Труп Гитлера попал в расположение Третьей ударной армии. Конкретно это была группа подполковника Горбушина, штурмовавшая центр Берлина, где находилась рейхсканцелярия, и где в воронке были обнаружены обгорелые тела Гитлера и Евы Браун. Затем Третья армия была выведена из Берлина, и ее контрразведка прихватила с собой этот трофей. И уже под Берлином, в Бухе, было организовано опознание трупов, в котором участвовали зубные врачи, по зубным коронкам, протезам, по особенностям зубов опознавшие череп Гитлера. Кстати, челюсть Гитлера и часть его черепа с пулевым отверстием хранятся в Москве. И тоже в разных местах: в ГАРФе (Государственный архив РФ – А.П.) и на Лубянке, в архиве ФСБ. Кроме того, хранится кусок дивана, на котором Гитлер застрелился: ткань пропитана кровью, и эту кровь тоже исследовали… Таким образом, всякие домыслы на тему о том, что Гитлер уцелел или удрал или еще каким-то иным образом ушел из жизни, пора бы уже оставить фантастам, желающим придумывать исторические сказки... Точно установлено, что 30 апреля Гитлер покончил жизнь самоубийством. Способ самоубийства – двойной: яд и пуля.

А.П.: Каким был диктатор нацистской Германии, так сказать, с близкого расстояния – согласно имеющимся свидетельствам?

Б.Х.: Даже накануне смерти он оставался чудовищем. 29 числа он сыграл свадьбу с Евой Браун, продиктовал личное завещание и продиктовал завещание политическое, о котором очень часто забывают. В этом завещании он не только назначил своих преемников (предполагая, что третий рейх еще будет существовать), но и возложил всю вину за Вторую мировую войну на евреев. Маниакальный антисемитизм не покидал его вплоть до последних минут жизни: по словам Гитлера, это евреи развязали Вторую мировую войну, это они привели Германию к катастрофе, а германский народ оказался под еврейским влиянием, оказался недостоин своего великого вождя, потому что проиграл войну за великую расу.

А.П.: Гитлера часто сравнивают со Сталиным. Что между этими диктаторами общего и что различного?

Б.Х.: У них были определенные черты сходства. Оба, конечно, людоеды. Но это были диктаторы разного типа. Они ревностно следили друг за другом, перенимали опыт друг друга... И все-таки нельзя забывать о том, что человечеству во Второй мировой войне угрожал германский нацизм и его фашистские союзники, и что от них исходила смертельная угроза для человечества. И Сталин – против воли или по своей воле – оказался главным могильщиком Гитлера. Потом Сталину приписывали слова – дескать, жаль, с Гитлером вдвоем мы были бы непобедимы... но это все неисторично, конечно. Зафиксированы другие слова Сталина после гибели Гитлера: собаке – собачья смерть. И эти слова достоверны.

Социализм для избранной расы


А.П.: Итак, диктаторы разного типа. В чем же, на ваш взгляд, главные различия?

Б.Х.: Прежде всего в том, что Гитлер, как человек заурядный, был в своем бытовом кругу милейшим обывателем. Об этом пишут все свидетели. Он не уничтожал людей из своего круга. Его борьба была направлена на врагов рейха – внутренних и внешних. А для простых немцев Гитлер строил национальный социализм. У нас как-то не принято говорить, что нацистский рейх был социальным государством для избранной расы. Что там не просто были построены великолепные дороги и тем самым в значительной степени ликвидирована безработица, а что там была программа «Народный автомобиль», что там было бесплатное начальное и среднее образование, бесплатное здравоохранение, восьмичасовой рабочий день, гарантированная зарплата, развитые профсоюзы, объединенные в Имперский народный фронт. Что это как не социализм? Конечно, социализм извращенный, социализм, строившийся на жесточайшей эксплуатации и грабеже так называемых расово неполноценных народов. И способный существовать, лишь развязав войну, в которой он и погиб. Социальная сторона нацизма не только в российской, но и в зарубежной историографии не очень акцентируется. И понятно, почему: если сравнивать социальную политику Советского Союза и третьего рейха до войны, то получается, что в социальном плане СССР проигрывал. К тому же Сталин-то уничтожал своих, для него все свои были врагами – потенциальными или реальными. Бей своих, чтоб чужие боялись, – таков был его лозунг.

А.П.: А черты сходства – насколько они сознавались самими диктаторами?

Б.Х.: Они внимательно следили друг за другом. И, кстати, знали имена приближенных друг друга: например, имперского прокурора Рональда Фрайслера Гитлер любовно называл «наш немецкий Вышинский». Известно, что первый перевод «Майн кампф» был сделан на русский язык – не для издания, а для закрытого чтения в Политбюро. Бухарин, в тридцать четвертом году выступая на съезде партии, цитировал «Майн кампф», разоблачая внешнюю политику Гитлера. Советские руководители были осведомлены о том, что это за человек, и внимательно следили за его политической карьерой. А потом возникала идея с ним и подружиться: не случайно договор, заключенный осенью тридцать девятого, назывался «Договор о дружбе и границе».

А.П.: Старый вопрос, обсуждавшийся несчетное множество раз: почему Гитлер смог утвердиться в Германии как диктатор?

Б.Х.: Да, германский нацизм, конечно, связан с Гитлером неотделимо. Можно пофантазировать и представить, что фюрером стал не Гитлер, а Геринг или Борман, но все-таки они были на вторых ролях. Я думаю, что причины здесь объективные, на которые наложился личностный фактор. Причины известные: поражение Германии в Первой мировой, национальное унижение, экономический кризис, чувство неустроенности, отторжение части территории, распад великой империи, моральный кризис... И тут появляется вождь, который подымает Германию с колен, и немцы радостно устремляются за ним, не понимая, что он ведет их к катастрофе. Думаю, если бы немцы это понимали, то восторженных приверженцев у Гитлера поубавилось бы задолго до Сталинградской битвы.

Еще раз о банальности зла

А.П.: Об этом тоже говорили и писали много раз: беспрецедентный для Западной Европы масштаб преступлений, и преступники, которые на Нюрнбергском процессе поражали своей ординарностью, заурядностью. Ханна Арендт писала когда-то о «банальности зла». В чем же источник всех этих злодейств?

Б.Х.: Источник злодейств нацизма – в порочной идеологии, соединенной с силой современного государства. Когда преступление творится от имени государства, то оно как бы уже и не преступление. Здесь происходит элементарная подмена понятий. Простые люди, которые при других условиях были бы средними заурядными чиновниками, оставались такими же средними и заурядными и в третьем рейхе, но здесь они своим безукоризненным служебным исполнением приказов способствовали совершению тягчайших в истории преступлений. Пример этой заурядности – Адольф Эйхман, человек, который падал в обморок при виде крови. Да и Гиммлер, в первый и последний раз побывавший на расстреле и оставшийся в ужасе от этого зрелища.

Кстати, после этого нацисты перешли к газовым камерам: усовершенствовали методику уничтожения людей. А личности были заурядные, и убивали они своими циркулярами... У многих была возможность не участвовать в преступлениях, но они, как правило, все равно участвовали – в той или иной степени. А почему? Да потому, что был приказ, потому что это – государство. Потому что так надо для великой цели. Такие объяснения звучали на Нюрнбергском и других процессах постоянно. Дежурное объяснение: я выполнял приказ.

А.П.: А сам Гитлер?

Б.Х.: По существу – такой же заурядный человек, как и все его окружение. Как эта заурядность сделалась великим чудовищем? Конечно, это самое интересное. Его бредовые идеи были связаны с комплексами неполноценности. Скорее всего, личными: известно, что он был неудачником всю первую половину жизни и страшно комплексовал. Эти комплексы находили свое выражение в его самоутверждении, и так получилось, что чаяния Германии и чаяния Гитлера совпали. Вот и вышло, что он как-то и возвысился над нацией, выразил, как казалось, ее коллективную волю, тем самым, кстати, обезличив народ, превратив его в толпу. Конечно, в этом есть некий политический талант. Без этого он не совершил бы так много преступлений… К сожалению, он вошел в историю двадцатого века: помимо всего прочего, это и век Адольфа Гитлера.

А.П.: Заключительный вопрос: нацизм после Гитлера?

Б.Х.: Военная победа над третьим рейхом была одержана. Но, к несчастью, нацизм, как идеология, пережил Гитлера и его прямых последователей. Уж если мы говорим о популярности нацистских идей в современной России, то о какой победе над идеями нацизма может идти речь? Это касается не только России, но меня больше всего волнует именно Россия. Если напротив Кремля подростки вскидывают правую руку в нацистском приветствии, то какие тут требуются комментарии?

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG