Линки доступности

Сергей Никитин: Очевидно, что происходит попытка найти врага там, где его нет

  • Виктор Васильев

Глава представительства Международной амнистии в РФ Сергей Никитин

Глава представительства Международной амнистии в РФ Сергей Никитин

Правозащитники просили Путина отменить закон об иностранных агентах, президент ужесточил его

МОСКВА – Президент РФ Владимир Путин подписал закон, увеличивающий с трех месяцев до года срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение порядка деятельности некоммерческих организаций (НКО), причисленных к иностранным агентам. О решении президента сообщается на сайте Кремля.

Новый закон также наделил судей районного масштаба правом заниматься рассмотрением дел об административных правонарушениях в связи с законом об иностранных агентах.

Напомним, недавно правозащитники просили Владимира Путина, который проводил заседание Совета по правам человека (СПЧ) при президенте, отменить данный закон. Такое предложение, в частности, высказала глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

«Вы много раз говорили, что закон выполняется неверно, значит, он так написан и вряд ли может быть исправлен. Отмените его, не надо нас подозревать в том, в чем мы не виноваты», – призвала она президента.

По убеждению Алексеевой, статус агентов иностранного государства оскорбителен для представителей НКО, а сам закон вреден для государства.

В свою очередь, с точки зрения председателя СПЧ Михаила Федотова, отношение силовых структур к правозащитникам напоминает «охоту на ведьм», что приводит к «очковтирательству» и многочисленным припискам.

Русская служба «Голоса Америки» попросила высказаться по теме главу представительства Международной амнистии в РФ Сергея Никитина.

Виктор Васильев: Как вы оцениваете суть нового закона?

Сергей Никитин: «Международная амнистия» изначально выступала против закона как такового. Поэтому всякие рассуждения на тему того, каким образом его сделать помягче, полегче или пожестче – разговор не того уровня, в котором мы были бы заинтересованы. С нашей точки зрения, этот закон является совершенно очевидной характеристикой того, как российские власти относятся к независимым представителям гражданского общества. И позиция наша остается неизменной. Мы говорим, что закон не имеет аналогов в международном масштабе, как бы нас не уверяли в обратном кремлевские идеологи. Больше таких законов нигде нет. Ссылки на так называемый закон ФАРА в США несправедливы, поскольку в американском законодательстве речь идет совершенно о другом. Изменение в закон, которое было одобрено Путиным, лишнее свидетельство того, что российские власти двигаются в направлении сужения поля гражданского общества, какие бы альтернативы при этом не провозглашались. Потому что параллельно ведутся сладкие речи о том, что увеличивается финансирование НКО из государственных источников. Это представляется как альтернатива абсолютно законному, подчеркну, финансированию из международных источников.

В.В.: Но ведь если речь в России и велась о какой-то модификации закона, то явно не в этом направлении, не так ли?

С.Н.: Конечно. Совершенно очевидно, что это еще одно ужесточение закона. И произведено оно, несмотря на то, что 1 октября президент Российской Федерации встречался с представителями общественных правозащитных организаций, и те пытались вложить в его уши, что закон несправедлив. Он (Владимир Путин) сидел, кивал головой. Но оказалось, что его позиция нисколько не изменилась. Последняя поправка в закон как раз свидетельствует об этом.

В.В.: Почему Кремль так упорно следует занятой позиции?

С.Н.: Мне сложно забраться в голову тех, кто является авторов подобных законов. Ведь речь идет не только о законе об иностранных агентах. Налицо целый набор, начиная от поправок в закон, которые ужесточают наказание за нарушение и без того довольно жестких условий проведения мирных собраний и митингов, обеспечиваемых, кстати говоря, Конституций РФ, и заканчивая, скажем, законом о нежелательных организациях. Очевидно, что у нас на глазах происходит попытка найти врага там, где его нет. Могу только предполагать, что у кого-то из властей есть желание изображать злодейские происки неких враждебных сил, которые направлены против России, и затем подавать это блюдо в СМИ. Понятно, что такие действия неправильные. Потому что то, чем занимаются независимые общественные организации направлено на улучшение жизни граждан России. НКО стремятся помочь россиянам в тех ситуациях, когда власти нарушают права граждан. А это чрезвычайно сложно делать в обстановке, когда в странен фактически развернута широкая кампания по дискредитации НКО, которые получают финансирование из иностранных источников.

В.В.: Другими словами, главной пострадавшей стороной становятся не правозащитники, а как раз простые люди?

С.Н.: Разумеется, в первую очередь страдают именно обычные люди – те, кто мог бы получить помощь от НКО, но в силу известных причин не получит ее. Как известно, многие общественные организации предпочитают закрыться, но не называть себя иностранным агентом, они не хотят очернять себя позорным клеймом. Очевидно, что усиливающееся давление на НКО негативно отразится, прежде всего, на жителях российских регионах, но коснется также и Москвы, и больших городов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG