Линки доступности

Глава Пентагона, отметил, что «ни одна нация не может решить сегодняшние проблемы в одиночку»

ВАШИНГТОН – Министр обороны США Чак Хейгел успокоил в четверг вечером участников симпозиума в Вашингтонском Институте изучения ближневосточной политики: несмотря на сокращения бюджета его ведомства, Ближний Восток остается высшим приоритетом внешней политики для администрации Барака Обамы и, в частности, для Пентагона.

«Сегодня возможности США в этом регионе намного превосходят те, которыми мы обладали до терактов 11 сентября 2001-го года»
Американский взгляд

По словам Хейгела, задача США в регионе – помогать формировать течение событий. Приоритетами национальной безопасности при этом является борьба с терроризмом, безопасность Израиля – «самого близкого друга и союзника США» на Ближнем Востоке, и твердое намерение предотвратить появление ядерной бомбы у иранского режима.

У США, заявил Хейгел, есть возможность сделать это.

«Если бы у нас не было таких возможностей, мне пришлось бы доложить об этом президенту и Конгрессу, – сказал он. – Но даже с сокращениями бюджета, мы сохраняем мощное присутствие в Персидском заливе, на случай атаки со стороны Ирана. Сегодня возможности США в этом регионе намного превосходят те, которыми мы обладали до терактов 11 сентября 2001-го года, и наши партнерства со странами региона куда прочнее».

Поддержка Ираном Хезболлы и сирийского режима, а также терроризма, сказал Хейгел, является прямой угрозой интересам США и администрация Обамы намерена продолжать оказывать давление на Тегеран с помощью экономических санкций, чтобы вынудить режим сотрудничать в полной мере с инспекторами МАГАТЭ.

Хейгел заявил, что США намерены сохранить качественное превосходство оружия Армии Обороны Израиля, но при этом Израиль является суверенным государством во всем, что касается принятия мер, необходимых для защиты его граждан.

Ближний Восток, заметил Хейгел, переживает беспрецедентную встряску, которая неизвестно чем кончится. Старый порядок рушится» и мирный договор между израильтянами и палестинцами, по его словам, также может «открыть новые возможности» в регионе. Однако ключевым моментом долгосрочного положительного развития станет переход к демократическим режимам в Египте, Тунисе, Ливии и Сирии.

Что касается Сирии – несмотря на попытку представить прогресс в попытках найти выход из кризиса во время визита госсекретаря Джона Керри в Москву – репортаж о намерении России поставить сирийцам зенитные ракетные системы С-300 вызвал в Вашингтоне негативную реакцию и вопросы, чего же, собственно, добился Керри в Москве?

Хейгел не стал также обещать конкретных действий в ответ на использование в Сирии химического оружия.

«Политические решения надо принимать на основе фактов, – сказал он. – Мы все еще работаем с разведкой, выверяя, кто и при каких обстоятельствах применил химическое оружие. У (военной) акции – впрочем, как и у бездействия, могут быть непредвиденные последствия. Державы применяют все возможные инструменты для решения этой проблемы. Сегодня ни одна страна мира – даже если бы, к примеру, у нас был бюджет в два раза больше – не может справиться в одиночку с кризисами на международной арене. Они слишком большие и сложные».

Хейгел призвал как Россию, так и Китай, «прилагать больше усилий» для урегулирования кризиса в Сирии.

Китайский взгляд

Представитель Пекинского университета Ву Бингбинг прозрачно намекнул, что у Китая нет особых намерений последовать такой рекомендации.

«У Китая нет в Сирии особых интересов, – заметил он. – У нас там нет военной базы, страна не является большим рынком для сбыта товаров китайского производства. Кроме этого, мы против интервенций. Мы считаем, что западные страны нас обманули с военным вмешательством в кризис в Ливии – и мы не хотим повторять эту ошибку».

Ту же сдержанность представитель Китая на конференции высказал в отношении иранской ядерной программы.

«Иранская ядерная программа была начата еще во времена шаха, и тогда у Америки не было с этим особых проблем, – сказал профессор Ву Бингбинг. – Значит, невозможно рассматривать этот кризис в отрыве от более широких политических проблем отношений США и Ирана».

В отличие от Сирии, добавил профессор, в Иране у Китая как раз есть немало интересов: от покупки нефти до сбыта товаров.

«Арабская весна показала, что Иран является более стабильной страной в регионе – и может предложить соседям модель по интеграции исламского фактора в политику – мы считаем этот режим легитимным, и сам Иран – влиятельной страной региона».

Эксперт добавил, что Китай против военной интервенции в Иран – и также «не полностью» поддерживает санкции против Ирана, которые к тому же «не могут остановить иранскую экономику или вызвать серьезный политический кризис». Большинство санкций Совета Безопасности ООН против Ирана должны быть отменены, заявил он.

Китай, пояснил он, не понаслышке знаком с двойными стандартами западных стран.

«Когда в Бостоне происходит теракт – в Китае понимают, что США имеют дело с террористами. Но когда у нас экстремисты убивают 50 граждан – американцы возмущаются «нарушением прав человека».

Несмотря на то, что как палестинский, так и израильский лидеры посетили на этой неделе Китай, Ву Бингбинг заметил, что у его страны нет особых намерений пытаться влиять на процесс.

«Понятно, что и палестинцы, и израильтяне должны пойти на уступки, – сказал он. – Мы предпочитаем вносить предложения – но мы не будем пытаться заставить стороны их принимать. Мы не любим вмешательства во внутренние дела других стран».

Российский взгляд

Александру Шумилину, руководителю Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН, досталось говорить о политике России, которую он честно назвал «противоречивой – в особенности в отношении Ирана и Сирии».

С одной стороны, заметил востоковед, Россия заинтересована в иранском рынке, сотрудничестве в сфере энергетики да и просто в добрососедских отношениях. С другой – она совершенно не заинтересована в том, чтобы иранский режим обладал ядерным оружием.

В последнее время путинский режим, продолжил он, неоднократно использовал смуту на Ближнем Востоке для мобилизации консервативной части российского общества против протестов в больших городах.

Отношение Кремля к Израилю, по мнению эксперта, является не менее противоречивым. С одной стороны, отношения крепнут в различных сферах – в частности, визовый режим между странами был отменен. Тем не менее, говорит Шумилин, «Россия не упустила случая проголосовать против Израиля и США в Совете Безопасности ООН». Это такой подход с «двойным дном», считает аналитик.

Эксперт подытожил, что на данном этапе, помимо борьбы с терроризмом, он не видит большого количества совпадающих интересов США и России на Ближнем Востоке.

«Впрочем, если ситуация в Сирии продолжит меняться – это может привести и к изменению как российской, так и американской позиции. Пока лично я не вижу особо обнадеживающих признаков того, что Россия готова пересмотреть свой подход к сирийскому конфликту. Сделка с продажей ракет С-300 вполне могла послужить сигналом Израилю, что он не может продолжать совершать рейды в Сирии».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG