Линки доступности

«Культура оружия» в США

Когда в декабре 2012 года Адам Ланза ворвался в начальную школу в городе Ньютаун, штат Коннектикут, и убил 20 детей, житель небольшого городка на севере штата Нью-Йорк (назовем его Николай, так как он попросил корреспондента «Голоса Америки» не называть своего настоящего имени) не мог бездействовать. Он обратился в Ассоциацию учителей и родителей средней школы, где учатся его две дочери.

«Я надеялся, что они поддержат мое предложение, чтобы в школе всегда был вооруженный охранник, – рассказал Николай «Голосу Америки». – Сначала они отнеслись к моему предложению с энтузиазмом, потому что, видимо, были в шоке после трагедии в Ньютауне. Но потом я увидел, как у них в головах что-то повернулось, я увидел, как напряженно работает их мозг».

По словам Николая, руководство школы просто не могло признать, что их дети находятся в опасности – поэтому его усилия не увенчались успехом. Сам Николай является ярым защитником права на оружие и его любителем. У него дома в частном пользовании – около 20 стволов.

«Страусиная политика – вот что это такое, – возмущенно говорит он. – В этой стране есть проблема огнестрельного оружия потому, что в здесь не хотят признать реальность».

А реальность, по мнению Николая, – это то, что стране нужно больше оружия, а не меньше, как того требуют некоторые законодатели. Сегодня количество стволов на душу населения в США – самое большое в мире, 89 на каждых 100 американцев. В бытовом употреблении в США – около 270 млн единиц огнестрельного оружия. Для сравнения – в Англии и Уэльсе на каждых 100 жителей приходится 6 стволов.

Законодатели штата Нью-Йорк, где живет Николай, совсем недавно его крайне возмутили опять. В штате был принят закон о контроле над оружием – один из самых ограничительных в США. Теперь в Нью-Йорке запрещается употребление магазинов вместимостью более 7 патронов, покупатели оружия должны подвергаться строгой проверке со стороны властей, должна быть создана единая база данных всех владельцев оружия, а психиатры должны сообщать властям о пациентах, предположительно опасных для общества.

Алек Брук-Красный, выходец из СССР и первый русскоязычный американский законодатель, избранный в Ассамблею (нижнюю палату парламента) штата Нью-Йорк, – один из спонсоров этого закона. Он говорит, что после трагедии в Ньютауне нью-йоркские законодатели не могли сидеть сложа руки.

«Государство обязательно должно реагировать на то, что происходит в обществе, – сказал Брук-Красный «Голосу Америки». – А иначе зачем тогда легислатура? В какие-то моменты какие-то поправки на здравый смысл должны быть сделаны. Я думаю, что этот законопроект вызовет много судебных исков со стороны недовольных. И тогда-то мы и узнаем, нарушили мы Конституцию или нет, – это суды будут решать».

Напомним, что во Второй поправке к Конституции США прописано право «ополчения вооружаться», что сегодня широко трактуется как конституционное право американцев на оружие.

«Для многих людей, родившихся здесь, Вторая поправка – это “священная корова”, – сказал русскоязычный американский законодатель. – Я не знаю, до какой степени это правильно. Я против такого массового распространения оружия среди людей, которые не всегда адекватно воспринимают свои возможности, когда носят пистолет в кобуре подмышкой».

Маленькие «мишени» маркетинга

В США считается, что «культура оружия» – сильная эмоциональная привязанность американцев к своему огнестрелу – часть американского ДНК, так как была включена в Билль о правах еще в конце 18 века. Но не только Конституция – маркетинг играет здесь немаловажную роль. Как в воскресенье написала газета The New York Times, компании-производители оружия вкладывают миллионы долларов в рекламу и продвижение своих товаров. Причем их «мишенями» в этой маркетинговой борьбе зачастую становится будущее поколение потребителей – дети.



По данным The New York Times, Национальная стрелковая ассоциация дает миллионные гранты молодежным организациям, которые прививают детям любовь к оружию и к стрельбе. Это в основном – бойскауты. В 2010 году размер таких грантов начинающим стрелкам составил 21 миллион долларов – в два раза больше, чем за пять лет до этого.

Индустрия, производящая огнестрельное оружие, передает молодежным организациям стволы и амуницию, работает с законодателями штатов над послаблением ограничений на участие детей в охоте, спонсирует подростковые соревнования по стрельбе из полуавтоматического боевого оружия, а также продвигает на рынке полуавтоматические винтовки военного образца, сделанные специально для «молодых стрелков».

Разработаны видеоигры, в которых виртуальные бойцы убивают своих врагов из оружия, которое можно реально приобрести, если пойти по ссылке в видеоигре на сайты, где оно продается. The New York Times приводит рекламу из журнала «Молодые стрелки» (Junior Shooters): фото точной копии пистолета «Браунинг» 1911 года и рядом лицо улыбающейся 10-летней девочки. Слоган на рекламе гласит: «Пусть тебе папа позавидует!»

Для производителей оружия агрессивный маркетинг, направленный на детей, – это вопрос выживания, утверждают эксперты. В последние десятилетия урбанизация, рос популярности «домашних» развлечений, таких как видеоигры, и снижение интереса к охоте негативно повлияли на спрос на оружие.

«Если индустрия производителей оружия хочет выжить и получать доходы – продвижение всех видов оружия для молодежного досуга должно быть приемлемо, в том числе и использование полуавтоматического оружия с магазинами вместительностью до 100 патронов», – сказал редактор журнала «Молодой стрелок» Энди Финк газете The New York Times.

Психика юного стрелка

В коллекции Николая – по меньшей мере одна винтовка AR-15 – гражданская версия боевого оружия М-16 и М-4. Именно из такой винтовки были расстреляны дети в Ньютауне, посетители кинотеатра в городе Аврора, штат Колорадо, пожарные в городке Вебстер, штат Нью-Йорк.

Несколько самых ценных стволов его коллекции вывешены в доме Николая на стене в гостиной – открыто, без специального шкафа, сейфа или замка. Дочерям Николая лет 10-11. Они хорошо воспитаны и, дружелюбно пообщавшись с гостями, возвращаются к телевизору и своим ай-падам.

«У моих детей есть доступ к оружию, они могут взять ружье в любой момент, – рассказывает Николай «Голосу Америки». – Но они этого не делают, потому что они подготовлены. Ружья их не интересуют, потому что для них ружье – это инструмент, они знают, как оно работает, они сами из него не раз стреляли. Они знают предназначение ружья».

Представители Национальной стрелковой ассоциации и других подобных организаций убеждены: в приучении детей к оружию с раннего возраста нет ничего опасного или негативного. Наоборот – по мнению любителей огнестрела, такие программы помогут им стать более самостоятельными, привить «жизненные навыки», научить самостоятельности, этике, гражданской ответственности. Представители индустрии указывают: вероятность того, что ребенок получит травму при игре в мяч в школе намного выше, чем когда он использует огнестрел во время досуга.

Однако мало кто будет отрицать, что у ребенка психика еще не сложившаяся и поэтому нестабильная. Огнестрельное оружие – даже если ребенок к обращению с ним подготовлен – в его руках может стать орудием убийства. Психиатр Джесс Шаткин, директор программы детского и подросткового психического здоровья в Нью-Йоркском университете, утверждает, что дети и подростки по складу своему импульсивны, их увлекают риск и рискованные ситуации. Что делает их, по мнению психиатра, не вполне подходящими «укротителями» для огнестрела.

«Привить ребенку ответственность можно разными способами, и необязательно для этого нужно ружье», – сказала врач Джесс Шаткин.

Николай, однако, убежден, что опасности нет.

«Мои дети никогда не будут играть с ружьем, потому что знают – ружье берут на стрельбище и там из него стреляют. Они знают, что это опасный инструмент, и относятся к нему с уважением», – заявляет он.

Культура вооруженного насилия

В США оружейный маркетинг шагает в ногу с индустрией развлечений. Если всего минут 5-10 пощелкать пультом дистанционного управления телевизора, можно представить себе, что апокалипсис уже наступил. За 5-10 минут перед экраном на разных каналах видишь море крови и смертельно испуганных людей. Насилие решительно вошло в гостиную американского дома и никуда уходить не собирается. Уберечь детей и подростков от кровавых сцен на экранах родителям не представляется практически никакой возможности.

Поэтому предложение поместить в каждую школу страны вооруженного охранника многим может показаться не таким уж радикальным. Но не создаст ли дополнительный стресс для детей и негативную атмосферу?

«Если мы хотим предотвратить массовые убийства, мы должны принимать решения, – считает председатель совета директоров либертарианского Института Катона в Вашингтоне Роберт Леви. – Дети и так уже видят вооруженных охранников в банках, аэропортах, у электростанций, в судах, на стадионах, в правительственных учреждениях. Так что если добавить еще и школы – большой разницы не будет. Конечно, охранник должен будет осторожно обращаться со своим автоматом Калашникова, не направлять его на каждый вход в здание».

Следует отметить, что в 28% американских школ уже присутствуют вооруженные охранники. Однако факты показывают, что наличие оружия не всегда защищает.

По данным исследований, проведенных федеральным Центром по контролю и предотвращению заболеваний, в доме, где есть оружие, вероятность того, что здесь будет застрелен член семьи, повышается в три раза. В США от огнестрельных ранений гибнут в 20 раз больше людей, чем в 22-х экономически развитых странах мира вместе взятых. Несмотря на то, что количество стволов на душу населения здесь самое большое в мире.

По данным корпорации RAND, когда нью-йоркские полицейские применяют огнестрельное оружие во время вооруженных столкновений, их пули попадают в злоумышленников только в 18 процентах случаев. И это профессионалы, закончившие специальную академию.

То, что в ее доме было оружие – и много оружия, – не спасло Нэнси Ланзу, мать Адама Ланзы. Адам сначала застрелил свою мать из ее же винтовки, а потом отправился в начальную школу в Ньютауне и убил там 26 человек. 20 из них были маленькие дети.

Такую винтовку использовал Адам Ланза

Такую винтовку использовал Адам Ланза



​Не спасло школьников школы «Колумбайн», штат Колорадо, наличие вооруженного охранника у дверей школы. В апреле 1999 года Эрик Харрис и Дилан Клеболд, вооруженные до зубов, расстреляли здесь 12 своих соучеников и учительницу.

Но и это не убеждает Николая – он продолжает считать, что именно наличие оружия, а не его отсутствие, – залог безопасности: «Очень просто – у тебя есть оружие, ты идешь туда, где ни у кого нет оружия, например, в школу, и кто тебя остановит? Никто. Нужно, чтобы федеральное правительство и правительство штата перестали решать, кто может, а кто не может владеть оружием для самозащиты. Способность защитить себя – это основное право гражданина».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG