Линки доступности

«Пермь-36»: о «белых пятнах» и «черных страницах» истории под звуки «колючего гимна»


Российские исследователи открывают новые факты в истории политических репрессий

ПЕРМЬ – В деревне Кучино Чусовского района Пермского края еще в 1990-е годы был создан музей политических репрессий. С годами экспозиция музея росла, и в настоящее время это уже – целый мемориальный комплекс, который находится на территории бывшей колонии «Пермь-36», где содержались, в основном политические заключенные. В разное время сидельцам «Перми-36» были украинские патриоты (такие, как поэт Василь Стус) и литовские еврокоммунисты (вроде Генрикаса Яшкунаса). Здесь отбывал срок еврейский диссидент-отказник Натан Щаранский и активный участник «Инициативной группы защиты прав человека в СССР» Сергей Ковалёв. На стенах коридоров мемориального комплекса есть также имена Владимира Буковского, Юрия Орлова, отца Глеба Якунина…

А на бетонном заборе, огораживающем один из участков зоны, помещена работа художественной группы Kreafish Романа Осколкова, Ксении Косогоровой, Александра Жунева и Анны Емелиной. Их произведение называется «Колючий гимн», и изображает гимн СССР с нотами и текстом второго куплета «Сквозь годы сияло нам солнце свободы». Правда, нотный стан изображает колючая проволока.

А в корпусе, что находится напротив стены с «Колючим гимном», с 26 по 29 октября проходила международная конференция «ГУЛАГ: эхо войны и эхо Победы». Среди тем конференции были обозначены: «труд заключенных в промышленности и сельском хозяйстве военного времени», «роль и место ГУЛАГа в системе военной экономики», «появление новый лагерных контингентов в период войны и в первые послевоенные годы».

С докладами и сообщениями на эти и другие схожие по направленности темы, выступали историки и музейные сотрудники разных российских регионов – от Санкт-Петербурга до Норильска и от Волгограда до Якутии. А также гости из Беларуси, Польши и Германии.

Одна из участниц конференции – заместитель директора по науке Государственного музея истории Санкт-Петербурга Юлия Демиденко – упомянула о «белых пятнах» и «черных страницах» истории. И хотя говорила она об этом применительно к теме своего доклада, рассказывающего о судьбе музея истории ленинградской блокады, эту фразу можно взять в качестве эпиграфа ко всей конференции.

Малоизученный «архипелаг»

Закрашиванием одного из «белых пятен» занялся, в частности, доктор исторических наук, профессор кафедры философии и истории Вологодского института права и экономики ФСИН Александр Кузьминых. Он начал с того, что об «архипелаге ГУЛАГ», благодаря книге Солженицына, знает весь мир, но мало кто знает про «архипелаг ГУПВИ» (главного управления по делам военнопленных и интернированных).

Александр Кузьминых

Александр Кузьминых

Этот «архипелаг» был основан в 1939 году приказом Лаврентия Берия, и его первым контингентом стали интернированные польские солдаты и офицеры. Расформирован «архипелаг ГУПВИ» был в самом конце 1956 года по приказу Хрущева, после того, как были установлены дипломатические отношения между СССР и ФРГ, и сотни тысяч бывших военнослужащих вермахта отправились из советских лагерей домой. Александр Кузьминых приводил документальные свидетельства того, как менялось отношение населения советских городов к пленным немецким солдатам и офицерам – от откровенно враждебного до сочувственного и приязненного. Эта метаморфоза, кстати, беспокоила советских идеологов, которые проводили среди «несознательных» советских граждан воспитательную работу. Ее целью было напомнить, что пленные немцы – все-таки враги.

Одной из причин расформирования «архипелага ГУПВИ», была низкая эффективность труда военнопленных, которые ввиду слабой мотивации явно уступали заключенным и вольнонаемным. Так, вклад военнопленных в выполнение пятилетки 1946-1950 годов оценивается в пределах 4% – 8%.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Александр Кузьминых рассказал: «По моим подсчетам, за 17 лет существования этого “архипелага” через него прошло более 4,5 млн. человек. В основном, это были военнопленные, но были и интернированные, то есть, гражданские немцы, которые вывозились на работы в Советский Союз».

Слабую изученность проблемы ученый объясняет тем, что исследователи взялись за нее с большим опозданием. «Как известно, в Советском Союзе можно было говорить только об одной теме, связанной с военнопленными, это – история антифашистского движения. То есть – деятельность Национального комитета “Свободная Германия”, а все, что было связано с содержанием военнопленных, с их численностью, трудовым использованием – было абсолютно неизвестно не только общественности, но и узкому кругу специалистов», – отмечает Кузьминых.

За границей, особенно в Западной Германии, интерес к этой теме возник гораздо раньше. Там была создана комиссия под председательством бывшего военнопленного Эриха Машке, которая подготовила 15 томов, из которых почти половина касалась положения немецких военнопленных в Советском Союзе. «Эти, ставшие уже классическими, исследования попадают в Россию только в 90-е годы, так что можно сказать, что западные исследователи имели более благоприятные условия для своей работы», – отмечает Александр Кузьминых.

«Потемкинские деревни» для вице-президента США

О другой мало исследованной теме – проблеме ГУЛАГа в советско-американских отношениях в годы Второй мировой войны – рассказала кандидат исторических наук, замдекана факультета социальных наук педагогического университета имени Герцена Вера Райкова.

В самом начале она упомянула о книге Джорджа Кеннана «Сибирь и ссылка», которая стала поводом для создания в США «Общества друзей русской свободы».

Вера Райкова также напомнила, что американская пресса очень внимательно следила за 2-м московским процессом 1937 года. Весьма показательной в этом отношении оказалась книга Томаса Сговио «Дорогая Америка! Почему я стал противником коммунизма». Сам Сговио – американец итальянского происхождения в 1935 году эмигрировал в СССР по политическим соображениям, но два года спустя был арестован его отец, также живший в Москве, а еще через год посадили и Томаса.

После долгих лет мытарств, повторного ареста, ссылок, запрета на профессию и реабилитации, он лишь в 1960-м вернулся в Соединенные Штаты. Его книга, о которой упомянула Вера Райкова, была выпущена в русском переводе лишь в 2010 году, через 13 лет после смерти автора.

По свидетельству докладчицы, в Библиотеке Конгресса и в Национальном архиве США хранится много документальных свидетельств об американцах, побывавших в ГУЛАГе. И получить эти сведения бывает легче, чем из российских архивов.

Во время Второй мировой войны американское руководство из союзнических побуждений не поднимало тему политических репрессий в СССР. А когда вице-президент Соединенных Штатов Генри Уоллес совершал поездку по Советскому Союзу, ему, по словам того же Томаса Сговио, показывали «потемкинские деревни», когда специально отобранные комсомольцы изображали заключенных, довольных жизнью. Позже сам Уоллес признал это в своей статье «Где я ошибался».

В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» Вера Райкова с сожалением отметила, что при подготовке доклада ей не удалось пообщаться с американскими коллегами. «Вообще, можно насчитать человек пять, кто в США занимается этой темой, но что больше всего меня поразило – самая лучшая книга про американцев в ГУЛАГе написана британским историком греческого происхождения, который поднял большое количество документов, работал в американских архивах и встречался с бывшими узниками ГУЛАГа, либо с их родственниками», – отметила Райкова. И пояснила, что речь идет о книге Тима Цуалидиса «Брошенные. Американская трагедия в сталинской России», изданной в Лондоне в 2013 году.

Как преподавать «трудные вопросы истории»?

Одной из причин нежелания многих россиян заниматься «белыми пятнами» своей истории и внимательно вчитываться в ее «черные страницы» участники конференции назвали слабое преподавание темы репрессий в школах и институтах.

Вера Райкова свидетельствует: «на это во всем школьном курсе выделается всего лишь один час, то есть школьники должны познакомиться с темой репрессий в течение одного урока. А так как это относится к “трудным вопросам истории” в новом образовательном стандарте, то для учителей подготовлено некое специальное объяснение того, как рассказывать о ГУЛАГе».

Юлия Демиденко в свою очередь отмечает: «насколько я знаю, эта тема в школах не преподается совершенно. Это целиком зависит от личности учителя, от его позиции и умения рассказать об этом».

По мнению собеседницы «Голоса Америки», главное даже не в том, чтобы написать специальные главы в учебнике. «Проблема еще и в том, как об этом говорить. Но над этим никто не думает, а это касается всех сложных тем, особенно, связанных с какими-то моральными оценками. И должно быть разработано серьезное междисциплинарное исследование – как об этом говорить. А этим в нашей стране не занимался никто и никогда», – подчеркнула Юлия Демиденко.

Правда, уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов в своем приветствии участникам конференции «ГУЛАГ: эхо войны и эхо Победы» упомянул, что в прошлом году была разработана Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. «И сегодня, – продолжил петербургский омбудсмен, – особенно важно понимать, что будущее нашей страны зависит от того, что нас будет объединять. Будет ли нас объединять поиск врагов, или признание, что самая высшая ценность в жизни – это сама жизнь, это человеческая личность и человеческое достоинство».

В конце Александр Шишлов призвал собравшихся: «Давайте будет помнить о тех, кто безвинно погиб и делать так, чтобы больше людей в нашей стране несли эту память».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG