Линки доступности

Россия: экологические итоги десятилетия

  • Василий Львов

Гринпис утверждает: экосистема России никогда не была в столь большой опасности. Иван Блоков, директор по программам Гринписа России, указывает на рост экопреступноcти в стране. Он привел статистику МВД: в промежутке между 2000-м и 2009-м годами число экологических правонарушений в России подскочило на 30 тысяч случаев, в то время как на протяжении 1990-х рост составил 10 тысяч. По мнению Блокова, нынешнюю ситуацию с окружающей средой в России «наверное, назвать катастрофой пока нельзя», но «есть катастрофа в умах – как у обычных граждан, так и у властей». В качестве примера он привел статистику Генпрокуратуры: ежегодно муниципальными и региональными властями принимается около 10-ти тысяч незаконных правовых актов. Разумеется, они отменяются, но тенденция вызывает тревогу.

Такая непоследовательность властей, говорит Иван Блоков, ведет к «правовому нигилизму». Это, в свою очередь, влечет за собой пренебрежение состоянием окружающей среды со стороны граждан. Около 20% россиян обеспокоены экологическими проблемами, утверждает Блоков, между тем как в Соединенных Штатах, согласно многолетним опросам службы Gallup, доля таких граждан не опускается ниже 55%.

Одна из главных причин сложившейся ситуации – изменчивость природоохранных законов. Гринпис приводит список законодательных актов, которые были отменены в период с 2001 по 2009 годы. Вот данные только за последний год.

Отменен запрет на перевод земель лесного фонда, на которых расположены лесопарки, в земли иных категорий, и устранены ограничения на проведение рубок в лесах. Последний закон связан со строительством объектов для форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» во Владивостоке в 2012 году. Еще одно изменение: в минувшем году был также устранен запрет деятельности, ведущей к сокращению численности растений, внесенных в Красную книгу РФ. Экологи видят здесь прямую связь с подготовкой к Олимпиаде в Сочи.

Русская служба «Голоса Америки» связалась с пресс-секретарем думского Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. На просьбу прокомментировать цели ФЗ №93 (связанного с форумом во Владивостоке) и изменения от 27 декабря 2009 в ФЗ №310 Сергей Караулов заявил: «Могу сказать следующее – действия, предполагаемые этими федеральными законами не носят системного характера и служат временным исключением из правил, которое обусловлено технологическими особенностями реализации двух крупных государственных проектов. Естественно, их действие ограничено сроками реализации этих государственных проектов».

Как известно, сочинская олимпиада вызывала настолько ожесточенные споры между экологами и властями, что российский Всемирный фонд дикой природы отказался от сотрудничества с «Олимпстроем». Доклад ЮНЕП (Программы ООН по окружающей среде) о подготовке к Олимпийским играм в Сочи не оправдал надежд российских экологов, о чем уже сообщал «Голос Америки». Существуют ли какие-то еще авторитетные международные структуры, на которые надеются экологи, заявляющие об огромном вреде, наносимом природе в Сочи?

На вопрос Русской службы «Голоса Америки» ответил представитель Гринписа Михаил Крейндлин, эксперт по особо охраняемым природным территориям. «Международных структур, к сожалению, не так много, - сказал он. – Буквально две недели назад в Сочи находилась миссия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы, которые оценивали состояние объектов всемирного наследия Западный Кавказ. К сожалению, в силу специфики миссии они не оценивали все экологические проблемы, связанные с подготовкой Олимпиады в Сочи, но, по крайней мере, по объектам всемирного наследия они дали объективную картину». В качестве примера Крейндлин привел случай, когда «власти «поправили» границы Кавказского заповедника, построив по нему дорогу». «Дорогу можно было бы построить вдоль границы заповедника, - сказал эколог, - но там уже находится коттеджный поселок «Газпрома», по которому они строить дорогу не хотят».

«У нас нет никаких вопросов к квалификации экспертов ЮНЕП. Видимо, они посчитали, что сейчас уже поздно предъявлять более жесткие требования, они просто приведут к отмене Олимпиады в Сочи», - заключил Михаил Крейндлин.

Крейндлин также рассказал о многих и многих случаях посягательств на особо охраняемые природные территории со стороны властей. Сюда же относится проблема Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Ситуация осложнена тем, что с 2005 года данные о выбросах предприятий не находятся больше в открытом доступе.

Проблема статистики – одна из ключевых и в том, что касается разливов нефти. После 2001 года она недоступна. «В 2001 году в России было зафиксировано около 21 тысячи разрывов нефтепроводов», - сказал Блоков. Если основываться на данных российских нефтяных компаний за 2008 год, добавил Блоков, то «абсолютно минимальная цифра, на основании тех данных, которые имеются и доказаны, - это 28 тысяч разливов». По мнению Блокова, ситуация с нефтяными разливами в России хуже, чем в случае с Мексиканским разливом.

Может быть, одна из наиболее острых природных проблем в России – леса. Руководитель лесной программы Гринписа Алексей Ярошенко считает, что сегодняшнее лесное законодательство «является худшим за всю историю государственного управления лесами в России». Причина этого не только в том, что многие современные законы устарели, но и в том, что они противоречат друг другу.

«Государственная политика в области лесного хозяйства в настоящее время не определена, - пишет Ярошенко в своем докладе. - Существует ряд документов концептуального характера (Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации до 2010 года, Стратегия развития лесного комплекса Российской Федерации на период до 2020 года и др.), но они слишком далеки от жизни и никак не учитываются при разработке нового лесного законодательства и проведении реформ».

В докладе о современном состоянии лесов Ярошенко подробно останавливается на тех законах, которые ставят отечественные леса под угрозу. Среди них - ликвидация Федеральной службы лесного хозяйства и передача ее функций Министерству природных ресурсов, прошедшая в 2000 году. Простая статистика: 30% вырубок лесов в России производится незаконно. Кроме того, катастрофически, и это признают все, не хватает специалистов – проблемой лесов некому заниматься. Ярошенко предлагает «восстановить государственную лесную охрану» и «нормализовать лесное законодательство», а также «принять долгосрочную программу развития лесного хозяйства».

На восстановление и обеспечение деятельности лесной охраны, а также возобновление ресурсного потенциала истощенных лесов потребуется 70 миллиардов рублей в год, говорит Ярошенко. Напомним, что бюджет на Олимпиаду в Сочи сотставляет 950 миллиардов рублей.

Как официальные лица объясняют столь частные изменения экологического законодательства России? Ответ можно найти на сайте Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии – в выступлении председателя комитета Евгения Туголукова на президиуме Госсовета по реформированию системы государственного управления в сфере охраны окружающей среды. Евгений Туголуков признал, что «сегодня отношения в области охраны окружающей среды регулируются множеством законодательных актов различного уровня, которые зачастую дублируют, а иногда и противоречат друг другу». Депутат видит два пути выхода: либо привести существующие законодательные акты в соответствие с законом «Об охране окружающей среды», либо разработать «новый единый акт по охране окружающей среды в виде Экологического кодекса».

Несмотря на все эти проблемы, в частности, сокращение числа негосударственных экологических организаций, говорит Иван Блоков, остается надежда на то, что молодое поколение России будет действовать иначе, поскольку оно «заинтересовано в решении природоохранных проблем».

XS
SM
MD
LG