Линки доступности

Гозман: о Путине, модернизации и «арабской весне» в России


Леонид Гозман

Леонид Гозман

Российский оппозиционер Леонид Гозман выступил в вашингтонском «мозговом центре»

Леонид Гозман, бывший сопредседатель партии «Правое дело», недавно объявивший о своем выходе из партии, считает, что Россия более всего нуждается в модернизации – причем в широком смысле этого слова. Гозман отметил, что модернизация должна проходить не только в технологической области, но прежде всего во власти.

Есть ли шанс у авторитарной модернизации? С таким риторическим вопросом российский политик обратился к собравшимся в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне экспертам и аналитикам, которые изучают российские реалии и затем помогают правительству США формировать политику по отношению к России.

«У нас много обсуждений идет о том, может ли технологическая модернизация произойти в настоящих политических условиях, – продолжил Гозман. – Наше мнение – мое, Чубайса, других людей – что в сложившихся политических условиях ее можно будет начать, но нельзя будет получить какие-то реальные результаты».

Путин и будущее

Модератором встречи стал директор российских и евразийских программ Центра Эндрю Качинс, который попросил Леонида Гозмана поделиться его прогнозами в связи с решением премьер-министра России Владимира Путина баллотироваться на пост президента.

Прогнозы получились мрачными: Путин будет у власти еще два срока по шесть лет, в стране будет как при Муссолини, демократическая революция, как и «арабская весна», в России вряд ли возможны.

Одна из причин, по мнению Гозмана, – народные волнения на площадях не могут продолжаться в зимнее время, так как в России холодные зимы (весной активность, конечно, может повышаться). Еще одна причина, считает политик, в том, что в России иная демографическая ситуация по сравнению с Египтом.

«Главный вопрос – есть ли у нас достаточно молодых людей, чтобы занять главную площадь в стране? – снова задал риторический вопрос российский политик. – И если есть, что они могут сделать? Прибегнуть к силе? И на чьей стороне окажется армия? Никто не знает заранее. Даже Путин не знает заранее, будет ли армия выполнять приказы. Если нет – это смена системы. Но даже, если они не будут использовать оружие, не будут стрелять в толпу, используют только водометы, газ... Все равно это толпа, люди будут на бегу топтать друг друга, будут жертвы. Так что революция в России – это не только коллапс режима, это и коллапс страны вообще».

Если власть так плоха – где же недовольство

Один из присутствующих в зале журналистов напомнил Леониду Гозману, что в России после объявления Владимиром Путиным о своих политических намерениях не было никаких народных волнений. Если заявления Путина так возмутительны, почему же возмущенные люди не выходят на улицы? Леонид Гозман считает, что одна из причин – это то, что Дмитрий Медведев как президент непопулярен. А Путина считают «настоящим мужиком».

«А вообще люди разочарованы в политике, и они думают, что это не их дело», – продолжил Гозман.

Бывший член «Правого дела» рассказал, что за три дня до начала беспорядков в Каире он беседовал с группой египетских ученых. Они были убеждены, что Мубарак будет у власти вечно. А после Мубарака будет его сын. Потому что, по их словам, людям все равно – утром они пьют свою первую чашку кофе, после второй чашки они курят гашиш, а хлеба у них достаточно.

«Так что они говорили: Мубарак будет всегда, – рассказал Гозман. – И это было за три дня до восстания! В России люди считали, что президентом опять станет Путин. А те, кто считал, что будет Медведев, не готовы идти на баррикады, – это образованные слои, интеллигенция».

«Но я хочу все же подчеркнуть, что главная проблема России – это то, что все больше увеличивается пропасть между властью и обществом», – добавил он.

А лидеры кто?

Леонид Гозман сомневается в том, что Владимир Путин – действительно сильный лидер.

«Для меня сильный лидер – это не тот человек, который разрушает активную политическую жизнь в обществе, – сказал он. – Нет, сильный лидер – это такой, который в достаточной мере популярен, которого понимает народ и который сам этот народ понимает. И я не уверен, что Путин – такой человек».

Из зала Гозмана спросили, за кого бы он голосовал сегодня, если бы Путина не было? Леонид Гозман усмотрел в этом вопросе особый подтекст:

«Я слышу в этом вопросе следующее: «Ребята, у вас нет лидеров! Так о чем вы жалуетесь? Это то, чего вы заслуживаете». Я с этим не согласен. Я обозначу нескольких лидеров – Борис Немцов, у него нет официальной позиции, но он очень популярен и очень активен. Если бы могли пройти нормальные дебаты на телевидении, он стал бы сильным оппонентом нынешней власти и смог бы собрать много голосов. Алексей Навальный, он очень популярен среди тех, кто пользуется Интернетом, и он сам создал свою популярность».

Гозман добавил, что России нужны лидеры.

«И если бы у нас хотя бы ненадолго установилась свобода, между этими лидерами была бы сильная конкуренция, борьба – как это случилось после распада СССР».

Реакция на интервью Путина трем российским каналам

На вопрос «Голоса Америки» о том, удалось ли ему ознакомиться с интервью Владимира Путина, которое премьер-министр дал во вторник трем крупнейшим российским телеканалам, Леонид Гозман ответил, что удалось.

«Меня в этом интервью огорчило, что там не было ничего нового, – сказал Гозман. – Там не было неожиданностей. А это означает, что Путин будет продолжать то, что он делал. То, что было вполне эффективным и осмысленным в первые годы его президентства, и что перестало быть таковым во второй его срок, и что может быть совершенно неадекватным в его третий срок».

Путин и Кулистиков, КГБ и ЦРУ

Как сообщает Gazeta.ru, некоторые вопросы руководителей Первого канала, ВГТРК и НТВ, как и ответы на них премьер-министра, в эфир телеканалов не попали – были вырезаны.

В частности, как сообщает Gazeta.ru, Владимир Кулистиков во время беседы с премьер-министром подчеркнул, что президент Медведев «зарекомендовал себя сторонником деятельности, которую я бы назвал деятельностью по гуманизации отношений нашего в целом такого достаточно «монструозно-страхолюдного»государства по отношению к конкретным гражданам». Будет ли продолжен этот курс на либерализацию?

По версии издания, отвечая, якобы Путин напомнил Кулистикову, что сам он, Владимир Путин, ранее работал в органах КГБ, а вот Кулистиков, работал на Радио Свобода, которое, по словам премьер-министра, «не только финансировалось по каналам ЦРУ, но и фактически занималось агентурной работой на территории бывшего СССР».

«Вот вы там работали, а теперь возглавляете ... общенациональный канал, – сказал премьер-министр, как пишет Gazeta.ru, гендиректору НТВ, – Разве это не признак либерализма?»

Корреспондент «Голоса Америки» попросила Леонида Гозмана прокомментировать этот вырезанный из телеэфира диалог между Кулистиковым и Путиным.

«Мне бы хотелось, чтобы либерализация в России затрагивала не только господина Кулистикова, но и других людей тоже, – подумав несколько секунд, ответил российский оппозиционер. – А уж как там КГБ с ЦРУ конкурировали, это им виднее, я здесь некомпетентен. Я в КГБ не служил».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG