Линки доступности

Россия: возможно ли повторение революции 1917 года?

  • Виктор Васильев

Леонид Гозман

Леонид Гозман

Глава «Союза правых сил» Леонид Гозман не исключает такого варианта

МОСКВА – По мнению экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, Россия стоит на пороге экономического кризиса, который может спровоцировать события, схожие с теми, что произошли в октябре 1917 года. А главным катализатором этого процесса бизнесмен считает президента Владимира Путина.

«Я боюсь, что Путин собирается привести страну к кризису намного быстрее, чем многим хотелось бы», – приводит его слова агентство Bloomberg.

Ходорковский предположил, что на президентских выборах 2018 года Путин вновь одержит верх.

Русская служба «Голоса Америки» попросила поделиться своими соображениями по этому поводу лидера общественно-политического движения «Союз правых сил» Леонида Гозмана.

Виктор Васильев: Возможно ли повторение революции 1917 года в стране победившего капитализма?

Леонид Гозман: Революции происходят не тогда, когда всем очень плохо жить, а когда жизнь более-менее приличная, но ее динамика идет не туда, куда хотят люди, когда не оправдываются их ожидания. Кроме того, революции происходят, когда в стране нет нормальных способов выражения недовольства и мирных, оговоренных процедурами способов влияния на ситуацию. Я боюсь, что мы находимся именно в таком положении.

Во всех странах выборы являются и способом формирования власти, и определенным «выпусканием пара». Допустим, если мы недовольны действующим президентом, то выбираем вместо него другого и какое-то время мы ждем результатов, а не идем громить его резиденцию.

У нас, к сожалению, выборы не стали способом формирования органов власти. Потому что высшее начальство заранее утверждает список тех, кто будет избран, например, в Московскую городскую Думу. Но именно потому, что в выборы мало кто верит, они не способствуют выпусканию пара.

Контролируемые государством СМИ, которые воздействуют на подавляющее большинство населения, построены таким образом, что не предполагают деидеологичности, и какая-то часть населения понимает, что их точка зрения никогда не звучит на экране или звучит крайне редко, и то в искаженном виде.

Все сейчас держится на личной харизме действующего президента. Но надо понимать, что среди этого безумного процента поддерживающих его действия – где-то 86 процентов – половина, а может, и больше, поддерживают не самого президента, а его жесткий курс и до тех пор, пока он этот курс проводит. Но они готовы перейти в любой момент на сторону других, более жестких людей – условно говоря, Стрелкова-Гиркина как символа – и могут оказаться противниками Путина. Поэтому мне кажется, что революция в нашей стране, в принципе, возможна, как это ни печально.

Покойный Егор Тимурович Гайдар говорил, что самое плохое, что может произойти в любой стране – это революция. И она может произойти у нас именно потому, что у граждан нет никаких способов законного выражения собственного недовольства.

В.В.: Является ли Путин в конкретных обстоятельствах ускорителем процесса, действительно ли его политика ведет к экономическому краху?

Л.Г.: Я не экономист, не финансист и не бизнесмен. Мне трудно детально это оценивать. Но если говорить с людьми из бизнеса, из реальной экономики, окажется, что большая часть из них, по моим впечатлениям, предельно недовольна, обеспокоена и так далее. Я не встречал людей, которые говорили бы, что все идет правильно, отлично… Есть много людей, которые говорят в этом духе по отношению к внешней политике. Это я слышу постоянно, даже от людей, от которых не ожидал такого услышать. А вот по поводу экономики от людей, особенно от компетентных, я не слышу положительных оценок (деятельности команды Путина – В.В.). Я всего лишь констатирую, что компетентные люди, действующие в экономике и финансах, крайне обеспокоены и весьма недовольны.

В.В.: Что может произойти на президентских выборах 2018 года?

Л.Г.: Посмотрите, как изменилась ситуация в стране за последние несколько месяцев. Никто из нас, честно говоря, такого драматического, трагического изменения не ожидал. Поэтому говорить о 2018 годе очень трудно. Но думаю, что было бы большой наивностью считать, что поддержка Владимира Путина сохранится на том же уровне, что и сейчас в течение оставшегося времени. И, по-моему, наивность в число недостатков Путина точно не входит.

В.В.: Но есть ли у нынешнего президента реальные конкуренты хотя бы в проекции?

Л.Г.: А кто знал человека по фамилии «Путин» хотя бы за несколько месяцев до того как его назначили премьер-министром и «принцем Уэльским»? Его в основном знали люди, которые работали вместе с ним в Питере. Он был одним из высокопоставленных чиновников администрации президента Ельцина. Собственно, и все. Широкая публика его не знала вообще.

Кто знал Бориса Ельцина до того как он начал триумфальное восхождение к трону? Кто знал электрика Гданьской верфи Леха Валенсу? Когда его узнала Польша, его уже можно было остановить только пулей и никаким иным способом. Поэтому я совершенно убежден в том, что при каком-то изменении ситуации, у Путина будет не один конкурент, а десяток.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG