Линки доступности

Гор Видал: сарказм по-американски


Кадр из фильма «Гор Видал: Соединенные Штаты Амнезии»

Кадр из фильма «Гор Видал: Соединенные Штаты Амнезии»

Документальный фильм о культовом писателе вышел на экраны США

Одной из самых влиятельных фигур американской литературы и политики ХХ века посвящен новый документальный фильм «Гор Видал: Соединенные Штаты Амнезии» (Gore Vidal: United States of Amnesia). Компания IFC Films выпускает его 23 мая в Нью-Йорке, а затем, 6 июня, в Лос-Анджелесе. Премьера полнометражной ленты состоялась на кинофестивале Трайбека в 2013 году.

Гор Видал (1925-2012) был блестящим писателем, публицистом, историком, драматургом, литературным критиком, политиком. По мастерству рассказчика и полемиста, по афористичности и чувству юмора его можно сравнить, пожалуй, лишь с Марком Твеном. Режиссеру из Австралии Николасу Рэтоллу удалось на протяжении последних семи лет жизни писателя снимать его на камеру. Монологи Гора Видала дополнены высказываниями и размышлениями о нем таких известных людей, как Тим Роббинс, Стинг, Дэвид Мамет, Боб Шир, Михаил Горбачев, Норман Мейлер, Уильям Бакли и других.

Николас Рэтолл провел детские годы в Австралии и Канаде. Учась в Сиднейском университете, снял свой первый фильм. В 22 года он переехал в Нью-Йорк, где в качестве ассистента режиссера и продюсера участвовал в работе над музыкальными и рекламными видеороликами. Его самая известная документальная картина, «Заброшенные: как Америка предала иммигрантов», показывалась по телеканалу PBS. В последние годы живет в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке.

С Николасом Рэтоллом в Нью-Йорке встретился корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Как Гор Видал отреагировал, когда вы предложили ему сделать фильм о нем?

Николас Рэтолл: Он был в принципе открыт для общения. Но мне еще повезло быть в дружеских отношениях с его племянником Бурром Стирсом. Бурр – актер, драматург и режиссер, стал одним из продюсеров нашего фильма. Так что у меня оказался неформальный, дружеский ход, что всегда гораздо эффективней официальных ходов. Кроме того, Гор любил давать интервью. Во время нашего общения ему беспрестанно звонили с радио, из газет, какие-то блогеры. Он охотно общался со всеми. Его оценки и мнения всех интересовали. Мой личный интерес к нему усилился после терактов 11 сентября 2001 года, когда он стал ярым критиком администрации Буша - Чейни.

О.С.: Помните вашу первую встречу?

Н.Р.: Конечно. Встретились в Голливуде, в Beverly Hills Hotel. По случаю праздника Пасхи собрались близкие Гора – его племянник Бурр Стирс, жена Бурра, их дети. Какой-то актер в костюме кролика раздавал пасхальные яйца. Какое-то сюрреалистическое ощущение. Гор меня подробно расспрашивал о ведущих австралийских политиках. Меня удивило, что он знает их по именам, интересуется их делами. Оказывается, некоторые из них, представители левого фланга, приезжали к нему в Италию, в Равелло, где он жил много лет.

О.С.: В самом начале фиьма есть любопытный эпизод, когда камера сопровождает писателя в его посещении собственной могилы. Он смотрит на надгробную плиту, на которой уже высечены его имя и дата рождения. Я не мог не вспомнить другой недавний биографический документальный фильм, о бывшем мэре Нью-Йорка Эде Коче, где тот также посетил свою будущую могилу. Какое-то странное все это производит впечатление. Вы думаете, атеистические взгляды Видала имели к этому отношение?

Н.Р.: Где-то за пять лет до его кончины я приехал к нему в Вашингтон. Гор предложил: а почему бы нам не поехать на кладбище Рок-Крик? Конечно, я согласился. Очевидно, ему хотелось посетить свою будущую могилу, расположенную рядом с могилой Ховарда Остена, его партнера, с которым он прожил пять десятилетий (Гор Видал не скрывал своей гомосексуальной ориентации. Ему приписывают многочисленные связи, в частности, с писателем Джеком Керуаком. – О.С.) Человек, стоящий в глубоких раздумьях у своей могилы. Что-то шекспировское есть в этом.

О.С.: С другой стороны, и что-то прагматичное, очень расчетливое в этом есть. Все спланирован заранее, все учел.

Н.Р.: Тогда Гору исполнилось 80. Конечно, мысли о смерти его посещали, он сильно сдал, передвигался в инвалидной коляске. Но в то же время был полон планов, идей, ездил подписывать книгу, встречаться с читателями.

О.С.: Вы резко ограничили число комментаторов, «говорящих голов», их всего несколько. В это привилегированное число попал Михаил Горбачев. Ему, его общению с Гором Видалом уделено в фильме немало экранного времени. Он оказался единственным политиком, которому вы дали слово. Почему?

Н.Р.: Помимо Горбачева, я записал также беседу с Деннисом Кусиничем, бывшим конгрессменом. Но в фильм ее не включил. Вообще, вначале я планировал беседовать только с Гором Видалом, и ни с кем другим. Но когда Горбачев пригласил его принять участие в политическом форуме в Венеции, я понял, что такую возможность упустить нельзя. Горбачев – лидер, действия которого коренным образом изменили судьбы мира. Меня, в принципе, не очень интересовали политики, и фигуры Горбачева оказалось достаточно для фильма. Другое дело – близкие Гору люди. Его сестра, например, или его знаменитый протеже и младший коллега по литературному цеху Кристофер Хитченс, с которым они позже жестоко разругались. Хитченс вскоре после нашей с ним встречи умер от рака.

О.С.: Сколько из отснятого материала вошло в фильм?

Н.Р.: Примерно одна десятая. Безумно жаль было выбрасывать многие вещи. Может быть, когда выпустим видеодиск, включим не вошедшие эпизоды в секцию бонусных материалов.

О.С.: Почему в фильме даже нет упоминания о скандале с фильмом «Калигула»? (Будучи сценаристом нашумевшего фильма Тинто Брасса, Гор Видал потребовал снять свое имя из титров из-за изменения его первоначальной концепции. – О.С.).

Н.Р.: Гор не хотел о фильме говорить. Он его ненавидит. В целом, я фокусировался на его политических взглядах. Если бы мы влезли в тему «Калигулы», это потребовало бы еше 5-10 минут объяснений. Многие его книги и эссе тоже не упомянуты.

О.С.: Главное словесное оружие полемиста Гора Видала – ядовитый сарказм и горькая ирония. Как вы думаете, почему именно он оказался столь успешным в многочисленных публичных, телевизионных баталиях с оппонентами?

Н.Р.: Он бесстрашно говорил то, что другие люди думали, но боялись произносить вслух. Он мог срезать оппонента одной хлесткой фразой. Он обожал провоцировать зрителей, что для телевидения всегда очень выигрышно. Его обожали приглашать такие известные телеведущие, как Дик Каветт и Джонни Карсон. Он шокировал публику, но не ради самого шока. Он действительно верил в то, что говорил. Вообще-то сарказм и ирония для американской культуры не столь характерны, как, допустим, для европейской. В этом смысле Гор Видал стоит, конечно же, особняком.

О.С.: В конце фильма, отвечая на вопрос, волнует ли его наследие, которое он оставит потомкам, Видал отвечает: «Меня это ни на грош не волнует». Как вы думаете, это ироническая бравада или искреннее убеждение?

Н.Р.: Искренность не исключает легкого сарказма. На пороге смерти он верил в то, что сделал очень многое, очень многого добился на своем поприще. Всю жизнь без устали трудился. Конечно, проблема наследия его волновала.

О.С.: Вы назвали фильм цитатой из своего героя – «Соединенные Штаты Амнезии». Почему именно эта фраза, подзаголовок одной из его книг, из большого числа афоризмов и дефиниций Видала вам показалась самой важной?

Н.Р.: Наш фильм – о Горе Видале и об Америке глазами Гора Видала. Он много раз говорил, что Америка забывает прошлое и повторяет свои ошибки. Кстати, Гор не знал, что мы дадим именно такое название. Он умер 31 июля (2012 года), когда мы монтировали фильм.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG