Линки доступности

Американское общество технологично. Лучшие умы со всего света создали в США критическую интеллектуальную массу во многих областях науки и техники. В "Технологиях" пойдет речь о них, но не только. Само понятие "технология" в Америке применимо буквально ко всему, в том числе к обществу. Новые материалы в рубрике "Технологии с Крыловым" каждую неделю по средам

Когда-то в каждом советском городе стояли станции, глушившие «Голос Америки» и иные западные «голоса». Не исключено, что «глушилки» принесли коммунистам больше вреда, чем пользы. Запретный плод, как известно, сладок.

С тех пор информационное поле изменило конфигурацию. На нем задействованы новые технологии, борьба за него ведется по новым правилам. Показателен пример противостояния компании Google и правительства Китая.

В конце прошлой недели Google заявил, что ему продлена лицензия на предоставление интернет-контента на территории материкового Китая. В понедельник государственное информагентство «Синьхуа» подтвердило эту информацию. Поставлена точка в последнем эпизоде противостоянии между Google и китайскими властями.

Конфликт обозначился в декабре 2009-го года. Тогда Google объявил о массированной атаке хакеров на «почтовые ящики» китайских диссидентов, живущих в КНР и за ее пределами – пострадали аккаунты на принадлежащем Google сервисе gmail.com. Google тогда заявил о возможности отказа от цензурных обязательств, которые принял на себя в КНР.

Ситуация сложилась действительно серьезная. Тогда госсекретарь США Хилари Клинтон попросила китайские власти объяснится. Объяснения были даны незамедлительно: китайское правительство осудило хакерские атаки, но подчеркнуло, что будет продолжать контролировать свое интернет-пространство. Далее скандал принял вялотекущую форму, и прежде чем описать следующий выпад, проделанный в марте, стоит описать предысторию этих событий.

Google пришел в Китай 2006-ом году. Уже тогда было понятно, что гигантский электронный рынок Китая будет расти и дальше. В 2009-м году в Китае насчитывалось 338 млн интернет-пользователей: причем практически во всех крупных городах страны существовал высокоскоростной Интернет, подключение через телефонную линию было доступно 92% сельским жителей.

Но гигантские масштабы – только одна сторона китайского рынка информации. Другая его сторона – «китайская специфика», как говорят сами китайцы, – довольно жесткий контроль властей над информационными потоками.

Весь вопрос в том, как этот контроль осуществлять. Живет, допустим, несогласный с китайским официозом человек где-нибудь за океаном и пишет в Интернете что-то критическое. Теоретически пользователи из КНР могли бы эти тексты читать. Могли бы, если бы знали нужные ссылки. В свою очередь, как все мы знаем, ссылки можно найти в поисковике по ключевым словам. Вот почему поисковая машина сегодня потенциально и «глушилка», и «самиздат», и официоз в одном флаконе. Все дело в том, какие ссылки в нем соответствуют ключевым словам.

Но вернемся в Китай. Тогда же, в 2006-ом году, там было принято новое постановление правительства, согласно которому агентство «Синьхуа» получило право контроля над текстом всех зарубежных СМИ, предназначенных для публикации в Китае. «Синьхуа» может запретить публикацию и даже высылать из страны неугодных журналистов, что дает контроль над материалами, идущими не только в Китай, но и в другие страны. Запрету подлежат тексты и фотографии «представляющие угрозу для национальной безопасности, территориальной целостности, социального строя, интересов и репутации КНР». Замечу, что последнее положение возможно толковать как угодно.

Также запрещены материалы, «призывающие к этническим распрям, расовой дискриминации, нарушающие политику Китая в области религии». До этого, в 2005-ом году был введен запрет на покупку СМИ иностранцами. Тогда же китайцам запретили смотреть иностранные телеканалы. Похоже на советские «глушилки», не правда ли?

А вот еще одно, политическое, измерение этих событий. 11 марта 2009-го года президент Обама заявил о необходимости ревальвировать юань. Спустя три дня премьер Госсовета Вэнь Цзябао ревальвировать юань отказался. В своем выступлении он упомянул малоприятные для Китая события: встречу президента Обамы с Далай-ламой и решение о поставках американского оружия Тайваню. На этом фоне прозвучало заявление Дэвида Драммонда, вице-президента Google, о переадресации поисковых запросов с google.cn (в китайском домене Интернета) на google.com.hk в Гонконге. Разница в том, что Google в Гонконге не придерживался цензурной политики, принятой на материковом Китае. В результате, по запросам китайских пользователей полезли совсем не те ссылки, что планировало китайское правительство.

Тут нелишне сказать, что при всем накале борьбе, Google контролирует лишь 29,1% рынка запросов китайских пользователей Сети (данные 2009-го года). Китайская поисковая система Baidu охватывает 61,6%. Прибыль Google в Китае за первые шесть месяцев 2009-го года составила 74 млн долларов, что не так уж и много. Ограниченные доли рынка в Китае имеют также Yahoo, E-bay и Godaddy, которая вообще перестала регистрировать домены в китайской зоне. Все они уступают китайским конкурентам.

Можно предположить, что с марта обсуждался вопрос об уходе Google с китайского рынка. Однако, в прошлую пятницу лицензия все же была продлена на исходных условиях: Google продолжит работу в Китае в рамках цензурной политики, налагаемой властями КНР на домен google.cn.

Вся эта история интересна еще и тем, что мы наблюдаем прецедент создания электронных границ. С их возведением, Интернет де-факто перестает быть прозрачной средой. Границы эти, технологически говоря, в структуре информации, а не ее существовании. Неважно, что говорят или пишут. Любое высказывание – иголка в стоге сена, если только оно не на первых страницах Google.

Другие материалы этой рубрики читайте здесь

Дмитрий Крылов, PhD, независимый эксперт по инновационным технологиям

XS
SM
MD
LG