Линки доступности

Гольдфарб о Литвиненко: изменять бандитам – это совершать высокоморальный акт


Марина Литвиненко и Александр Гольдфарб

Марина Литвиненко и Александр Гольдфарб

Друг семьи погибшего экс-сотрудника ФСБ о новых судебных слушаниях в Лондоне

Накануне в британской столице было принято решение, о том, что по делу об убийстве бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, погибшего в Лондоне в 2006 году, будет проведено полное дознание.

Марина Литвиненко – вдова Александра Литвиненко в интервью британским СМИ подтвердила, что ее супруг сотрудничал с британскими спецслужбами.
Писатель Александр Гольдфарб, автор книги «Саша, Володя, Борис-история убийства» – близкий друг семьи Литвиненко – рассказал русской службе «Голоса Америки» о начавшемся в Лондоне процессе и том, почему пресса только сейчас обратила внимание на признания Марины Литвиненко.

Юлия Савченко: Александр, почему это заявление о сотрудничестве Литвиненко с британскими спецслужбами его вдова Марина сделала только сейчас?

Александр Гольдфарб: Это обычный фокус, который устраивает пресса. Марина говорила об этом с 2008 года, но на это никто не обращал внимания. Об этом же написано в моей книжке «Саша, Володя, Борис – история убийства», которая вышла на английском в 2007, а в русском издании в 2010 году. Дело в том, что Саша действительно сотрудничал с английской разведкой в борьбе с организованной преступностью в Европе. Главный его вклад в это дело был связан с раскрытием тамбовской преступной группировки в Испании, когда в 2007 и 2008 годах там было арестовано несколько сот человек, принадлежащих к российским организованным преступным группам. До момента этих арестов, естественно, говорить об этом не следовало по понятным причинам, но когда это произошло, об этом писали испанские газеты. El Pais в 2008 году писала, что Литвиненко был ключевым человеком, который помог испанцам поймать этих людей, так что ничего особенного в этом нет, но сейчас почему-то на это обратили внимание. Она (Марина Литвиненко –прим.ред.) в очередной раз это сказала, но сейчас в контексте судебного дознания, которое идет в Лондоне, это прозвучало.

Ю.С.: То есть именно этот процесс, который идет в Лондоне, и спровоцировал новый виток интереса прессы?

А.Г.: Ну конечно, потому что был тупик в течение 5 лет – Великобритания пыталась добиться экстрадиции Лугового, Россия в этой экстрадиции отказывала, и все делали вид, что дело в Луговом, хотя дело, отнюдь, не в нем. Луговой – исполнитель, а интереснее всего – кто заказчик. Британия прекрасно знает, кто заказчик, а Россия знает, что Британия знает. Требовать Лугового и при этом жать руку Путину – в этом есть некоторое лицемерие. В этом тупике все и застревало, а сейчас дело сдвинулось с мертвой точки, потому, что Марина устала ждать и настояла на том, чтобы было это судебное дознание, где будут раскрыты секретные папки, и секретное досье и полицейское досье и, в какой-то мере, досье спецслужб. Ии станет ясно то, о чем все всегда хотели знать, – кто отправил Андрея Лугового на эту миссию, кто дал ему полоний, и каковы были мотивы у этих людей. Сторона потерпевшая – Марина – пытается доказать, что за этим преступлением стоит российская государственная власть. А правительство Великобритании пыталось это дело не педалировать и рассматривало это, как обычное уголовное убийство. А в связи с тем, что начались эту слушания, возник большой интерес, потому, что в суде было произнесено слово – акт ядерного терроризма в центре Лондона, что гораздо шире и важнее, чем обычное убийство и вокруг этого пошел интерес прессы, и в одном из интервью, в ответ на вопрос Марина сказала – «да сотрудничал». Об этом она говорила уже давно, но это никого особенно не волновало, а сейчас взволновало.

Ю.С.: Луговой опроверг слова Марины Литвиненко о том, что российские власти оплачивают ему адвокатов, заявив, что все расходы он платит из собственного кармана. Как вы относитесь к этому заявлению?

А.Г.: Луговой – это член криминальной корпорации… В России, где кончается криминал и где начинается государственная власть, сказать трудно, о чем, кстати, писали и американские дипломаты, как мы знаем из Wikileaks. Луговой – часть этой команды, которая заседает в Кремле, которая захватила российское государство и использует его в своих гангстерских целях. Деньги у них там все общие, так что то, что говорит Луговой – это несерьезно. У него не было мотивов, он поехал на это преступление потому, что ему было сказано. Так что мы относимся к этому заявлению достаточно скептически.

Ю.С.: Марина Литвиненко, когда общалась с прессой, сказала, что в частности от MI6, ее супруг получал деньги – десятки тысяч фунтов. Это в контексте разговоров о том, что Литвиненко был предателем родины, как сейчас рассматривается.

А.Г.: Литвиненко связался с ними где-то на третьем году жизни в Великобритании, так что он не был шпионом в классическом смысле, то есть он не был завербованным в России агентом. Он приехал сюда, он был классный специалист по российской организованной преступности. Он искал работу, в конечном счете, его востребовали, и он стал давать консультации по тому, что ему известно об «авторитетах», об их происхождении, о деньгах. Как потом выяснилось, нити, которые вели от разоблаченных в Испании боссов российского преступного мира, шли в бандитский Петербург 90-х годов, а через эти связи они выводили прямо на узкий путинский круг в Кремле, потому что когда-то в начале 90-х все эти питерские чекисты были очень тесно связаны с криминальными кругами… То, что Саша рассказал испанцам, он как раз им объяснил, кто и в какой мере с кем связан во властных структурах нынешних в России из тех, кого испанцы там разоблачили, и у кого какая властная «крыша».
Я думаю, что это была одна из причин, почему он стал жертвой этого теракта – ребята пожаловались в Кремль и там решили его наказать. Так что, в какой мере он был предателем родины – вопрос сложный, потому, что, как я уже сказал, мы приходим к теме, в какой мере российское государство оказалось захваченным криминальной группировкой, и в какой мере там непонятно, где кончается криминал, где начинается государство. В такой же мере непонятно, где кончается измена, а где начинается патриотизм. Изменять бандитам – это совершать высокоморальный акт.

Ю.С.: Александр, какова сейчас позиция официального Лондона по поводу проходящего процесса? Вы упоминали, что не хотели поднимать шума…

А.Г.: Великобритания, слава богу, государство демократическое, здесь власти есть разные. Правительство резко отрицательно относится к этой деятельности – на заседании судебного дознания адвокаты правительства всячески пытались это дело заблокировать, возражали по всем пунктам – против самого дознания, против назначения присяжных, против того, чтобы это дознания было широким, они хотели только медицинский аспект обсуждать. Но есть еще и другие структуры, например, полиция, которые хотят добиться чего-то, есть пострадавшие. Суд здесь независимый. Суд постановил вопреки мнению правительства двигаться в направлении полного дознания этого дела… В Англии пока еще возможно человеку, независимому гражданину настоять на своем, основываясь на законе и вопреки мнению власти.

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

XS
SM
MD
LG