Линки доступности

Алексей Симонов: в России гласность есть, а «слышности» нет


Алексей Симонов

Алексей Симонов

Символом российского Фонда защиты гласности является черепаха. Видимо потому, что она медленная, но верная и, как известно из басни Эзопа, из-за своей неброской настойчивости в конце концов побеждает в гонке со стремительным, но легковерным зайцем. Именно так можно охарактеризовать 18-летнюю работу Фонда защиты гласности в России. С 1991 года Фонд упрямо и целенаправленно защищает в стране право на свободу слова в средствах массовой информации и помогает журналистам, которые из-за своих статей и высказываний входят в конфликт с властями.

В этом году работа Фонда гласности и его главы, Алексея Кирилловича Симонова, была отмечена наградой Всемирного комитета свободы прессы «Dana Bullen Press Freedom Advocacy Award». Торжественная церемония вручения награды прошла в Вашингтоне.

Вообще, в эти дни тема свободы слова в прессе у многих на устах. В среду президент России Дмитрий Медведев, выступая на Форуме европейских и азиатский СМИ заявил, что главная обязанность журналиста – говорить правду: «Всегда будет очень много разных мнений по поводу глубины свободы слова. На мой взгляд, свобода, безусловно, предполагает и ответственность, и компетентность».

Президент Медведев убежден, что в России со свободой слова «все в порядке», сообщает агентство. «Некоторое время назад мои партнеры из США говорили, мол, у вас все стало плохо: у вас телевидение не то, у вас радио не то, газеты не те. Я спрашивал: а вы что-нибудь смотрели, читали?», – сказал Медведев. По его словам, в ответ на последний вопрос ему отвечали, что ничего не читали и не смотрели, но верят сообщениям собственных СМИ о проблемах со свободой слова в России. «После этого мы погружались в разговор о том, что вообще должны публиковать средства массовой информации. Это очень сложная философская тема», – отметил президент РФ.

На вопрос «Голоса Америки», почему для получения награды Всемирного комитета свободы прессы выбрана именно российская организация (а не, к примеру, китайская или иранская), председатель организации Ричард Уинфилд сказал, что в своем решении Комитет частично полагался на индекс организации «Freedom House». В соответствии с его показателями, по уровню свободы слова в СМИ Россия находится на 174 месте в мире (из 195), а Китай – на 181 месте (из 195). Так что, по словам Ричарда Уинфилда, они примерно в одной категории.

«С 1993 года в России было убито 200 журналистов, в том числе три американца, – объяснил Ричард Уинфилд. – Фонд защиты гласности и Алексей Симонов этой награды более чем заслуживают. Мы с Алексеем начали работать вместе давно – 18 лет назад, мы были их первыми партнерами. И с тех пор у нас давнее и плодотворное сотрудничество. Алексея Симонова знают как истинного борца за свободу прессы не только в России, но и по всему миру».

По словам самого Алексея Симонова, в своей работе он более всего гордится тем, что Фонду удалось помочь многим журналистам и представителям других профессий, таким, как Вил Мирзоянов, Григорий Пасько, Юрий Гавва, у которых из-за их публикаций или гражданской позиции были проблемы с властью. «Эта награда – признание того, что я что-то сделал в этой жизни, в отечественных СМИ, и это заметно на международном пространстве», – заявил Алексей Симонов в интервью «Голосу Америки».

«Сейчас по сравнению с 90-ми годами в стране изменился климат, – продолжает российский правозащитник. – Раньше он был относительно благоприятным для свободы слова, все угрозы со стороны власти никогда не выполнялись, они были номинальными окриками, а не действительными шагами. Климат изменился с 2000 года, когда первым указом была закрыта Судебная палата по информационным спорам, один из немногих независимых органов, который мог рассматривать проблемы информационного пространства в аспекте закона. Потом произошел захват НТВ и так далее, можно много еще чего назвать. Стало ясно, что теперь можно не только выкрикнуть из толпы, что король-то голый, но что теперь за это можно получить по полной программе, включая закрытие средства массовой информации. Сейчас – совсем другие ставки. В этой борьбе власть вела себя очень грамотно, наибольший прессинг оказался на телевидении. Сегодня большинство каналов выдают одну и ту же отцеженную, проверенную информацию, мягко говоря, мало кого волнующую. Если раньше мы могли надеяться на отклик высоких трибун, органов и учреждений, то теперь это практически невозможно. Добиться реакции просто от соседей, от друзей, от коллег стало тоже крайне сложно. В этом смысле изменилась обстановка, в этой обстановке мы сегодня работаем».

На заявления президента России Дмитрия Медведева о свободе слова в прессе Алексей Симонов прореагировал следующим образом: «Сейчас Дмитрий Медведев переживает очень интересный период. Он нуждается в свободе слова, как никто другой, судя по его выступлениям. Но с ним происходит то же самое, что происходит со средствами массовой информации: когда гласность есть, а «слышности» нет. То есть свобода слова не полная, и все его призывы тонут в благоприятных откликах, которые ни о чем не говорят, не носят характер дел, а носят лишь характер слов».

Правозащитник добавил, что сейчас многое будет зависеть от того, насколько последователен окажется президент в своем увлечении свободой слова, которая у него сейчас просматривается. «Если он хочет хотя бы сам быть свободным в смысле слов, ему придется смотреть, как идет реакция на его слова. И, следовательно, заняться самым главным – созданием механизмов, чтобы слова становились делами», – сказал Алексей Симонов.

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG