Линки доступности

Параллельная вселенная Бена Зайтлина


Бен Зайтлин. Канны. 27 мая 2012 г.

Бен Зайтлин. Канны. 27 мая 2012 г.

Интервью с режиссером фильма «Звери дикого Юга», лауреатом Каннского кинофестиваля

«Золотая камера» Каннского кинофестиваля – награда за режиссерский дебют – в этом году была присуждена Бену Зайтлину за картину «Звери дикого Юга». В начале года первый полнометражный фильм молодого американского режиссера стал сенсацией и лауреатом фестиваля «Сандэнс». А затем был выбран для показа в каннской программе «Особый взгляд».

В фильме «Звери дикого Юга» в результате глобального потепления тают ледники, происходят другие климатические изменения, просыпаются доисторические животные. И именно в этот момент девочка по имени Хашпаппи отправляется на поиски своей матери.

Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Беном Зайтлиным в Палм-Спрингсе, Калифорния

Галина Галкина: О чем ваш фильм «Звери дикого Юга»?

Бен Зайтлин: Это история о маленькой девочке, живущей в городе под названием Ванна, где происходит серия странных катастроф. И девочка пытается выжить и спасти свой город.

Г.Г.: Как родилась идея этого фильма?

Б.З.: Я переехал в Новый Орлеан после окончания университета и сделал здесь свой фильм Glory at Sea. За время работы над ним я приобрел много друзей и привык к этому штату, поэтому решил остаться здесь. Мне очень захотелось снять фильм о магнетизме Луизианы, которая притягивает к себе, несмотря на то, что остается небезопасным местом для жизни. Я решил рассказать историю о собственном опыте жизни в Луизиане, о людях, которые считают этот край своим домом. Эта идея оказалась созвучна идее моей подруги-сценаристки Люси Алибар, которая написала историю о маленьком мальчике, чей отец тяжело заболел. У ребенка создается впечатление, что наступает конец света. Эта история походила на ее собственную, когда она в детстве потеряла отца. Я же подумал, что подобные чувства потери и ощущения конца испытывали жители Луизианы, когда потеряли свои дома из-за урагана «Катрина». Комбинация потери близкого человека и дома действительно ощущается как конец света. И это стало концепцией моего фильма.

Г.Г.: Что привело вас в Новый Орлеан после окончания университета?

Б.З.: Я был здесь несколько раз с родителями в детстве, мы вместе бродили по городу, и у меня остались об этом прекрасные воспоминания. После окончания университета я вместе с кучей сокурсников на четырех машинах путешествовал по Луизиане и в результате захотел переехать сюда и снять здесь свой фильм. Это случилось после урагана «Катрина», когда я искал место для съемок фильма Glory at Sea, и мне показалось, что природа Нового Орлеана очень подходит для него. Я позвонил парочке знакомых, у них оказались в доме свободные диваны. Так я и очутился в доме своего друга и начал работу над фильмом. Во время работы я встретил много друзей и коллег, и их число росло, как снежный ком (смеется).

Г.Г.: Можно ли сказать, что Уэслианский университет, где вы учились, являлся источником вдохновения при создании этого фильма?

Б.З.: В университете мы снимали фильмы все вместе. Так случилось с моим первым фильмом «Яйцо», который я снял к окончанию первого курса с помощью моих талантливых однокурсников. В нашем университете учились действительно одаренные ребята, которые успевали снимать фильмы не только в качестве домашних заданий, но и по собственному желанию. Было такое впечатление, что каждый из нас делал свой собственный вклад в искусство (смеется). В университете я поставил два мюзикла, к которым сам написал музыку, а также помог поставить множество пьес. У нас царила высокотворческая энергия и здоровая конкуренция. Мы пытались превзойти друг друга, но это никак не омрачало наших творческих взаимоотношений.

Г.Г.: После окончания учебного заведения выпускникам обычно говорят: «Забудьте все, чему вас учили». А у вас такое тоже было?

Б.З.: В университете нас учили, что не стоит злоупотреблять съемками детей, животных и воды. Когда я задумал свой полнометражный фильм, то первое, что мне захотелось снимать, это детей, животных и воду (смеется). Так что в этом смысле наш университет не отличается от других учебных заведений. Однако я очень ценил то, что кино не доминировало в нашем образовании. Но мы пытались овладеть кинематографическим языком, чтобы манипулировать аудиторией в хорошем смысле этого слова. И главное, что я попробовал свои силы во многих профессиях, связанных с созданием фильма, что мне очень пригодилось в работе над фильмом «Звери дикого Юга».

Г.Г.: Сколько лет было главной героине Кувенжане Уоллис, когда начались съемки?

Б.З.: Ей было всего пять лет, но вы не поверите, какая она мудрая девочка и большая труженица. Она очень повзрослела за время съемок, решила, когда вырастет, стать профессиональной актрисой. Но пока она учится в третьем классе.

Г.Г.: А почему вы решили стать кинематографистом?

Б.З.: Если честно, когда я осознал, что миром правят деньги, мне захотелось создать свою параллельную вселенную, которой будет править любовь. И я понял, что снимать фильмы – это один из доступных мне способов сделать это. «Звери дикого Юга» – мое фантастическое путешествие по параллельной вселенной.
XS
SM
MD
LG