Линки доступности

Германская модель объединения в корейском контексте

9 ноября исполняется 25 лет со дня падения Берлинской стены – одного из главных символов «холодной войны» и раскола между Востоком и Западом. Его уничтожение открыло дорогу к объединению Германии и падению коммунистических режимов по всей Европе. Однако другая граница времен «холодной войны», пролегающая по территории Корейского полуострова, сохраняется по сей день, и признаки грядущего объединения практически отсутствуют.

Когда жители Восточного и Западного Берлина прорвались через границу, разделявшую город в течение трех десятилетий, это видел весь мир.

Были, однако, и исключения – например, Северная Корея, близкий союзник коммунистической Восточной Германии.

Пак Гон Ха было тогда 25 лет, и он заканчивал службу в северокорейской армии. По его словам, в страну поступало очень мало информации о воссоединении Германии.

«Нам не рассказывали, – вспоминает он, – почему две Германии объединились. В СМИ падение стены описывали как результат деятельности коррумпированных оппортунистов из Восточной Германии». Все подробности этой истории Пак узнал только в 2005 году, когда бежал из КНДР в Южную Корею.

Разделение Корейского полуострова – наследие «холодной войны». Тысячи семей разделяет демилитаризованная зона; диалог между двумя соседними странами практически сведен к нулю, а военная напряженность очень высока.

Однако некоторые обозреватели полагают, что опыт Германии может помочь Северной и Южной Корее со временем прийти к воссоединению.

«Германия, несомненно, представляет собой заслуживающий внимания пример. В мире было не так много успешных воссоединений и мало из них прошли мирно. В этом смысле вполне понятно, что корейцы оглядываются на опыт Германии», – считает глава отделения Фонда Ханса Зайделя в Сеуле Бернхард Зелигер.

Однако, по словам Зелигера, между германской и корейской ситуациями не меньше различий, чем сходных черт.

Так, экономическое неравенство между двумя Кореями более заметно, чем между двумя Германиями. Недостаточно общих институтов – таких, как церковь в Германии. И, в отличие от Западной Европы того времени, между странами северо-восточной Азии остается множество неразрешенных территориальных и исторических споров.

Как отмечает Зелигер, объединение Германии создало для страны множество проблем. Потребовалось немало лет, чтобы преодолеть имущественный и культурный разрыв между Востоком и Западом. Из-за этого Южная Корея поначалу скептически отнеслась к идее интеграции по германскому образцу.

«Я видел, как 10-15 лет назад в Южной Корее люди говорили: нет, мы совсем не хотим повторять то, что было в Германии. Это приводит к огромным экономическим проблемам и внутренним разногласиям», – отмечает Зелигер.

По его словам, в большинстве случаев стирание граней между восточной и западной Германией стало реальностью не менее чем через два десятилетия после объединения.

Как полагают Зелигер и другие эксперты по Корее, потенциальные издержки объединения могут отбить у южнокорейской молодежи желание объединяться с Севером.

По мнению главы сеульского филиала Фонда Фридриха Наумана Ларса-Андре Рихтера, после приблизительно 70 лет существования порознь отсутствие интереса к объединению неудивительно. «Они слишком молоды, чтобы помнить, как было раньше, – отмечает Рихтер. – Даже их родители слишком молоды, чтобы помнить неразделенную Корею. Теряется эмоциональная связь».

По словам Рихтера, в Германии, которая была разделена на протяжении 40 лет, ситуация была иной.

Северокорейский беженец Пак Гон Ха, в настоящее время работающий в ассоциации бывших северокорейских чиновников в Сеуле, не убежден, что германская модель подходит для Кореи. Он указывает на тот факт, что лидеры Восточной Германии согласились на реформы перед тем, как страна была поглощена Западом. Между тем в сегодняшней Северной Корее подобное представляется невозможным.

По словам собеседника «Голоса Америки», необходимо, чтобы северокорейское правительство стало более демократичным и более склонным к объединению, однако это маловероятно. Пхеньян не собирается отказываться от своей власти, считает Пак Гон Ха.

Он уточняет: как и в случае с Германией, объединение Корейского полуострова однажды неожиданно произойдет, но случиться это может только после падения северокорейского режима.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG