Линки доступности

Корреспондент «Голоса Америки» побывал в Грузии на границе де-факто с отколовшейся Южной Осетией

Здесь, в сердце Кавказских гор, древняя грузинская сторожевая башня вновь нашла себе применение. С башни военный наблюдатель ЕС Адам Бортницки следит за перемещениями военных на южноосетинской стороне. При помощи мощного бинокля он наблюдает за двумя новыми российскими базами, строительство которых близится к завершению.

«В зоне нашей ответственности расположено, может быть, от 9 до 12 российских пограничных застав. Они здесь растут как грибы».

Ряды казарм, высокие заборы и охранное освещение. Здесь расквартированы 5 тысяч российских военнослужащих, находящихся на территории Южной Осетии, – в 10 раз больше, чем до войны.

Недалеко отсюда живет Лия Члачидзе – одна из немногих жителей, оставшихся в приграничном населенном пункте Эргенети на грузинской стороне. Ее дом стоит среди брошенных виноградников и обгоревших руин 140 грузинских домов, сожженных во время пятидневной войны.

«Мои родители похоронены на оккупированной территории. Кто знает, сколько лет пройдет, прежде чем я смогу побывать на их могиле? Это – трагедия людей. Я не могу не плакать, когда говорю об этом».

Некогда цветущий городок, Эргенети является конечным пунктом дороги, проходящей по территории Грузии. Через усиленно охраняемую границу переходят только бродячие собаки. К югу в лагере беженцев в Гори Нанули Первашвили готовит для своей семьи из четырех человек. Когда начались боевые действия, она вынуждена была покинуть дом в Южной Осетии.

«Мы уехали с пустыми руками».

Неподалеку пять грузинских мужчин собрались поиграть в нарды.

Шалва Эрбакидзе говорит, что не может вернуться домой.

«Работы нет. Они не нанимают наших людей. Мы же беженцы».

По мере приближения очередной годовщины военных действий – 8 августа – в Тбилиси вновь разгораются дебаты между грузинскими политиками.

Лидер оппозиции Нино Бурджанадзе говорит, что в понедельник правительство Грузии будет праздновать свое поражение.

«В прошлом году, когда здесь салютами и концертами праздновали 8 августа, я задала правительству вопрос: «А что мы, собственно, празднуем? Чему мы радуемся?» Если мы действительно что-то выиграли, то почему в Грузии об этом никто не знает, в том числе я?»

Представитель грузинского МИДа Торнике Гордадзе считает, что правительство празднует годовщину события, которое не позволило Кремлю поставить во главе Грузии дружественное ему авторитарное правительство.

«Мы выстояли. Это была очень серьезная попытка уничтожить нашу государственность. Сама цель этой войны заключалась не в оккупации этих двух регионов – 20 процентов грузинской территории, которые до сих пор оккупированы. Цель заключалась в том, чтобы свергнуть нынешнее правительство и существующий режим, сменить режим в Грузии».

За неделю до годовщины войны американские морские пехотинцы завершили инструктаж грузинских военных. Официально американские инструкторы готовили грузинских военнослужащих для боевых действий в Афганистане. Однако многие расценивают эти широко разрекламированные совместные учения как явный намек на то, что запад наблюдает за российскими военными не только в бинокли.

XS
SM
MD
LG