Линки доступности

Сторонники Саакашвили одерживают победу на выборах

  • Василий Львов

По последним данным, доступным на сайте ЦИК, к настоящему моменту посчитали бюллетени в 1920-ти участках из 3694-х. В Тбилиси подсчет близок к завершению. Явка составила 49% – по предварительным результатам.

Уже ясно, что победили сторонники действующего президента Михаила Саакашвили. Его партия «Единое национальное движение» набирает пока 51,93% голосов. Результаты остальных партий таковы: «Альянс для Грузии» — 18,81%, «Христиано-демократическое движение» – 11,52%, блок «Национальный совет» – 8,34%, партия «Промышленники» — 6,41%. У остальных партий менее 1% голосов у каждой.

В Тбилиси победил Гиги Угулава – 55,23%. Вслед за ним идут Ираклий Аласания (выдвиженец партии «Альянс для Грузии») – 19,05%, Гиоргий Чантурия («Христиано-демократическое движение») – 10,7%,Звиад Дзидзигури (Консервативная партия) – 8,31% и Гоги Топадзе (партия «Промышленники») – 5,19%. У остальных кандидатов так же менее процента на каждого.

Несмотря на некоторые расхождения между данными ЦИК, неправительственной организации «Новое поколение – новая инициатива», проводившей параллельный подсчет, и компании Edison Research, организовавшей экзит-поллы, картина от этого не меняется.

В связи с вопросом о нарушениях на выборах РИА Новости приводит слова главы НПО Эки Сирадзе: «В день выборов стало ясно, что у избирательной администрации и властей есть желание хорошо провести выборы. Однако в день выборов определенные тенденции бросили тень на положительную оценку выборов». Сирадзе сообщила, что НПО подает 46 исков о нарушениях.

Носили ли выборы в Грузии объективный характер? С эти вопросом Русская служба «Голоса Америки» обратилась к Зурабу Двали, ведущему и генеральному продюсеру телеканала «Первый кавказский».

«Выборы носили объективный характер, – сказал Двали. – Это подтверждает оценка и международных наблюдателей. Что никаких не было нарушений ни на одном участке, однозначно сказать невозможно. Те огрехи, которые мы можем назвать ошибками при проведении голосования, – даже если взять их погрешность, то это будет максимум один-полтора процента, особенно в районах. Поэтому они никак не могли изменить существующей картины».

Несколько иная по цифрам, но та же, по существу, оценка и у Алексея Власова, главного редактора информационно-аналитического агентства «Вестник Кавказа»: «Нам было сказано, где-то 3-5%, но это не меняет сути. У нашего портала работает корреспондент в Тбилиси, и, судя по той информации, которую он дает, административный ресурс в умеренной форме был включен, но нельзя сказать, что он определяющим был в том процентном соотношении, которое получили власть и оппозиция».

Не пытается результаты выборов оспаривать и такой противник политики Саакашвили, как Сергей Марков, депутат, директор Института политических исследований. При этом он считает, что эти результаты отражают неумелые действия оппозиции, а не народную поддержку курса действующего президента: «Я полагаю, что грузинская оппозиция не смогла задействовать не только ничейный электорат, но и свой собственный. Известно, что рейтинг популярности Саакашвили в Тбилиси колеблется в районе 10-ти процентов, а отвергают его политику в районе 80%*. Но оппозиция, во-первых, показала свою недееспособность, организовав массовые многонедельные демонстрации с неопределенным результатом. Это все просто пошло на нет. Плюс оппозиция раздроблена, не может занять единую позицию по отношению к Москве».

Критически избирательную кампанию оппозиционеров оценивает и Зураб Двали: «Оппозиционные силы сделали все, для того чтобы победила правящая власть – как бы парадоксально ни звучали мои слова. Они сделали все, чтобы разочаровать свой электорат, посеять в нем недоверие и фактически оттолкнули даже значительную часть людей, которые сочувственно относились к оппозиции, и еще большую часть сомневающихся. Значительная часть как бы ничейного электората сделала выбор в пользу правящей партии – это потому, что она не видела в оппозиционных лидерах той силы, которая способна кардинально внести изменения в политический расклад сил и, самое главное, реально что-то сделать на пользу государства».

«Абсолютно точная оценка, – соглашается Алексей Власов. – Именно слабость оппозиции, а не сила Саакашвили, и предопределила такой расклад по итогам голосования. Удивляться тут абсолютно нечему. Я вообще думаю, что власти не было смысла подключать административный ресурс, поскольку было в принципе понятно, на что способна оппозиция, а сейчас она способна на очень-очень не многое».

«Нарушения, конечно, имели место, но я не могу сказать, что они были такими повальными, как мне лично приходилось наблюдать во время президентских выборов в Грузии, или такими, какие были на парламентских выборах, – продолжает тему Григорий Шведов, специалист по проблемам Кавказа, главный редактор Интернет-издания kavkaz-uzel.ru. – Реально административный ресурс на такого типа выборах, когда нужно присутствовать в таком невероятно большом, более 3600, количестве участков, конечно, проявляется, но не столь нужен, потому, что ни у одной из оппозиционных партий не было и шанса просто-напросто вести агитационную деятельность и посетить то количество пунктов, какое надо было посетить». (http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/169523/)

Причину неудачи оппозиции Григорий Шведов объясняет так: «У них (оппозиционеров – В. Л.) возможностей работы с избирателями просто не было. Поэтому мы и опубликовали на «Кавказском узле» признания пожелавших остаться неназванными оппозиционеров о том, что они просто физически не могли приехать в некоторые районы, потому, что их ресурсы ограничены – это же гигантские выборы, и оппозиция решила сосредоточить свои ресурсы в определенных местах. Оппозиция просто не создала достаточно сильный ресурс, чтобы участвовать в необходимом количестве регионов Грузии».

Григорий Шведов обратил внимание на другой аспект этих выборов: «На мой взгляд, несовершенство законодательства является главной причиной такого развития сценария. Ведь в чем парадоксальность ситуации? Много говорят о том, как недемократична Россия. Но понимают ли международные наблюдатели, что выборы, которые сейчас проходили в Грузии, более несовершенные, чем российские? Ведь в Грузии выбирают только мэра столицы, а в России, хотя и идет процесс сокращения выборности мэров городов, гораздо больше, чем в одном городе есть доступ граждан к прямым выборам. Не говоря уж про предложенную оппозицией многомандатную систему выборов».

Учитывая то, что с отрывом победила партия Саакашвили, не следует, вероятно, ждать кардинальных изменений в политической системе Грузии?

На вопрос «Голоса Америки» отвечает Алексей Власов: «А какие объективные предпосылки есть к тому, чтобы, допустим, Саакашвили после успешно проведенной кампании поменял свою политику как внутреннюю, так и внешнюю? Для него это своего рода вотум доверия. Даже не для него лично, а именно в том, что он сказал, мы провели честные демократические выборы – это первый пункт, – а во-вторых, хорошо, что оппозиция столько набрала, то есть будет представлена в органах местной власти, значит, демократизация Грузии идет своим чередом».

«Это, конечно, не показатель демократичности Саакашвили, с моей точки зрения, – добавил Власов, – а показатель того, что играть-то, по сути, не с кем, нет той силы, которая могла бы ему реально противостоять, а есть какие-то фигуры, ориентированные на самопиар, но у них нет альтернативной программы и нет потому борьбы, потому что нет борьбы идеологий».

Получается, Саакашвили может ничего не предпринимать? «Нельзя сказать, что Саакашвили ничего делать не нужно, – отвечает Григорий Шведов. – Он вел активную кампанию, его возможности административные, конечно, несравнимо больше, чем у оппозиции, но где-то он был просто более активен – встречаясь с людьми, активно работая с ними».

«Думаю, что Саакашвили с этими выборами вновь перехватил у оппозиции инициативу, в ближайшие года полтора он сможет сформировать приемлемую для себя систему передачи власти. Если опять не будет смоделирован новый кризис… С точки зрения дальнейшей судьбы Грузии в усилении Саакашвили – усиление конфронтации с Россией», – заключил Шведов.

По закону, результаты голосования должны быть окончательно установлены до 24 июня.

*Согласно социологическому исследованию 2006-го года, 12,6% из 2000 респондентов поддерживают Саакашвили.

XS
SM
MD
LG