Линки доступности

Война августа 2008-го. В поисках победителей


Война августа 2008-го. В поисках победителей

Война августа 2008-го. В поисках победителей

Американский политолог рассуждает о том, кто выиграл, а кто проиграл в результате вооруженного конфликта в Южной Осетии

Как Грузия, Россия, Южная Осетия и Абхазия использовали время, прошедшее после окончания войны?

Сергей Коноплев (Sergei Konoplyov), директор Программы региональной черноморской безопасности в Гарвардском университете (Harvard Black Sea Security Program), анализирует ситуацию, сложившуюся через три года после окончания августовской войны.

Алекс Григорьев: Как использовала это время Грузия?

Сергей Коноплев: С военной точки зрения, Грузия, безусловно, проиграла, потеряв Южную Осетию и Абхазию. Однако, несмотря на военное поражение, грузинская дипломатия не переставала работать, и, как я считаю, добилась определенных дипломатических успехов. Это особенно заметно, если сравнивать ее достижения с результатами работы российской стороны, действующей на той же геополитической территории.

Своим лозунгом Грузия сделала слово «оккупация». Грузия представила международному сообществу весьма логичную связку: Россия – агрессор, она оккупировала территории Абхазии и Южной Осетии, и, следовательно, эти территории должны быть возвращены. На протяжении трех лет в Тбилиси упорно работали над тем, чтобы слова «оккупация» и «оккупированные территории» вошли в официальные документы ЕС, США и других мировых игроков. И это получилось. Пример тому – недавно принятая Сенатом США резолюция. Несмотря на то, что это мало что меняет, дипломатические успехи Грузии налицо.

Война также подтолкнула Грузию к поискам новых, нетрадиционных способов своего международного позиционирования. Президент Михаил Саакашвили многое сделал: он, например, убрал многие препоны для привлечения западных инвестиций. Его идея построить «новый Сингапур» многих впечатляет – независимо от того, получится это у Саакашвили или нет, этот процесс идет на пользу экономике Грузии. К тому же, в Грузии теперь все поголовно начали учить английский язык.

А.Г.: Что можно сказать об Абхазии и Южной Осетии?

С.К.: Тбилиси были предприняты попытки, и по-моему весьма правильные, сделать Грузию экономически привлекательной для Абхазии и Южной Осетии. Однако маловероятно, что Грузия в ближайшие годы сможет вернуть эти территории.
Абхазия, например, приобретает все больше атрибутов суверенного состоявшегося государства – желания вернуться в состав Грузии она не проявляет. К тому же она достаточно прозрачна и демократична, особенно по сравнению с Россией. Абхазия успешно действует на международной арене: к примеру, налаживает отношения с Израилем и Турцией.

С Южной Осетией ситуация более сложная. Признаков полноценной государственности там нет, население очень маленькое…

А.Г.: Как использовала это время Россия?

С.К.: С военной точки зрения, Россия одержала победу над грузинской армией, в этом никто и не сомневается.

Однако здесь следует обратить внимание на некоторые вещи. В глазах международного сообщества Россия напала на страну, которая строила демократию, в результате чего, Москва приобрела негативную репутацию. Однако США, которые продолжают критиковать Россию, также прибегали к подобным методам – вспомним, хотя бы, операцию на Гренаде. Поэтому, я считаю справедливыми высказывания России о применяемых в ее отношении «двойных стандартах».

Россия получила огромный военный опыт, она увидела слабые места в своей военной подготовке и, вероятно, начала работать над их исправлением.

Россия продемонстрировала, что пойдет на любые меры, если дело коснется ее национальных интересов. Это можно расценивать как предупреждение всем, и прежде всего, Соединенным Штатам.

Россия увидела слабый и нескоординированный ответ Запада. НАТО долго медлила с оценкой событий августа 2008 года, ведь многие страны-члены альянса поддерживают хорошие отношения с Москвой. В Москве заметили наличие определенной раздробленности внутри НАТО и сейчас удачно этим пользуется.

Россия предпринимала крайне неуклюжие шаги, чтобы убедить другие государства признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Хотя, по многим причинам Абхазия и Южная Осетия никогда не получат тот статус, который получило Косово.

В свою очередь, США, несмотря на то, что продолжают поддерживать Грузию, пересмотрели отношения с Россией и начали политику «перезагрузки». В российско-американских отношениях грузинский вопрос не решен, но стороны вынесли его за рамки своего сотрудничества.

А.Г.: Кто вынес больше полезных уроков из конфликта?

С.К.: Трудно сказать. На мой взгляд, Грузия совершила меньше ошибок, чем Россия. Думаю, что уроки из этой войны извлекли все, в том числе и третьи силы, заинтересованные в безопасности Черного моря, а именно – Европейский Союз и США.

А.Г.: Как это сказалось на ситуации в регионе?

С.К.: Достаточно серьезно. Тот факт, что США не поддержали Грузию так, как ей того хотелось бы, а именно военным присутствием, показало, что американские интересы в Черном море не такие значительные, как, например, борьба с терроризмом или операции в Афганистане и Ираке.

Война также повлияла на ситуацию с Турцией, которая является партнером России по обеспечению безопасности в Черном море. В 2008 году Турция оказалась в очень сложной ситуации: ей было непросто определиться с тем, кого поддерживать. Анкара вынесла уроки из этого конфликта: она предложила план обеспечения региональной безопасности и сохранила хорошие отношения, как с Россией, так и с Грузией.

Другие материалы о событиях в Грузии читайте в рубрике «Грузия»


XS
SM
MD
LG