Линки доступности

Грузинская стратегия в отношении Абхазии и Южной Осетии

  • Василий Львов

В понедельник 1 февраля в ходе организованного РИА «Новости» видеомоста Москва-Тбилиси министр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили обсудил с российскими экспертами новую стратегию Тбилиси в отношении Абхазии и Южной Осетии.

Темур Якобашвили обратил внимание на то, что у «Государственной стратегии в отношении оккупированных территорий» есть и второе название – «Вовлечение с помощью сотрудничества». Министр пообещал, что цель Тбилиси – сделать жителей Южной Осетии и Абхазии «частью тех политических, экономических процессов, которые имеют место на остальной территории Грузии». «Весь гуманитарный блок – торговля, экономика, инфраструктура – все включает наша стратегия», – заявил он.

Министр по реинтеграции отметил, что данная стратегия – взгляд на проблему не только грузинского правительства, но и местных, а также международных экспертов и организаций. «Так что этот документ, – сказал Якобашвили, – консенсус большого количества людей, которые профессионально занимаются этим делом».

Министр выделил два вопроса, которые «сознательно вынесли» из стратегии: вопрос безопасности, так как «вопросы безопасности надо обсуждать на международной арене», и вопросы статуса, так как «вопросы статуса могут решаться только после и параллельно с возвращением на эти территории беженцев».

Темур Якобашвили подчеркнул, что документ не имеет никакого отношения к женевскому процессу.

Что касается финансирования проекта, цель которого – культурно-экономическое сотрудничество с отколовшимися от Грузии территориями, то оно будет осуществляться преимущественно на грузинские деньги.

Феликс Станевский, бывший посол России в Грузии и заведующий отделом Кавказа в Институте стран СНГ, сказал о стратегии следующее. Он рад тому, что Тбилиси «придется иметь дело с властями Абхазии и Южной Осетии». «Другое дело, – уточнил Станевский, обращаясь к грузинскому министру, – что вы опоздали с разработкой этой стратегии минимум на 15 лет. Сразу после 1993 года, после окончания войны в Абхазии, вы должны были об этом думать».

По мнению Станевского, «в течение 90-х годов были начатки экономического сотрудничества между Грузией, Южной Осетией и Абхазией», но Грузия упустила время.

Министр Якобашвили, который еще раньше постулировал позицию Тбилиси, оставил это без комментария. Зато он вспомнил о подписании безвизового режима между Россией и Южной Осетией, назвав последний «плохой шуткой».

Напомним, что глава российского МИДа Сергей Лавров объяснил введение безвизового режима тем, что «проблема пересечения гражданами двух стран совместной границы обострилась после того, как Россия признала суверенитет Южной Осетии», и «потоки пересекающих границу граждан существенно возросли».

Феликс Станевский говорил о недоверии России к новой стратегии и задал вопрос – почти риторический: «Не кроется ли за этой стратегией попытка прикрыть военные приготовления?» «Мы вправе иметь такое беспокойство, потому что документ о ненападении (который Россия предлагала подписать Грузии с Абхазией и Южной Осетией – В.Л.) не подписан», – сказал Станевский. Он подытожил: «Я думаю, в сегодняшней обстановке лучшим решением было бы, если бы грузинская сторона подписала такой документ, тогда мера (российского – В.Л.) доверия, несомненно, возросла бы».

Темур Якобашвили обратил внимание Феликса Станевского на то, что международные наблюдатели были в Грузии и не заметили каких бы то ни было приготовлений к войне.

Говоря о тбилисской стратегии, Алексей Власов, гендиректор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве, предположил, что она может быть жестом в адрес международного сообщества. На это Якобашвили ответил, что для таких утверждений никаких оснований нет.

Напомним, что в переговорах между конфликтующими сторонами участвуют и Соединенные Штаты Америки. Какой позиции в данном вопросе ожидают от Вашингтона Москва и Тбилиси? Как американская администрация может способствовать нормализации отношений между Грузией и Россией с ее союзниками? С этим вопросом Русская служба «Голоса Америки» обратилась к участникам дискуссии.

«Я думаю, что позиция Вашингтона довольно ясна», – сказал Темур Якобашвили. Он далее сообщил, что грузинская и американская точки зрения совпадают, и сослался на Хиллари Клинтон, которая подтвердила недавно в Париже позицию Госдепартамента США, считающего Южную Осетию и Абхазию частями Грузии.

Феликс Станевский ответил на вопрос «Голоса Америки» так: «Мне представляется, что США подсказали Тбилиси необходимость этого нового документа, новой стратегии Грузии, и это хорошо». Темур Якобашвили предположение о подсказке опроверг.

Станевский полагает, что у России больше оснований находиться на Кавказе, чем у Соединенных Штатов, потому что она граничит с Грузией, и ее безопасность напрямую зависит от решения настоящих вопросов. Если Америка это будет учитывать, сказал он, «то отношения США с Россией на Кавказе не будут испытывать больших затруднений».

О том, что Америка может так или иначе позитивно повлиять на переговорный процесс, никто не сказал.

Сам видеомост превратился в обмен косвенными и прямыми обвинениями с обеих сторон. Алексей Власов высказал, пожалуй, общую точку зрения: «Пока царит такая атмосфера взаимного отторжения, я думаю, что договариваться будет трудно не только дипломатам, но и тем, кто может протянуть через информационные границы руки навстречу друг другу».

А Темур Якобашвили повторил, что грузинская стратегия «не анти- и не пророссийская, она вообще никакого отношения к Российской Федерации не имеет».

XS
SM
MD
LG