Линки доступности

Отношения России и Грузии: пять лет после войны

  • Анна Каландадзе

Вильям Кортни

Вильям Кортни

Ситуацию в российско-грузинских отношениях в эксклюзивном интервью «Голосу Америки» прокомментировал бывший посол США в Грузии Вильям Кортни

В этом году исполняется пять лет военному конфликту России и Грузии – пятидневной войны 2008 года. В России августовский конфликт называли «операцией по принуждению к миру», в Грузии – «восстановлением конституционного порядка». В конце августа 2008 года Россия официально признала Южную Осетию и Абхазию в качестве независимых государств. Второго сентября Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией.

Год спустя Международная комиссия ЕС по расследованию обстоятельств войны на Южном Кавказе в августе 2008 постановила, что войну начала Грузия, однако этому предшествовали «многомесячные вызывающие действия» со стороны России. В том, что военные действия спровоцировала Россия, заявляли и в Государственном департаменте США.

Современное положение дел в беседе с редактором Грузинской службы «Голоса Америки» Анной Каландадзе обсудил бывший посол США в Грузии Вильям Кортни.

Анна Каландадзе: Как вы оцениваете грузино-российские отношения через пять лет после войны? Что именно изменилось, особенно сейчас, когда новое правительство обещает некоторые изменения? И что осталось по-прежнему?

Вильям Кортни: Я думаю, что отношения стали лучше по двум причинам. Во-первых, и грузины и россияне поняли, что у них много культурных и личностных связей, у них есть общие экономические интересы. Желание вести торговлю исходит от обеих сторон. Во-вторых, новое правительство Иванишвили заняло новую позицию по отношении к России, более позитивную. Оба эти фактора объясняют улучшение в отношениях.

А.К.: Даже с учетом того, что угроза военного конфликта не так велика, зачастую, жителей приграничных грузинских сел рядом с Южной Осетией похищают. А в Абхазии Россия продолжает наращивать военную инфраструктуру. В этом контексте, что должны сделать США и другие западные страны для предотвращения агрессии и страданий людей?

В.К.: Чтобы заняться вопросами похищений, самое важное, это убедиться в обстоятельствах похищений, чтобы международные наблюдатели могли помочь в нахождении этой информации. Это придаст вопросу больше значимости как для людей на Западе, так и для России и Грузии. Я считаю, что в этом вопросе роль международных наблюдателей очень важна. Что касается военной ситуации, я полагаю, что вторжение России в 2008 году произвело на Запад достаточно сильное в психологическом и политическом отношении впечатление.

И в 200-м, когда было похоже, что Россия снова заинтересована в других военных действиях, Запад очень сильно отреагировал. Думаю, что положение не слабое. Опасения в том, что политика в России за последние год-полтора стала более националистической. Это вызывает опасения. Я думаю, что лучшее, что может сделать Запад, это главы западных государств могут больше и напрямую говорить о своих опасениях, о некоторых внутренних российских законах, которые не являются демократическими, а также выразить свою поддержку независимой Грузии.

А.К.: В 2008 году, сразу после войны, вы говорили, что действенной политикой Запада было бы принятие Грузии в НАТО. Какие проблемы в ближайшем будущем ожидают Грузию для вступлении в НАТО?

В.К.: Существуют несколько факторов, которые осложняют присоединение Грузии к НАТО. Во-первых, члены Альянса не планируют принимать в НАТО Украину и Грузию прямо сейчас. И это, на мой взгляд, значительный фактор. У населения Украины нет единого мнения по поводу того, стоит ли стране присоединяться к Альянсу. Что касается Грузии, большинство жителей заинтересованы во вступлении в НАТО, однако в связи с тем, как вела себя Грузия во время войны 2008 года, еще есть опасения по поводу того, что страна может действовать не самым предпочтительным образом и, тем самым, случайно втянуть НАТО в нежелательный военный конфликт.

Это, я полагаю, настраивает членов НАТО против принятия Грузии. Но это сейчас уже не столь важно, поскольку мир все больше убеждается в том, что Грузия стала зрелым государством, которое вряд ли вдруг окажется вовлеченным в войну или, по крайней мере, вряд ли позволит провокациям со стороны России вовлечь себя в войну, которая противоречит его интересам. Другой фактор заключается в том, что доходы Грузии на душу населения достаточно невелики и составляют вдвое меньше, чем у беднейших членов НАТО. Так что Грузии сейчас необходимо провести серьезную экономическую реформу, чтобы укрепить свои позиции.

Члены НАТО вносят вклад в благосостояние альянса, а для этого им необходим определенный экономический потенциал. Грузия внесла значительный вклад своим участием в афганской кампании, а до этого в иракской. Однако сейчас упор ставится на то, что Грузии необходимо развивать свою экономику, чтобы в будущем сделать свой вклад еще больше.

А.К.: Сейчас ведется подготовка к Олимпиаде-2014 в Сочи. Как вы считаете, это еще больше осложнит ситуацию, или Грузия, приняв решение отправить свою сборную в Сочи, будет способствовать обеспечению безопасности в регионе, и тем самым снизится риск возобновления конфликтов?

В.К.: Что ж, это очень важно, что Грузия будет принимать участие в Олимпиаде в Сочи. Бойкот Олимпиады – это неподобающее действие со стороны любого государства. В США некоторые люди призывают бойкотировать Олимпиаду в Сочи из-за антидемократических действий российского правительства. Но такой бойкот на самом деле не имеет смысла, поскольку не решает никаких проблем в области политики или безопасности. Так что в интересах Грузии, чтобы Олимпийские Игры прошли гладко, без каких-либо отвлекающих факторов, связанных с Грузией.

А.К.: И последний вопрос. Какие назревающие тенденции вы наблюдаете в преддверии президентских выборов? Как бы вы охарактеризовали усилия Грузии по дальнейшей демократизации в течение последних 10 месяцев? Что ждет страну в будущем?

В.К.: Я недостаточно знаком с нынешней ситуацией в Грузии, чтобы дать точную оценку, однако я полагаю, можно сказать, что на Западе существуют некоторые заблуждения относительно успехов Грузии на пути к демократизации, а также шагов, которые рассматриваются как неудачные. С одной стороны, есть впечатление, что власти преследуют сотрудников прошлой администрации. Для Запада крайне важно понять, действительно ли это является преследованием, и убедиться в том, что процесс прозрачен и открыт для грузинского народа и для международного сообщества. И, если это будет так, важно также, чтобы в будущем в Грузии была свободная конкуренция между политическими партиями. Сменяемость власти – неотъемлемая черта демократии, и то, что в Грузии долгое время была лишь одна крупная политическая партия, не является плюсом. Поэтому появление коалиции, бросившей вызов этой партии, является хорошим знаком. Но важно также, чтобы Единое национальной движение оставалось сильной политической партией, способной противостоять «Грузинской мечте». Политическая конкуренция в рамках закона необходима для демократического развития, и мы надеемся, что она будет продолжаться в Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG