Линки доступности

Глава российского МИДа обнаружил связь между «приглашением в НАТО» и «угрозой неофашизма»

«Значительный» прогресс Грузии должен быть «соответствующим образом» отражен на сентябрьском саммите НАТО в Уэльсе – об этом 15 мая на саммите по глобальной безопасности в Братиславе заявил генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Как именно будут отражены достижения Грузии и, в частности, получит Грузия План Действий по Членству (ПДЧ), Расмуссен не уточнил.

Напомним, что официальный Тбилиси неоднократно обращался к западным странам с призывом принять решение о предоставлении Грузии ПДЧ – официальной программы по принятию в альянс новых членов. Участие в ней призвано помочь стране подготовиться к вступлению в Североатлантический альянс, однако не гарантирует его. Примечательно, что все страны-аспиранты, кроме Грузии, т.е. Босния и Герцеговина, Черногория и Македония, имеют ПДЧ.

«Мы обязательно рассмотрим политику открытых дверей, но пока слишком рано говорить, каким образом. Я считаю, что Грузия добилась значительного прогресса в проведении реформ, провела образцовые выборы, внесла свой вклад в осуществление операции НАТО в Афганистане, способствовала укреплению взаимодействия... Этот прогресс должен быть отмечен на саммите. Но пока… рано говорить – как именно», – заявил Расмуссен, выступая на саммите в Словакии.

Несмотря на то что, представители НАТО, в том числе и генеральный секретарь альянса, не уточняя деталей, неоднократно заявляли, что в ответ на достигнутый прогресс Грузия может надеятся на встречный шаг по сближению со стороны НАТО, в марте, выступая на пресс-конференции в Брюсселе президент Обама заявил, что «в НАТО не было ближайших планов расширения членства». Хотя правительство Грузии, а также представители посольства США в Грузии заявили, что президент Обама имел в виду лишь то, что к этому моменту Грузия просит предоставить ей лишь План действий к членству, а не членство в альянсе, тем не менее, вопросы у грузинской общественности остались и после этих пояснений. Представители правящей Грузией коалиции неоднократно заявляли, что в случае если Грузии и в этом году откажут в ПДЧ, то правительству будет трудно представить населению страны процесс по сближению с западными структурами как успешный, вследствие чего поддержка прозападного внешнеполитического курса в грузинском обществе может уменьшиться.

«Угроза неофашизма»

Нерешительность НАТО в связи с предоставлением Грузии ПДЧ, грузинские политики объясняют тем, что среди государств-членов Североатлантического Альянса «нет консенсусса» по данному вопросу. Несмотря на то, что генсек НАТО неоднократно заявлял, что НАТО принимает решения самостоятельно и без учета мнения «третьей стороны», основным сдерживающим обстоятельством в данной связи в Грузии считают позицию России, открыто противостоящей планам расширения НАТО на восток. В определенном смысле подтверждением этого мнения явилось заявление министра иностранных дел Литвы Линаса Линкявичюса на саммите глобальной безопасности в Словакии о том, что Грузия была достаточно подготовлена к сближению с НАТО еще в 2008 году, и ей уже тогда было необходимо предоставить ПДЧ.

«Иногда… некоторые коллеги говорят, что если мы что-то делаем, это провокационно… это вызывает противоположную реакцию и не будет полезным. Я считаю, что, не делая ничего, мы провоцируем», – заявил Линкявичус, отметивший также, что у Грузии «есть все рычаги», чтобы получить ПДЧ, и что единственное, в чем нуждается Тбилиси, это «политическое решение».

На этой неделе, комментируя кризис в Украине, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил в интервью телеканалу «Блумберг», что «попытки включить Украину в НАТО крайне негативно скажутся на всей системе европейской безопасности».

«Семена нынешнего кризиса были посеяны в апреле 2008 г. во время саммита НАТО в Бухаресте, когда в своей декларации лидеры стран-членов НАТО заявили, что Грузия и Украина станут членами Альянса», – утверждает Лавров.

«Несколько месяцев спустя Президент М.Саакашвили, который, учитывая его характер, воспринял это очень эмоционально, решил, что получил лицензию на нападение на собственный народ и разрешение конфликта в Южной Осетии силой. Он, безусловно, был мотивирован обещанием со стороны НАТО. Кстати, как и сейчас происходит на Украине, М.Саакашвили вскоре после содеянного начал разрушать монументы героям Второй мировой войны. Угроза неофашизма явно видна в контексте приглашения в НАТО и политики тех, кто полагает, что Украина должна вступить в Альянс», – так охарактеризовал нынешнее положение дел глава российского МИДа.

Напомним, что на саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года, Грузии было отказано в предоставлении Плана действий по членству. Тем не менее, лидеры НАТО заверили Грузию, что в будущем страна обязательно станет членом Североатлантического альянса. После войны с Россией в августе 2008 года президент Грузии Михаил Саакашвили назвал принятое в Бухаресте решение «стратегической ошибкой».

Примечательно, что Дмитрий Медведев в ноябре 2011 года открыто заявил, что пятидневная война с Грузией в августе 2008 года предотвратила расширение НАТО.

«Если бы в 2008 году мы дрогнули, была бы уже другая геополитическая раскладка, и целый ряд стран, которые пытались искусственно затащить в Североатлантический альянс, скорее всего, были бы там», – заявил Медведев, занимавший в то время пост президента РФ.

«Для некоторых наших партнеров, в том числе для Североатлантического альянса, это был сигнал о том, что все-таки, прежде чем принимать решение о расширении альянса, надо думать о геополитической стабильности. Вот в этом я вижу основные уроки того, что происходило в 2008 году», – заявил тогда Медведев.

«Повышенное восприятие»

Эленэ Хоштария, учредитель НПО «Ассоциация Реформ Грузии» и бывшая заместитель государственного министра Грузии по вопросам интеграции в европейские и евроатлантические структуры при правительстве Михаила Саакашвили, отметила в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», что, несмотря на то, что представители НАТО заявляют обратное, замедление некоторых решений по сближению с постсоветскими странами вызвано именно нежеланием альянса вызвать раздражение России.

«После прихода во власть, Владимир Путин прямо заявил, что его целью является восстановление былого влияния России, а это означало, что он сделает все, чтобы не дать возможность цивилизации проникнуть на постсоветское пространство – будь то путем членства в НАТО, ЕС или посредством усиления государственности бывших советских республик», – считает Хоштария.

По словам эксперта, кризис в Украине наглядно показал, что политика НАТО учитывающая «нелегитимные претензии» России, потерпела крах. После украинских событий стало очевидным, что по сравнению с предыдущими годами в НАТО «повысилась» степень восприятия угрозы России. В этой связи Хоштария напомнила, что в последнее время все чаще слышатся заявления, что альянс не исключает применения пятой статьи, подразумевающей использование военной силы в случае нападения на государство, входящее в состав НАТО.

«После действий Москвы в Украине, в НАТО поняли, что Кремль воспринимает все уступки как слабость НАТО и что попытки России восстановить свое влияние… могут также распространиться на страны Балтии или Польшу. Конечно, невозможно говорить гарантированно, но если (мы) сравним ситуацию с 2008 годом, то сейчас больше шансов на то, что НАТО примет стратегически правильное решение в отношении Грузии», – сказала Эленэ Хоштария в интервью Русской службе «Голоса Америки».

В то же время эксперт считает «необоснованной» обеспокоенность некоторых государств, входящих в альянс, в связи с тем, что расширение может вызвать военную агрессию со стороны России. По словам, Эленэ Хоштария, Путин на протяжении пятнадцати лет как раз «играет на нерешительности» НАТО, и что на самом деле он не может не понимать, что военный ресурс России «не дает возможности» начать войну против военного потенциала 28 государств. «Путин не самоубийца», – сказала в заключение собеседница «Голоса Америки».
XS
SM
MD
LG