Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону – Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Зачем Медведеву напомнили о Грузии?



Взгляд из Вашингтона:
Фильм о грузинской войне обнажил раскол в российской элите



Зачем Медведеву напомнили о Грузии?

Фильм «Потерянный день», выложенный в интернете накануне годовщины российско-грузинской войны, вызвал бурное обсуждение публики и недоумение экспертов. Ролик неизвестного производства фактически упрекает Дмитрия Медведева, в августе 2008 года – президента и верховного главнокомандующего – в профнепригодности. Мол, из-за его промедления дать отпор Грузии удалось ценой больших усилий и человеческих жизней.

Реакция комментаторов свелась к обсуждению того, кому и зачем нужно дискредитировать премьер-министра сейчас, когда тандема фактически не существует, как и сомнений относительно полного доминирования в российской политике Владимира Путина. Единственное более или менее рациональное объяснение может быть связано с недавним интервью Медведева британской The Times, в котором он в очередной раз «не исключил» свое выдвижение в президенты через 6 лет. Хотя это высказывание имеет, конечно, ритуальный характер – рассуждать сегодня о выборах-2018 просто смешно, – главе правительства все-таки решили напомнить его реальное место.

В этом смысле наиболее примечательная дискуссия, которая разгорелась в связи с разночтениями между двумя руководителями. Медведев утверждает, что звонил Путину в Пекин только вечером 8 августа, то есть решения принимал сам, Путин же говорит, что они связывались и 7-го, и 8-го, то есть косвенно подтверждает обвинения фильма в том, что Медведев ничего не делал до «пинка» из китайской столицы. Реакция Владимира Путина напрямую не подтверждает критику в адрес его протеже, но в целом выставляет его в не очень позитивном свете, тем более что, по словам президента, еще 6 августа якобы было понятно, что начинается война.

Что бы ни стояло за этим спором – «принижение» Медведева, подчеркивание исторической роли Путина, месть отставленных генералов (наиболее заметный персонаж фильма – бывший начальник Генштаба Юрий Балуевский, идейный противник реформы Анатолия Сердюкова) – эффект от него исключительно негативный. Причем на это указывают даже самые убежденные недоброжелатели Медведева.

Разборки между представителями российского военного и политического руководства с наибольшим энтузиазмом восприняты, конечно, в Грузии. Откровения военных о том, что при Путине были разработаны все планы войны, Тбилиси и его сторонники, естественно, трактуют как аргумент в пользу грузинской версии о том, что конфликт подготовила и развязала Москва. Строго говоря, само наличие военного планирования ничего не доказывает – как известно, военные в любой стране обязаны иметь планы развертывания и применения вооруженных сил на каждый сколько-нибудь вероятный случай. То есть наличие «запечатанного пакета», который вскрывается при форс-мажоре, не есть подготовка к агрессии. Однако в пропагандистском плане это не столь важно – грузинская сторона, естественно, отработает новый материал в максимально выгодном для себя ключе.

Появление фильма о «потерянном дне» – еще одно свидетельство того, что российский правящий класс отнюдь не консолидирован. Возвращение Владимира Путина к власти многие приветствовали именно с этой точки зрения – пора привести формальное и неформальное лидерство в соответствие и не сбивать общество и бюрократию с толку наличием двух центров власти. Однако гармонии не случилось. Во-первых, потому что формально двоевластие сохранилось, и хотя собственной политической базы у Дмитрия Медведева не осталось, блеклый отсвет прошлых либеральных надежд по-прежнему тревожит его оппонентов. Во-вторых, доминирование Путина не носит столь же безусловного и неоспоримого характера, как в 2000-е годы – изменилась как внешняя обстановка, так и общественная атмосфера, причем и то, и другое крайне нестабильно и текуче. Ощущение приближающегося кризиса – оправданное или нет – добавляет нервозности на всех этажах государственного здания.

Едва ли нынешний конфликт будет углубляться. Слухи о грядущей осенью отставке Медведева с премьерского поста, правда, старательно распространяются, но это не впервые. Глядя объективно, непонятно – зачем это было бы нужно президенту Путину. Медведев доказал свою стопроцентную лояльность, имеющиеся расхождения во взглядах не критические, к тому же у Путина хватает рычагов для «корректировки» идей и решений, которые ему не нравятся. Единственный повод пожертвовать соратником – масштабный и глубокий кризис, который потребует «козла отпущения». Впрочем, и это не обязательно – Владимир Путин очень не любит увольнять кого-то из своих сотрудников, если этого требует общественное мнение.

Фильм о грузинской войне обнажил раскол в российской элите

Как отметил британский эксперт по Кавказу Томас де Вааль, хотя российско-грузинский конфликт произошел сравнительно недавно, он уже становится столь же мифологизированным, как Троянская война. На Западе многие считают войну 2008 года свидетельством российской агрессии в ближнем зарубежье (как заявил тогда кандидат в президенты США Джон Маккейн, «сегодня мы все грузины»). Некоторые обозреватели в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе обвиняют грузинского президента Михаила Саакашвили в провокации. По их словам, эта война показала, что Грузия не готова к вступлению в НАТО. В России же конфликт рассматривают как возможность «приструнить обнаглевшего соседа», чересчур сблизившегося с США. Кроме того, военные действия пользовались широкой поддержкой среди граждан, считающих, что это дало России шанс вновь укрепить ослабнувший за последние годы авторитет на международной арене. «Исход конфликта продемонстрировал, до каких пор Россия готова идти на уступки. Многие страны поняли, что Россию нужно уважать», – заявил на этой неделе российский эксперт по международным отношениям Сергей Марков. Однако, напоминает нам де Вааль, за этими спорами от всеобщего внимания ускользает вся сложность конфликта. Первый шаг сделала Грузия, а Россия жестко отреагировала, но, как показали последующие исследования, Россия провоцировала Грузию в течение многих месяцев.

Скандальный 47-минутный фильм «Потерянный день», анонимно опубликованный в интернете 5 августа, ставит под сомнение один из главных мифов о войне с Грузией, гласящий, что победа России является заслугой президента Медведева, который к тому моменту едва провел три месяца на посту главы государства. Авторы фильма обвиняют Медведева, который неоднократно подчеркивал, что в первые часы конфликта самостоятельно принимал решения в качестве Верховного главнокомандующего, в медлительности: «Мы потеряли день тогда, что привело к большим жертвам». В свою очередь Владимир Путин, в то время занимавший пост премьер-министра и находившийся в Пекине на Олимпийских играх, изображен истинным героем, который «дал пинка военным». Особенно примечательно, что обвинения исходят из уст высокопоставленных представителей вооруженных сил, которые служили во время конфликта.

Путин, комментируя фильм, довольно неубедительно похвалил Медведева, но в целом поддержал изложенную в фильме версию событий. По его словам, он дважды звонил Медведеву из Китая, чтобы обсудить войну. Путин также вновь оживил давний спор о том, кто все-таки начал конфликт, признав, что в 2007 году одобрил план вторжения в Грузию. Он также подтвердил, что Россия готовила сепаратистов в Южной Осетии. Медведев тем временем продолжается придерживаться собственной версии. В интервью газете «Известия» пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков опроверг слухи о разногласиях между двумя политиками и грядущем распаде тандема.

Фильм стал очередным свидетельством напряженности в отношениях между лидерами. В прессе давно поговаривают о том, что Путин не доверяет Медведеву и его сторонникам, не одобряет их политическую стратегию и, вероятно, планирует ограничить перспективы Медведева, хотя и нуждается в нем как символе стабильности и надежды на модернизацию, в особенности в глазах Запада. Так, вернувшись в президентское кресло, Путин немедленно снял с ключевых должностей лоялистов Медведева.

А пересадив из Белого дома в Кремль многих своих влиятельных союзников (многие из которых, по слухам, питают отвращение к новому премьеру), Путин одновременно ослабил правительство Медведева. Тем не менее, по крайней мере – пока, Путин предпочитает избегать политического скандала, который неизбежно разгорится в случае его разрыва со своим давним протеже. Чтобы сохранить свою позицию, Путину необходимо найти равновесие между различными фракциями – в том числе и теми, что симпатизирует Медведеву. У Медведева, тем временем, свои проблемы. Как утверждает Михаил Ростовский из «Московского комсомольца», Медведев якобы четыре раза готов был сместить Путина с позиции премьер-министра, и что обмен должностями стал для него неожиданностью и унижением. Медведев не скрывает, что рассчитывает вновь баллотироваться в президенты на выборах 2008 года.

Между тем июльский опрос социологического центра «Левада» свидетельствует о значительных изменениях в восприятии грузинского конфликта, вне зависимости от того, кто на самом деле стоял у руля. Как выяснилось, россияне все сильнее сомневаются в том, что Абхазии и Южной Осетии необходимо предоставить независимость (что являлось мифической причиной конфликта). Между тем число тех, кто считает, что республики должны войти в состав Российской Федерации, возросло.

Что показательно – несмотря на все усилия Кремля выставить Саакашвили в негативном свете, теперь значительно меньше людей относятся к Грузии отрицательно. По словам одного из московских аналитиков, реакция российского общества на фильм «Потерянный день» показала, что для сторонников Путина и Медведева «другая сторона» в этом конфликте все больше ассоциируется не с грузинским президентом, а с соперниками в борьбе за власть в России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG