Линки доступности

Дуб Джорджа Вашингтона под Санкт-Петербургом


Табличка, установленная у дуба Джорджа Вашингтона в Петергофе

Табличка, установленная у дуба Джорджа Вашингтона в Петергофе

Дар американского народа русскому царю стал символом супружеской любви и верности

Традиция почитания мемориальных деревьев существует многие века. Так, в Санкт-Петербурге помнят о посаженных основателем города императором Петром I дубах – на Каменном острове, на могиле русских солдат в крепости Ниеншанц, возле дворца Марли в Нижнем парке Петергофа – одном из знаменитых пригородов Северной столицы.

В США растет ореховое дерево Джорджа Вашингтона (Мейплвуд, штат Нью-Джерси), клен Вашингтона в Уайт-Плейнз (Нью-Йорк) зарегистрирован как историческое дерево, а в Маунт-Верноне, в Вирджинии, почитается тополь первого президента страны.

Мемориальный дуб, носящий имя Джорджа Вашингтона, есть и в уже упомянутом Петергофе, на Царицыном острове Ольгиного пруда. История его такова.

Причины популярности Дж. Вашингтона в николаевской России

В 1838 году Николаю I был передан пакет с надписью на русском и немецком языках: «Вложенный желудь снят с дуба, осеняющего могилу незабвенного Вашингтона, и преподнесен в знак величайшего уважения Его Величеству Императору Всероссийскому. Американцы».

Согласно восстановленному историками ходу событий, пакет был привезен в Россию молодым американцем по имени Джордж Самнер. Он рассказал о цели своего приезда посланнику США в Санкт-Петербурге Джорджу Далласу, сообщив, что привез российскому императору подарок из Америки, который хотел бы вручить лично Николаю I «в знак глубокого уважения».

Не встретив понимания, Джордж Самнер решил действовать самостоятельно, и пакет попал по назначению. На самом деле в нем было два желудя – на тот случай, если первый не даст росток.

Самнер был удостоен личной аудиенции Николая I и императрицы Александры Федоровны и произвел на августейшую чету самое благоприятное впечатление.

Как говорит в связи с этой историей американист Иван Курилла, в 1830-е годы многие российские ученые отправлялись за океан «перенимать передовой опыт» в деле строительства железных дорог и создания кораблей для военно-морского флота. В геополитическом плане между Санкт-Петербургом и Вашингтоном не было никаких противоречий, ибо они, выражаясь современным языком, «дружили против общего врага», каким в ту пору был официальный Лондон. Поэтому неудивительно свидетельство современников событий о том, что ко времени прибытия Джорджа Самнера в Санкт-Петербург «первый президент Соединенных Штатов уже вошел в число самых уважаемых в России персонажей мировой истории».

Согласно рассказам Самнера, во время высочайшей аудиенции российский император благосклонно принял подарок, заметив, что «нет другого персонажа ни в древней, ни в современной истории, перед которым бы он преклонялся так, как перед нашим Вашингтоном».

Вскоре после этого Николай I приказал заведовавшему садовой частью Петергофа Петру Эрлеру посадить привезенный из Америки желудь в оранжерее и в последующие четыре года внимательно следил за ростом саженца, который несколько раз в его присутствии пересаживали из горшка в горшок. В 1842 году Николай собственноручно высадил дубок на Царицыном острове.

Петергофский талисман американских моряков

После смерти Николая Павловича по распоряжению императрицы Александры Федоровны у дерева была поставлена садовая корзина, в ней высажены незабудки и анютины глазки. На ветку дуба повесили табличку, где была воспроизведена надпись с пакета, в котором были подаренные желуди.

Согласно европейской традиции, анютины глазки и незабудки служили символом любви и верности, а также памяти по ушедшему из жизни супругу. Цветы подчеркивали особое значение, которое имело это дерево для членов семьи Николая Павловича.

В июле 1866 года в Петергофе побывала группа офицеров американской эскадры, прибывшей тогда в Россию. Делегацию возглавлял заместитель морского министра США Густав Ваза Фокс. Во время прогулки членов американской делегации по Царицыну острову им был показан тот самый дуб, выращенный из желудя дуба с могилы Джорджа Вашингтона. Как пишет автор статьи об этом визите в журнале «Русская старина»: «С благоговением окружили офицеры юное деревцо, и каждый сорвал с него листочек, в память того, как почитается в России имя великого основателя американской республики».

В советские времена о дубе Вашингтона на Царицыном острове помнили очень немногие. «Ставший в 1918 году музеем, в 1933 году Царицын павильон был закрыт для посетителей, – рассказывает хранитель музея Ирина Пащинская, – он пострадал во время войны. Реставрация, начавшаяся в 2001 году, завершилась в 2005-м. Реставрация всегда является толчком к тщательному изучению памятника. Именно в это время и были обнаружены новые интересные материалы о почти забытом дереве, своеобразном памятнике истории».

Российский «потомок» более живуч, чем американский «предок»

Но в самих США память об этой истории была жива. В 1962 году знаменитый американский поэт Роберт Фрост посетил СССР по просьбе Джона Кеннеди. Тогда мир находился на грани драматических событий, и поэт повторял историю о том, как некий американский моряк отправился в Петербург и привез в подарок царю желудь с дуба, который рос рядом с могилой Вашингтона. Фрост надеялся, что он везет подобный символический желудь в Россию Никите Хрущеву и мечтал, что его визит принесет существенную пользу в налаживании отношений между великими странами.

Большая часть дубов, которые в большом количестве были посажены в Петергофе Николаем I, сейчас заканчивают свой век. Тем ценнее дуб, которому дал жизнь желудь, привезенный в 1838 году Джорджем Самнером. Ценность его и в том, что более нет и «пращура», произраставшего на могиле первого американского президента.

Ирина Пащинская рассказывает, что на открытии нового музея после реставрации присутствовали сотрудники генконсульства США, сюда же приезжают группы американских туристов, в программе которых значится «золотое кольцо императорских резиденций вокруг бывшей столицы Российской империи».

Посетители, погуляв по знаменитому Нижнему парку Петергофа (с его Большим каскадом и множеством фонтанов «Русского Версаля»), в некотором замешательстве слушают рассказ экскурсовода о дереве с необычной судьбой и о цветах вокруг него, которые свидетельствуют об отношении Николая I к первому президенту США и в то же время являют собой вещественное отражение любви российского императора и его супруги. И, может быть, кому-то из них приходят на ум строки Василия Андреевича Жуковского:

О милое воспоминание
О том, чего уж в мире нет!
О дума сердца – упование
На лучший, неизменный свет!

Другие статьи о США и России читайте в рубриках «Америка» и «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG